Терпеть, прощать, любить

Фото: Сергей ЕЩЕНКО

Их свела романтика

Он родом из Полтавской области. Она - с Черниговщины. Встретились в Харькове, в гидрометеорологическом техникуме.

- У меня подружка там училась, приехала как-то на каникулы и начала называть разновидности облаков на латыни. Мне это очень понравилось, так романтично звучало. Захотелось тоже приобщиться к этим знаниям, - рассказывает Елена Евдокимовна о своем пути в гидрологи.

Романтика привела в этот техникум и Бориса Ивановича. Правда, сначала она, романтика, направила было его в Киев на геолога, но по зрению не прошел. Cудьба, как видно, неумолимо вела их друг к другу. Ведь после фиаско с геологией Борис Иванович решил стать аэрологом, да только все равно попал на гидрологию. А когда услышал вводную лекцию по будущей специальности, сразу понял: это именно то, что нужно. Об избранной профессии оба ни разу не пожалели - ни когда учились, ни когда работали.

Занимались в одной группе, у них оказалось много общих интересов. А к концу учебы выяснилось, что друг без друга им никак. Но распределение разбросало по разным местам. Борис Иванович отправился на Кольский полуостров, сам напросился. Рассказывает, что прочитал книгу

Ферсмана о Кольском крае и заинтересовался этим уголком Земли. Да и море рядом, значит, могут быть морские экспедиции - снова засвербила романтика.

Ну, а Елена Евдокимовна получила направление в Боровичи Новгородской области.

- Как же вы так - взяли и разъехались? Ведь, наверно, уже поняли, что у вас большое чувство народилось? - несколько расстроившись даже, спрашиваю у Бориса и Елены Сенецких, которые отметили 51-ю годовщину своей свадьбы.

Они улыбаются и рассказывают, как переписывались, делясь впечатлениями о жизни, о работе, о природе. Борис Иванович стал начальником гидрометстанции, которая располагалась в те времена в Падуне. Он писал своей суженой, что здесь возводится городок будущего. Финны строили как раз Верхнетуломскую ГЭС и поселок, который назывался сначала Верхний Падун, а после Верхнетуломский. Она - о своем житье-бытье, о работе в должности техника-гидролога. Но между строчек сквозили чувства, которые сдерживать они уже не могли, скучали друг без друга. И Борис Иванович, не выдержав, полетел к любимой - на крыльях любви, ну и, конечно, «Аэрофлота». Не раз летал он на свидания в Боровичи.

Невесту привязал веревкой

А в 64-м Елена Евдокимовна нанесла ответный визит, приехала на Север в гости. Было это в мае. Тулома еще покрыта льдом. Борис Сенецкий на лыжах перебрался на другой берег, отправился в Мурманск встречать невесту. Назад шли уже вместе. Это было рискованно, лед ненадежный. Борис Иванович, правда, кое-какие меры безопасности предпринял, продвигался медленно, шестом проверяя крепость речного покрова. Невеста, привязанная к нему веревкой, на определенном расстоянии шла по следу.

Было страшно, признается Елена Евдокимовна, ведь иногда шест проламывал тонкую корку льда и приходилось осторожно отступать, искать новый путь, но она верила в силы и надежность своего избранника. С такого вот экстрима и началось ее знакомство с Заполярьем.

На следующий день, кстати, река очистилась ото льда, вспоминают оба и до сих пор удивляются, как им удалось пройти. Экстрим на этом не кончился, жить пришлось в палатке, в полевых условиях, потому что жених занимался служебными делами, проводил на реке паводок.

- Это гидрологические наблюдения за уровнем воды. По полученным данным строим кривую, определяем сток воды. Все для составления прогноза для энергетиков, - поясняет Борис Иванович.

Но не зря говорится, с милым рай и в шалаше. Вспоминая то время, они снова произносят волшебное слово «романтика».

В том же 64-м году Борис Иванович поехал на родину навестить родителей, по дороге заглянул в Боровичи, подали заявление в загс. Через месяц, в августе, возвращаясь из отпуска, снова завернул в Боровичи. Сыграли скромную свадьбу в общежитии. Но белое платье у невесты - короткое по моде 60-х, с пышной юбкой - было. А дальше он - опять на Север, она же, пока сдавала дела, оставалась в Боровичах. Лишь в декабре приехала к мужу. И началась семейная жизнь с нелегкими бытовыми условиями: печное отопление, вода из ручья, туалет под горкой.

