12.03.2016 / Общество

Лет ми спик фром май харт

Что общего у Марии Шараповой и Павла Кулижникова? Оба россияне и северяне: Маша родилась в ханты-мансийской Нягани, Паша - в Воркуте. Оба спортсмены - теннисистка и конькобежец. И оба практически в один мартовский день были обвинены в приеме одного и того же допинга - мельдония, который в российских аптеках продается свободно под названием милдронат. Лекарство это грозит поставить крест на карьере почти десятка наших спортсменов-соотечественников: велосипедистов, биатлонистов, фигуристов, конькобежцев, теннисистов, волейболистов, штангистов.

Кулижников, живущий в подмосковной Коломне, не чужой нам человек: учится на юриста в рыбопромышленном колледже имени Месяцева, год назад зачислен в Мурманский центр спортивной подготовки. Его медали - в какой-то степени наши, идут в зачет области. Но тогда, получается, и его мельдоний тоже наш. Отсвет его спортивной славы - а он двукратный чемпион мира в спринтерском многоборье и трехкратный на отдельных дистанциях - озаряет Мурман. А тень скандала?

Павлу, кстати, грозит пожизненная дисквалификация: на допинге его ловят не первый раз. В 2012 году на юниорском мировом первенстве в японском Обихиро Кулижников взял «золото» и «бронзу», которых его лишили, обнаружив на допинг-контроле в пробах повышающий работоспособность, запрещенный в спорте стимулятор метилгексанамин. Тогда его дисквалифицировали на два года.

Сам Павел тот случай в интервью журналисту «МВ» Игорю Аристову год назад объяснил так: «По глупости случилось. Купил в магазине энергетический напиток и выпил накануне старта. Было очень обидно».

Сейчас, наверное, еще обиднее. Поэтому Кулижников молчит. Для СМИ за него говорят другие. Штука в том, что с мельдонием/милдронатом не все так просто.

Попался Павел на чемпионате мира, который проходил в родной теперь для него Коломне. Так вот, 13 февраля у Кулижникова после победы на 1000 метров проба была чистой. А на следующий день, после триумфа - ожидаемого и практически неизбежного - на пятисотметровке в анализах злополучный мельдоний. Странно, неужели уже не юниор, а опытный спортсмен, точно зная, что у победителей пробы на допинг отбирают в обязательном порядке, взял да и «закинулся» табуированным препаратом? Поверить в такое сложно.

Вот и президент Союза конькобежцев России Алексей Кравцов не верит. На специально созванной пресс-конференции он заявил:

- Запрещенная субстанция была подсыпана в еду или питье кем-то из коллег.

Получается, кто-то из российских сборников, движимый завистью к чемпионам (а на том же мельдонии месяцем раньше погорел шорт-трекист Семен Елистратов), осуществил диверсию?

Вот только как теперь принято говорить в интернетах, версия «не бьется»: отец Павла Александр Кулижников утверждает, что его сын после японского прокола не принимает фармакологию даже от врачей сборной, а питается исключительно дома - напомню, что чемпионат проходил в Коломне, где Павел и живет. Поэтому в домашнее питание поверить нетрудно.

А вот в неуловимого мстителя, который летает по стране и в январе гадит Елистратову в Сочи, а месяц спустя - Кулижникову в Подмосковье… Как-то слишком отдает голливудским боевиком категории Б и рассказами одной бывшей балерины, любительницы отдыха на Мальдивах, о том, как злые завистницы в Большом театре подсыпали ей в пуанты битое стекло.

Большой спорт - суровый бизнес. В нем крутятся большие деньги. Та же Шарапова на протяжении десятилетия зарабатывает ежегодно по 20-30 миллионов долларов. Большие деньги даются большим трудом. Теннисисты почти круглый год летают с турнира на турнир по странам и континентам, меняют часовые и климатические пояса, по два-три-четыре часа носятся по корту и лупят со всех сил ракеткой по мячику. К огромным физическим нагрузкам добавьте дикий соревновательный стресс. Думаете, без «химии» в таком режиме из года в год можно выжить? Причем «выжить» в буквальном смысле слова - не сыграть в ящик.

