07.05.2016 / Общество

Принуждение к счастью?

«Догнать и перегнать Америку!» - такую амбициозную задачу когда-то поставило перед советским народом руководство государства. Так вот это указание нами давно выполнено: демографический ежегодник, выпускаемый ООН, утверждает, что в 2012 году в нашей стране было заключено 1 213 616 браков и совершен 641 981 развод. По числу последних на тысячу человек населения мы на малопочетном первом месте в мире. А США только на третьем.

«С этим надо что-то делать!» - решил прошлым летом президент Татарстана Рустам Минниханов. И дал поручение правительству разработать предложение по ужесточению процедуры развода. Правительство республики такой проект разработало, депутаты Госсовета его обсудили и одобрили, 26 апреля законодательная инициатива зарегистрирована в Государственной думе.

Что же предлагается? Во-первых, увеличить сроки рассмотрения разводных дел в загсах и судах с одного до трех месяцев.

Во-вторых, прекратить практику «заочных» разводов, когда дело рассматривается в суде в отсутствие одного из супругов.

В-третьих, если в семье есть несовершеннолетние дети, судьи должны будут принимать меры к примирению супругов (например, обязать их пройти консультации у психолога), а также отложить разбирательство на срок до шести месяцев. Судьи и сейчас вправе это делать, но в случае принятия законопроекта эта мера станет обязательной.

Неудивительно, что инициатива Казани вызвала бурную реакцию: от безусловного одобрения «давно пора!» до столь же категорического неприятия «крепостное право отменили еще в 1861 году!». Ведь полмиллиона разводов в году - это миллион бывших жен и мужей, пара миллионов их родителей и детей, а количество заинтересованных лиц в виде любовниц и любовников, рассчитывающих на повышение своего социального статуса, вообще не поддается учету. Получается, что у нас в стране каждый год разводы затрагивают столько народа, сколько живет в какой-нибудь Эстонии или Дании.

Вне всякого сомнения, будь эти поправки в Семейный кодекс приняты, они осложнят жизнь тем, кто решил развестись сгоряча, из-за пересоленного супа или разногласий в оценке творчества Димы Билана. Да, помощь психолога и полгода на раздумья сохранят не одну семью. И это хорошо. Конечно, увеличение срока ожидания получения желанной свободы от опостылевшего супруга/супруги умножит скандалы и количество разбитых тарелок в тех браках, от которых давно остались только название и штамп в паспорте. И это плохо.

Можно ли строгостью закона принудить к семейному миру и согласию? Народная мудрость гласит: «Насильно мил не будешь». А как на практике?

В 1880 году во всей необъятной Российской империи - с Польшей, Финляндией, Украиной и Средней Азией - было зарегистрировано… 920 разводов, десятилетием спустя - 942.

Все дело в том, что в те времена брак мог быть только церковным и, соответственно, развод. Испрашивать его нужно было только у Святейшего Синода, аналогов этому учреждению сейчас нет, но по степени сложности это все равно что получить добро у председателя Верховного суда, генерального прокурора и патриарха вместе взятых.

Причин для развода было, как пальцев на руке: доказанное прелюбодеяние, принятие одним из супругов монашества, двоеженство или двоемужество, безвестное отсутствие супруга более пяти лет, осуждение за тяжкое преступление с лишением прав состояния. И никаких «ушла любовь» и «не сошлись характерами»!

А после Октябрьской революции наступили свобода и любовь пчел трудовых. Можно было прийти в загс вдвоем и в тот же день пожениться. Развод? Еще проще! Достаточно одному прийти в тот же загс и сказать: «Надоело!». Штамп в паспорте, а второму «собрачнику» по почте сообщают, что «Вы больше не муж и жена».

Такая изумительная легкость бытия привела к тому, что в 20-е годы людей с десятком браков за плечами стало, как блох на Барбоске. Принципиальный борец с мещанством, писатель-сатирик Михаил Зощенко отразил это состояние умов и морали в своих рассказах тех лет.

В 30-е нравы, конечно, построжали, но не критично. А потом грянула война. И самыми лютыми борцами за нравственность показали себя… немцы. Они запретили разводы на оккупированных территориях. Конечно, на мораль унтерменшей им было плевать - просто так проще контролировать враждебное население.

8 июля 1944 года Президиум Верховного Совета СССР издал поистине исторический указ, изменивший повседневную жизнь советских людей. Назывался он длинно - много слов об усилении госпомощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства.

Указ учредил звание «Мать-героиня», соответствующие ордена и медали, ввел 6-процентный налог на холостяков и невероятно усложнил процедуру развода. Больше никаких загсов: расторжение брака только через суд да еще с участием в заседании прокурора. О намерении развестись надо было через газету уведомить сограждан с указанием Ф. И. О. Измена - не основание для развода, если виновный в адюльтере не прижил детей на стороне. Ну и вишенкой на торте: штраф за расторжение брака - 2 тысячи рублей. Это притом что большинство советских граждан зарабатывали в месяц по 400-700 рублей.

Немудрено, что брачная статистика резко улучшилась: 198 400 разводов в 1940 году и только 6 600 - в 1945-м. Правда, уже через три года прекратили 44 тысячи брачных союзов. С приходом к власти Никиты Хрущева хватка государства ослабла совсем чуть-чуть. И только Леонид Брежнев пошел навстречу пожеланиям трудящихся: в 1965 году отменили обязательную публикацию газетных объявлений о разводах, а вскоре вернули расторжение браков через загсы. Результат: 646 тысяч разводов в 1966 году. С тех пор так и живем.

Принято считать, что в странах, где велик процент религиозного населения, разводов меньше, чем в светских государствах, что у мусульман с разводом «все просто», а вот для католиков это почти недостижимая мечта. Но вот парадокс: по все той же брачной статистике ООН, в десятке лидеров по разводам нет ни одной арабской страны, а в десятке тех, где самые крепкие семьи, и католическая Ирландия, и православная Черногория, и исламские Сирия с Узбекистаном.

Самая лютая бракоразводная процедура у иудеев-традиционалистов. У них для расторжения брака муж должен дать жене разводное письмо - гет. А если не хочет, то ходить ей брошенной до конца жизни без права еще раз выйти замуж.

В Нью-Йорке живет около миллиона евреев. В октябре 2013 года там ФБР арестовало трех раввинов, организовавших банду, которая пытками выбивала из упрямых мужей-самодуров разводные письма. Бизнес процветал десятилетиями, расценки - 20 тысяч долларов с головы.

Эта курьезная история доказывает, что насильно мил не будешь, но даже самая пылкая любовь уходит, если упрямца долго бить по голове.

Но вернемся к законодательной инициативе из Татарстана. По жесткости она ни в какое сравнение с указом 1944 года не идет. Вряд ли предлагаемые меры кардинально изменят бракоразводную статистику. Скорее, надо не развод усложнять и затягивать, а сделать более длительной процедуру заключения брака. Пусть те, кто жить торопится и чувствовать спешит, крепко и долго подумают, прежде чем создавать семью. Чтобы потом не бежать стремглав в суд исправлять ошибку.

И напоследок хорошая новость для борцов за крепкую семью: статистики утверждают, что во время экономических спадов число разводов уменьшается. В Испании в 2008 году, во время финансового кризиса, разводов по сравнению с предыдущим годом зарегистрировано на 12 процентов меньше. В трудное время вместе выживать легче - это понимают даже горячие кабальерос и их не менее пылкие дамы. А чем мы хуже?

Петр БОЛЫЧЕВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 07.05.2016

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
59,140969,431474,715372,8929
Афиша недели
Старые сказки на новый лад
Гороскоп на сегодня