- Все это ничего, - машет рукой Елена Евдокимовна. - Все это перенести можно было. Но как-то раз стала надевать валенки, а в одном из них - мышь. Я закричала: «Это куда же ты меня привез?!»

В октябре 65-го из роддома ее с сыном муж привел уже в новую квартиру в Верхнем Падуне. Там были хорошие условия, просторная комната, просторная кухня. Перед домом разбили огород.

В 68-м году родилась дочь. Проблем никаких ни с детским садиком, ни со школой. Все есть, все рядом. Все в поселке было тогда на подъеме.

Надо только выучиться ждать

- Жили дружно, друг другу доверяли, да и совместная работа сближала, - рассказывает Елена Евдокимовна, которая трудилась гидрологом вместе с мужем. - Работа интересная, насыщенная, по изучению вновь образованного Верхнетуломского водохранилища и его притоков.

Так в мире, дружбе и согласии размеренное течение жизни продолжилось вплоть до 1980 года. А дальше душа Бориса Ивановича запросила перемен, и он отправился в… Антарктиду. Стал участником экспедиции. Дома его не было два года. Борис Иванович с удовольствием рассказывает, как это было интересно, сколько нового он увидел, какой бесценный опыт почерпнул. Но за этот интерес и опыт расплачивался длительной разлукой с семьей. Только телеграммы друг другу могли слать, да, как вспоминает Елена Евдокимовна, песни ему заказывала по радио.

- Помнишь, как ты песню «Надежда» заказала? - спрашивает Борис Иванович.

И лица супругов озарила теплая улыбка. Одна на двоих. И песню «Надежда» она помнит, и как ждала от мужа вестей, радовалась им. И твердила про себя, как заклинание: «Надо только выучиться ждать, надо быть спокойным и упрямым, чтоб порой от жизни получать радости скупые телеграммы...»

Следующая экспедиция в Антарктиду с его участием пришлась на 84-85-е годы.

- Как второй раз отпустили? - поворачиваюсь к Елене Евдокимовне.

- Со скрипом, - вздыхает она.

А когда чуть было не случилась третья его зимовка, жена рыдала. Сил на долгое ожидание не осталось. На ее счастье, Бориса Ивановича забраковала медкомиссия, зрение подвело.

После второй Антарктиды он трудился уже капитаном экспедиционного катера, обеспечивающего гидрологические работы на водохранилище и притоках.

- Меня это очень привлекало, - признается он. - Я прекрасно знал все фарватеры - до каждой мелочи, каждой кочки.

Две половины одного целого

В 1988 году Бориса Ивановича направляют директором гидрометобсерватории на Шпицберген. Он согласился, но поставил условие: поедет с женой. Тем более специалисты такого профиля там были нужны. Дети к тому времени уже выросли, учились в вузах. Да и начальник их управления сказал Елене Евдокимовне: «Вам надо обязательно с ним поехать. А то дам там много, могут и увести».

- И если я до этого еще колебалась, после этих слов поехала, - признается Елена Евдокимовна.

- Ну и как, были попытки увести? - спрашиваю у них.

Супруги переглядываются и как-то заговорщицки улыбаются.

- Повода ревновать у тебя ведь никогда не было, - полуутвердительно-полувопросительно говорит Борис Иванович, заглядывая жене в лицо.

- Не было, - задумчиво, глядя куда-то вглубь прожитых лет, отвечает она. Затем вдруг прибавляет:

- Я по знаку зодиака Скорпион, а Скорпионы очень ревнивые.

Вот так, в преклонные уже годы выясняется, что жена-то поревновывала... хоть и без повода.

Шутки шутками, но полвека прожить с уважением и любовью к своей половинке - талант иметь надо.

- Мы давно одно целое, - признают они.

Как обходиться друг без друга, даже не представляют.

Сейчас, когда им хорошо за 70, живут в Мурманске вместе с семьей дочери, помогают воспитывать внука.

- Что пожелаете нынешним молодым парам, какими словами напутствуете их на долгую счастливую семейную жизнь? - спросила я у Сенецких.

- Терпеть, прощать, любить, - ответили они.

Галина ДВОРЕЦКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 17.12.2015


Читаемое