На помощь приходит спортивная медицина. В каждой развитой стране свои методики и препараты. Помните, как лет 25 тому назад все смеялись, когда выяснилось, что норвежская сборная по биатлону почти целиком состоит из астматиков, которым жизненно необходимы определенные лекарства, которые по совместительству - чисто случайно! - позволяют легко дышать и быстро бежать? Смеялись все, а побеждать в биатлоне стали норвежцы. И все по-честному.

В России, чтобы помочь спортсмену не посадить сердце запредельными для человеческого организма нагрузками, десятилетиями применяли синтезированный 40 лет назад латвийским биохимиком Иварсом Калвиньшем мельдоний. И никому это не мешало. Но 16 сентября Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) с подачи американских спортивных структур запретило его применение спортсменами с 1 января 2016 года.

Глупостью и преступлением назвал отнесение мельдония к допингу

создатель препарата Калвиньш:

- Мы еще убедимся, что число смертей среди спортсменов на поле состязаний будет расти. Кто за них ответит? Не ВАДА - они будут разводить руками.

«Спорт вне политики» - красивая фраза, и не больше. Достаточно вспомнить два подряд бойкота Олимпийских игр - в Москве в 1980 году и в Лос-Анджелесе четыре года спустя.

Весь прошлый год российскую легкую атлетику трясло допинговой лихорадкой - после выхода документального фильма немецкого журналиста Хайо Зеппельта о коррупции в наших спорте и Российском антидопинговом агентстве (РУСАДА). Результат - многочисленные отставки спортивных чиновников и руководства РУСАДА, лишение аттестации отечественных антидопинговых лабораторий, фактическое введение в этой сфере внешнего управления - отныне все заборы проб и их проверки у нас ведут только иностранные офицеры, дисквалификации спортсменов.

Тогда глава комиссии спортсменов ВАДА, олимпийская чемпионка канадка Бекки Скотт заявила, что на допинг надо тщательно проверить все виды спорта в России. Правда, наш министр спорта Виталий Мутко на это сказал, что он бы не стал обращать внимания на эти слова.

Вряд ли с такой позицией Виталия Леонтьевича сегодня согласятся Павел Кулижников и особенно Мария Шарапова - после обнаружения в ее пробе мельдония спонсоры спортсменки отозвали рекламные контракты на 130 миллионов долларов.

«Лет ми спик фром май харт (Позвольте мне говорить от чистого сердца)» - шесть лет назад этой фразой, сказанной с диким акцентом в Цюрихе, когда обсуждалась российская заявка на проведение ЧМ-2018 по футболу, прогремел на весь мир господин Мутко.

Я бы тоже хотел «спикнуть фром май харт»:

- Виталий Леонтьевич, если правы те, кто считает, что наезд на российских спортсменов - исполнение заказа тех кругов, что недовольны внешней политикой нашего государства, может, пора что-то делать? Та же Служба внешней разведки могла бы покопаться в грязном белье борцов за чистоту спорта. Некрасиво? А пролететь мимо Олимпиады в Рио будет красиво?

Кстати: фильм Хайо Зеппельта «Секретный допинг: как Россия добивается побед» во многом построен на признаниях нашей бегуньи Юлии Русановой (Степановой). В 2013 году она была дисквалифицирована на два года за «странности» в биологическом паспорте. После премьеры фильма Зеппельта вместе с мужем, бывшим главным специалистом РУСАДА, уехала в Германию, в прошлом году супруги попросили политического убежища в Канаде.

Результатом скандала стало отстранение легкоатлетической сборной России от участия в Олимпиаде в Рио. А 9 марта глава ВАДА командор ордена Британской империи Крейг Риди попросил МОК предоставить Русановой возможность выступить в Рио-де-Жанейро под олимпийским флагом «в качестве поощрения за сотрудничество в расследовании антидопингового скандала во Всероссийской федерации легкой атлетики».

Петр БОЛЫЧЕВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 12.03.2016

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,745475,776176,981773,6525
Афиша недели
Вселенная комиксов
Гороскоп на сегодня