- Помните, у Макаревича: «Как строили лодки, и лодки звались «Вера», «Надежда», «Любовь»? Так это про такие лодьи. Мы на них чуть до Америки не дошли.

Наш рассказчик переворачивает страницу на большом настенном календаре, и перед нами во всей красе предстают все три судна, точно из сказки, с деревянными фигурами на носах и яркими раздутыми парусами.

Конечно, песня не про конкретно эти суда, она была написана в 1980 году, тогда как эти новоделы древнерусских лодей отправились в плавание десятилетием позже. Но все же и про эти тоже - именно на таких деревянных красавицах русичи ходили много веков назад. А наш собеседник с создавшими эти легендарные парусники единомышленниками прошел на них опасными длинными маршрутами - трудно поверить! - от Петрозаводска до Канарских островов.

Из-за редакторского стола - на палубу

Нашим собеседником был Виктор Георги, известный мурманский журналист. Он прошел путь от фотокора районной газеты до главного редактора «Рыбного Мурмана». Встретились мы в Петрозаводске, где на самом берегу Онежского озера он уже много лет живет в деревянном доме, окна которого выходят на причалы и пришвартованные к ним парусники. На пути из Санкт-Петербурга на машине мы не смогли не завернуть к этому удивительному человеку и не менее удивительным кораблям.

Эти суда и стали после журналистики главным делом жизни Виктора Сергеевича.

- В 2000 году «Рыбный Мурман» пришлось закрыть, и я уехал в Петрозаводск. Здесь мои друзья занимались восстановлением старинных русских судов, создали клуб «Полярный Одиссей», под вымпелом которого мы и исходили моря от Шпицбергена до Африки, - вспоминает Георги.

Лодья «Любовь» в Босфоре.

Клуб этот уникален, и таких энтузиастов, как в нем, еще поискать и в России, и в мире. В 1974 году его создатель и впоследствии бессменный руководитель Виктор Дмитриев купил с товарищами корпус списанного катера. Отремонтировали, поставили двигатель, на борту вывели название «Арго». Побыть аргонавтами, правда, им выдалось недолго: в шторм не выдержал волнорез, и судно выкинуло на берег. К счастью, катер до этого успели застраховать, и на полученные деньги энтузиасты приобрели деревянный бот, который после реконструкции стал шхуной «Полярный Одиссей». На нем и отправились в первые походы - до Ленинграда, затем до Соловков, Архангельска. А в 1981 году его экипаж достиг порта Амдерма в Карском море по маршруту известного морехода Эдуарда Толля. Так мореходы-любители заявили о себе во всеуслышание, далее их стали поддерживать и местные власти, и Русское географическое общество. Потом было создано еще одно судно, состоялось плавание по Белому морю.

Шитье из дерева

Все это время энтузиасты вынашивали мечту построить, точнее, сшить, как именовали это древние поморы, настоящее старинное судно.

- Сложность в том, что чертежей поморских средневековых, так называемых кочевых судов не сохранилось, - объясняет Виктор Георги. - Да и не было никаких чертежей. Поморы строили кочи по вековым традициям, передавали свое мастерство от отца к сыну. Но при Петре I многие корабелы Беломорья были отправлены на строительство современных по тем временам фрегатов и галиотов, а поморские суда шить перестали.

Членам «Полярного Одиссея» пришлось ориентироваться на второстепенные, косвенные источники. И вот в середине 1980-х первый новодел средневекового коча, названный «Помором», отправился в плавание. Для его сопровождения построили лодью «Грумант», и на двух парусниках карельские мореходы прошли Белое, Баренцево и Норвежское моря, добрались до Шпицбергена. Об этом Виктор Георги написал книгу «Путь на Грумант» - по старому названию Шпицбергена.

Что и говорить, в отваге им не откажешь: на самодельных маленьких судах выйти в суровую, непредсказуемую Арктику. Да и комфортными эти парусники не назовешь: минимум места, минимум удобств. Позднее северные моря показали свой характер, одно из судов «Полярного Одиссея» затонуло, не обошлось без жертв.

Фигура с лодьи «Любовь».

Но моря покоряются смелым. В начале 1990-х одиссеи начинают новый амбициозный проект - «Золотой век». Для него были построены три древнерусские лодьи, те самые «Вера», «Надежда», «Любовь». На них самодеятельные мореходы по Волге и Дону вышли в Азовское море, затем в Черное, через Босфор и Дарданеллы достигли Средиземного. На маршруте были основные христианские святыни: гора Афон и остров Патмос, где были записаны пророческие слова «Апокалипсиса», Иерусалим с храмом Гроба Господня и Мертвое море с древними православными монастырями…Дальше путь лег до Александрии в Египте, откуда наши мореходы добрались до Красного моря и поднялись на священную для христиан и иудеев всего мира гору.

