12.01.2016 / Общество

Обыкновенное чудо

Фото: Сергей Ещенко

Недавно один из крупнейших частных благотворительных фондов России - Елены и Геннадия Тимченко - подвел итоги первого конкурса дневников приемных родителей «Наши истории». Пятнадцать семей из Мурманской области приняли в нем участие. В результате народного голосования в финал вышел дневник мурманчанки Екатерины Балмасовой. Чем же история ее семьи так поразила соотечественников?

Дом на окраине Мурманска из-за обилия картин был бы похож на музей, если бы не звонкие голоса ребятишек, разбросанные на ковре игрушки и тот особый, веселый уют, который присущ лишь жилью, где обитает множество детей. А вот на стенах - в гостиной, кухне-столовой, прихожей, детской - удивительные картины, рисунки и витражи. И кого тут только нет: грозные львы с добрыми глазами, лошади, которые, кажется, вот-вот пустятся вскачь, невероятной красоты цветы, пейзажи. Но покупных картин тут нет. Все, что на стенах, - дело рук хозяйки Екатерины Балмасовой.

- Какие еще таланты есть у вашей жены? - интересуюсь у Сергея Балмасова.

- Талант быть мамой! - не задумываясь отвечает он. - Это самый большой ее талант. Богом данный.

- Катя, а вам что нравится в Сергее? - спрашиваю я.

- Надежность и верность, - отвечает мама четверых детей четы Балмасовых.

Познакомились будущие супруги в МГТУ в 98 году. Она училась на экономиста, а Сергей - на судоводителя. Встретились на танцах.

- Мы тогда были совсем другие люди, - признается Сергей, у которого во время разговора не сходит с рук девятимесячный солидный Михаил Сергеевич.

- Но это же здорово, когда люди меняются, - поддерживает мужа Катя. - Со временем человек должен что-то переосмысливать, переоценивать. Расти.

Сначала молодые жили в съемных комнатах, квартирах, потом накопили на свою - «однушку». А уж когда появились дети, супруги купили вот этот просторный дом с двориком, где ребятишкам так вольготно гулять. Лыжи, санки, «ватрушки» в сугробах и мама - впереди всех - заводила самых веселых игр и затей. А папа в семье - министр экономики, политики и соцразвития. За продуктами он отправляется в промзону - крупы и молоко покупают коробками, мясо - ящиками, огромный морозильник в прихожей никогда не пустеет. Политика у Сергея сливается с социалкой: самая большая мечта - чтобы в России не осталось сирот и исчезли детские дома.

- Это такая радость - большая семья, - говорит он, подкидывая в сильных руках увальня Мишутку. - Жизнь наполнена с утра до самого вечера. Ты понимаешь, зачем живешь, и скучать не приходится.

Судьба наделила их родительским счастьем не сразу. Детей хотели очень, но не получалось. После нескольких мучительных операций доктора вынесли вердикт: своих малышей у супругов не будет. И тогда они решились усыновить сирот.

«Всё? Они ошибаются, это не может быть правдой! - писала Екатерина в дневнике. - Но сочувствующий взгляд врача вернул меня к реальности: «Нам жаль...»

В своих записях она признается, что никогда раньше не рассматривала варианта усыновления детей. Хотя муж всегда говорил, что вне зависимости от того, смогут ли они физически иметь детей, у них обязательно будут приемные ребятишки.

Их история усыновлений началась в 2011 году. К делу подошли серьезно и ответственно. Встретились со знакомыми, которые кроме своего, рожденного, растили троих приемных ребятишек. Побывали в органах опеки. И решили: детей будут брать не по цвету глаз, волос - ведь они не в магазине. Зайдут в комнату с малышами - нужно присмотреться ко всем: на кого отзовется сердце, тот наш. И вот первая встреча.

«Мы приехали в дом ребенка и поднялись в группу. Сердце колотилось бешено. Нам вывели полуторагодовалого малыша, с огромными карими глазами, как две блестящие бусины. Он подошел и был не против сразу оказаться на моих руках...»

Трудно читать без волнения рассказ Екатерины о том, как они день за днем привязывались к крохе, навещали его, строили планы на будущее, выправляли необходимые документы, проходили положенные инстанции. Они считали его уже своим сыночком, как вдруг, буквально перед судебным заседанием, объявилась бабушка малыша, претендовавшая на опекунство. И, конечно, суд принял решение в ее пользу, как кровного родственника.

«Нас словно ударили по голове и пригвоздили к земле, - пишет в дневнике Екатерина. - Мы сутки не вставали, словно нас переехал каток. Мы были разбиты, подавлены...»

