Перефразируя классика, скажу: все несчастные женщины похожи друг на друга, все счастливые счастливы по-своему. Можно всю жизнь пребывать в горести и хлопотах, бесконечно суетясь по хозяйству, не вылезая из кухни, не отрываясь от стиральной машинки и утюга, ворча на мужа, разбрасывающего всюду носки, на детей, вечно получающих синяки на лбу и двойки в дневник. А можно радоваться тому, что все это есть - здесь и сейчас. Нет войны, голода, и на улице солнце с каждым весенним днем светит все ярче. Можно радоваться, что рядом живут близкие тебе люди, которые любят тебя, и ты сам не можешь без них. 

И так всегда - в любом возрасте. Когда тебе нет еще и двадцати, и все еще впереди. Когда перевалило за сорок, и дети уже готовы выпорхнуть из родного дома. И в старости, в годах, когда не хочется подводить итоги жизни, но есть желание каждый день радоваться по любому, даже самому, казалось бы, незначительному поводу. 

У каждой женщины - свой рецепт счастья. 

«Не называйте меня по отчеству» 

- Только ни в коем случае не говорите, сколько мне лет! - строго предупреждает она сразу же, едва начав разговор. - Не люблю я это!  

Квартира Евгении Кузьминичны Гончаровой - обычная «хрущевка» - похожа на музей спортивной доблести. Десятки кубков, сотни медалей, грамоты и дипломы, красные ленты победителя. И на самом почетном месте - олимпийский факел Игр в Сочи-2014. 

С олимпийским факелом.

- Я несла его по проспекту Ленина от памятника до Пяти Углов. Мне доверили, как ветерану заполярного спорта, - рассказывает она. - А вот моя первая награда. «Диплом выдан ученице второй женской гимназии Мурманска Евгении Пятышевой», - читает она и поясняет: - Пятышева - моя девичья фамилия. 

Награду Евгения Кузьминична получила за участие в лыжных гонках на пять километров. На дипломе дата - 12 апреля 1945 года! 

- А в 1947 году я впервые участвовала в Празднике Севера, - продолжает рассказ. - Это был 13-й по счету. А последний раз бежала на лыжах в 80-м! 

- И что же, ни разу не пропускали? - спрашиваю я. 

- Два раза было. Первый, когда с гриппом свалилась в начале пятидесятых, а второй, когда дочку родила. 

В Мурманск Евгения Пятышева приехала еще в войну. Вместе с сестрой, старший брат позвал. Устроилась на работу на судоверфь. 

- Я раньше на лыжах никогда не бегала, только на коньках каталась по речке замерзшей в деревне. А тут сразу втянулась в спортивную жизнь, меня записали в сборную общества «Пищевик». И понеслось! Турниры, чемпионаты, сборы по всей стране - Киров, Горький, Пермь, Уфа. Марафоны я не бегала, в основном короткие дистанции. Праздник Севера - обязательно. А летом - бег. Каждый год участвовала в забеге Кола - Мурманск. Вот фото, - показывает Евгения Кузьминична старый пожелтевший снимок. - Это наша сборная во время парада на проспекте Сталина в 1954 году. 

И так всю жизнь - куда-то бежать, не стоять на месте. Она и по квартирке своей маленькой постоянно не ходит, а бегает. 

- Сейчас уже с лыжами завязала, колено болит, - сетует Евгения Кузьминична. - Решила в тренажерный зал ходить, у меня тут спортклуб рядом. Через день хожу, плаваю в бассейне. 

- Много проплываете? - интересуюсь.  

- Полчаса. А дистанцию не засекаю. Плыву и плыву. Мне спешить-то некуда. И, - добавляет строго, - не называйте меня по отчеству, не люблю я этого. И сколько лет, не говорите. 

Вот такая она - Евгения Гончарова - мурманчанка, вся жизнь которой - спорт, а счастье - в движении. 

Женщина, которая летает 

Вообще-то Лена Котикова высоты жутко боится. Рассказывает, когда стоит на незастекленном балконе на девятом этаже, мурашки бегут по телу. А вот под крылом параплана чувствует себя уверенно.  