На следующее лето три лодьи вновь вышли в Средиземноморье, посетили места боевой славы российского флота в Эгейском и Адриатическом морях, греческие монастыри, а затем отправились уже по знаковым католическим местам. В Риме их принимал сам глава Ватикана Иоанн Павел II, который на встрече-аудиенции по-русски произнес: «Я приветствую молодых людей, которые на трех деревянных лодках пришли к нам из России…»

В форватере Колумба

В 1992 году, когда отмечалось 500-летие открытия Америки, построенные в Петрозаводске лодьи были на родине Колумба, в Генуе, где присоединились к большой парусной регате и прошли вдоль берегов Италии, Франции и Испании, попали в Атлантический океан и добрались до Канарских островов.

Виктор Георги был капитаном «Веры».

- Мы хотели отправиться через Атлантику в Америку и сделали бы это, но… Часть экипажей составляли выходцы из Украины, и, когда она стала «незалежной», ребята вернулись к себе на родину. В результате два судна оказались брошены на Канарах…

В музее рядом с домом Виктора Сергеевича один из центральных экспонатов - носовая фигура с лодьи «Любовь». Это длиннорогая голова какого-то диковинного зверя. Все, что осталось от трех лодей. По соседству расположены стенды с фотографиями, на которых эти и другие парусники клуба бороздят то арктические, то южные моря. В углу примостились настоящие пушки и старинные ядра. Эти снаряды энтузиасты подняли со дна Онеги: раньше на берегу был пушечный завод, и испытания отлитых орудий проводились прямо у озера. Пушки стреляли в воду, и если их при этом не разрывало, то они шли на вооружение армии и флота.

Чего испугался Сенкевич

А еще в музее в папке на столе хранится раритет, которым члены клуба особенно дорожат. Это рукописный отзыв Бориса Ельцина после его плавания в 1997 году на шхуне «Святитель Николай», построенной карельскими одиссеями в 1991-м. «Получил большое удовольствие от парусника, от природы, от рыбалки… Молодцы поморы. Давайте готовить большой маршрут им. Петра I и рейс на Северный полюс. Есть нужда - помогу!» - со свойственным ему размахом идей написал первый президент России.

В музее «Полярного Одиссея».

- А этот исторический снимок мы называем «Три президента», - добавляет Георги, показывая фотографию. - На борту «Святителя Николая» - Ельцин, президент Республики Карелии Степанов и президент «Полярного Одиссея» Дмитриев. Был у нас и Юрий Сенкевич, но, ступив на покачнувшуюся при этом палубу коча «Помор», сказал, что в Арктику с нами не пойдет, а лучше отправится в Африку.

За плечами корабелов - еще несколько воссозданных судов, в том числе военная бригантина XVIII века, походы, участие в регатах и исторических реконструкциях, фестивалях. Есть даже прототип плавучей полярной станции, которую начали строить, но из-за недостатка средств так и бросили - ее корпус возвышается на стапелях неподалеку от музея. Рядом ошвартованы и деревянные парусники. Все это место с 1995 года носит название Морского историко-культурного центра.

Здесь можно было бы прогулять и день, и два, и только нехватка времени вынудила нас отправиться дальше. Напоследок Виктор Сергеевич подарил нам - как журналист - свой монументальный трехтомник о Мурманском траловом флоте, а как мореход - тот самый календарь, на каждой странице которого реют паруса построенных полярными одиссеями древнерусских судов. Рассматривать их даже на картинках - одно удовольствие. Расстраивает разве то, что не удалось побывать хотя бы в одном из тех невероятных морских походов, что осуществили карельские энтузиасты и мурманский журналист Виктор Георги.

Когда этот материал уже готовился к печати, Виктор Сергеевич сообщил, что перед клубом буквально только что открылись новые горизонты. Открыла их мэр карельской столицы Ирина Мирошник, посетившая корабелов. С ней поделились идеей проведения морского фестиваля «Алые паруса», для которого мастера готовы воссоздать ботик Петра I и еще ряд проектов. Глава города пообещала внести эти предложения в план празднования 350-летия Петра I. Она признала, что энтузиасты клуба прошли уникальный путь, воссоздав почти четыре десятка старинных кораблей. Один из них есть даже в Америке - в побратиме Петрозаводска, Дулуте, находится поморская лодья «Пилигрим». Так что от полярных одиссеев можно ждать новых «древних» судов и новых походов.