Но спустя полгода супруги вернулись к своему намерению. Машеньку увидели в декабре 2011-го, когда ей было всего 28 дней от рождения. Их привели в отделение больницы, одели в халаты, маски. Вынесли сверточек с маленьким живым комочком. «Две ручки, две ножки, как у всех - вот такая девочка», - приговаривала доктор, разворачивая пеленку. Ну а дальше - ходили каждый, день. Кормили, гуляли с колясочкой по снегу и привыкали к дочке-крохе. А уже потом, когда состоялся суд и малышка на законных основаниях спала-сопела в своей кроватке у них дома, Катерина и Сергей вдруг все чаще стали вспоминать тех малышей, которых в доме ребенка выводили на прогулку гуськом. И мысли были грустные: они, эти малыши, одеты, накормлены, в безопасности, но нет у них самого главного - не к кому прижаться, расслабиться в надежных родительских объятиях.

Уже в ноябре 2013-го супруги ехали в детскую больницу, чтобы познакомиться с почти трехлетним Сашей, который лежал там в травме с переломом бедра. Мальчик в возрасте, когда дети только и должны, что бегать, прыгать, везде совать свой нос и, как в песенке, «появляться повсюду и теряться везде», - неподвижно сидел в деревянном стульчике и занимал себя немудреным конструктором. Они взяли его домой, когда он, вместо того чтобы расти, начал в развитии откатываться назад, даже перестал говорить. Но Екатерина и Сергей силой родительской любви сотворили чудо. К своему четвертому дню рождения это был уже совсем другой малыш. Сейчас он вместе с Маняшей ходит в садик, бегает, прыгает, очень любит занятия спортом и весельчак, каких поискать.

Уже потом в семье появились девятилетняя Женя и новорожденный Мишка, каждый со своей нелегкой судьбой. Женя ворвалась в семью, как вихрь, толстощекий бутуз Мишка мирно сопел в пеленках. Усыновляли обоих практически в одно время. «Так мы четыре раза нашли свое счастье», - пишет в дневнике Екатерина.

В их доме сегодня счастье искать не нужно - его видно невооруженным глазом, здесь это - воздух, которым привычно дышат. Когда-то непоседливая троечница Женька стала круглой отличницей и прилежно помогает маме по хозяйству. Кстати, логичнее было бы удочерить ее первой, чтобы была нянька для маленьких, но здесь, как я поняла, о логике думают меньше всего, только о том, чтобы всем детям было тепло и спокойно в родном гнезде.

Не могла не спросить супругов Балмасовых, почему они выбрали усыновление, а не статус приемной семьи, который, чего греха таить, несравнимо выгоднее финансово, что в наше кризисное время совсем не лишнее. Тот, у кого есть дети, знает, как дорого обходится нынче все - от пеленок до питания.

- У нас, во-первых, слава богу, пока есть возможность обеспечивать детей, - сказала Катя. - А во вторых, когда мы взяли Женю, ей уже было 9 лет. Решили, чтобы она чувствовала себя своей в семье, фамилия у нас всех должна быть одна. Как и отчество у ребят. Кто-то выбирает приемную семью. Мы выбрали усыновление. Нам это по сердцу.

- Как же вы справляетесь? - ахаю я, глядя на веселое мельтешение ребятишек по комнате. И вспоминаю, когда с первым ребенком муж встретил меня в роддоме, привез домой и наш Алешка выпутался из пеленок на диване, я в ужасе вызвала маму с работы по телефону, чтобы та приехала и снова его запеленала. Сами мы и подступиться к нему боялись...

- Обыкновенно справляемся, - с улыбкой пожимает плечами Катя. - Как все. Мы же не одни такие.

«Раньше я смотрела на фото детей из детских домов, которые попадали в семьи, - пишет Катя в дневнике. - На фотографиях «До» к ним словно подключены провода с током. Их лица не расслаблены, брови подняты, как будто в постоянном напряжении. Глаза - зеркала их маленьких душ - полны неотвеченных вопросов. Жажда по вниманию, теплоте рук, нежному голосу - не утолена. И фото «После» - уже в семье. Их словно бы отключили от розетки. Они выдохнули и расслабились, глазки засияли, рот растянулся в широченной улыбке. Мама и папа рядом. Они нужны. Они уже не одни».

...Из этого дома нам с фотокором не хотелось уходить. Так не хочется уходить из теплого солнечного дня в декабрьскую студеную метель. Хотя, если подумать, то что там такого было-то? Обыкновенная новогодняя елка. Обыкновенные - бегающие и хохочущие - дети. И обыкновенные люди - муж и жена, мама и папа. Которые сотворили обыкновенное чудо.

Нина АНТОНЯН

Опубликовано: Мурманский вестник от 12.01.2016

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
59,249069,653174,868973,2998
Афиша недели
Старые сказки на новый лад
Гороскоп на сегодня