- Я первый раз поднялась в небо лет 15 назад. Было это в Мурманске на одном из горнолыжных склонов. Училась сама, под присмотром такого же «чайника», как и сама. Просто увидела по телевизору, как люди летают, и тоже захотела попробовать. Начала и втянулась. Нашла еще людей с летающими «матрасами», стала ездить в другие регионы. - рассказывает Елена. 

Параплан - сверхлегкий, безмоторный летательный аппарат. Поднимается в воздух и летит, ловя потоки воздуха. 

- Высоко удается взлететь? 

- Ограничений немного. Просто чем выше поднимаешься, тем холодней. И самолеты летают, опасно, - улыбается Елена.  

Я вспоминаю, как сам летал на парашюте за катером где-то на курорте в Турции. 

- Э, пляжный парашют вообще не экстрим, - тут уж совсем смеется Лена. - Парапланом управляешь сам, выбираешь высоту, маршруты. Я люблю над морем летать - в Анапе над Черным, ловя парусом теплый утренний бриз, или в Калининграде над Куршской косой. На высоте тишина безумная, божественная! - делится эмоциями Елена Котикова. - Не слышно ни шума города, ни машин, только ветер свистит в ушах. Я когда лечу, отдыхаю. 

Муж Елены тоже экстремал. Занимается горными лыжами, осваивает кайтинг. Сын уже подрос, катается на сапе (надувная доска для плавания с веслом. - С. Ю.), сноуборде. А вот летает в семье одна она.  

- В семье меня полностью поддерживают. А вот некоторые знакомые, подруги не понимают. Как в том анекдоте: «Зачем она идет в выходные в гору, если можно спокойно лежать на диване?!» 

Редкие минуты без экстрима.

А что же счастье? Женское счастье? 

- Все женщины хотят любви и быть любимыми. Пусть это очевидно, но это так, не поспоришь. Еще, чтобы быть счастливой, надо быть самой собой, не обижать людей и постоянно развиваться. 

- А что тебе еще надо для счастья? - спрашиваю напоследок. Воздух, вода, горы, волны и ветер - все стихии покорены. 

- Хочу научиться управлять вертолетом!

Укротительница мужских бород  

Я встретил ее, когда пошел подстричь бороду и подровнять усы. Первый раз в жизни решил отпустить растительность на лице на волю. А она полезла в разные стороны. Записался в заведение с непривычным пока для многих названием «барбершоп».  

Ангелина Соболь работает тут совсем недавно. Она и в Мурманске-то живет всего месяц.  

Приехала, потому что мама получила здесь работу, хотелось быть поближе к ней. До этого четыре года жила в Москве, там и освоила профессию барбера. А родом из Донецка.  

- Я с 7 лет знала, что буду парикмахером. Сначала занималась женскими прическами, макияжем. В салон много приходило мужчин на стрижки, и я решила переквалифицироваться, - рассказывает Ангелина.  

А затем научилась стричь бороды. Как раз они начали входить в моду, куда ни глянь - бородач идет. 

- Вообще-то барбершопы - заведения, куда ходят только мужчины, и все барберы - мужского пола. Женщин на работу не берут. В Москве даже на ресепшене иногда только парни работают. Но все же исключения есть. Есть такие клиенты, которым больше нравится, чтобы их подстригала симпатичная девушка, а не такой же бородатый мужик. 

Привести в порядок бороду - целое искусство, на это уходит порой целый час. Ангелине нравится ее работа, полная творчества. Хотя, признается девушка, если бы ее собственный мужчина был бородат, она была бы против. 

- А если бы сама была мужчиной, носила бы бороду? 

- А я бы попробовала, честно говоря, - улыбается Ангелина. - Почему нет? Я бы, наверное, даже сама себя стригла. 

Девушка-барбер - это красиво.

На шее у Ангелины роскошная татуировка, на руке тоже. Обе наколоты не абы как, связаны с профессией. На шее - опасная бритва и надпись по-английски «stay sharp» («оставайся острым»). А на руке - ножницы, обвитые розами.  

- Наколка у девушки вовсе не выглядит настолько брутально, как это видят некоторые. Все зависит от стиля человека. Если он есть, если девушка или парень соответственно одеваются, не как серые мышки, то почему бы и не сделать наколку. Хотя наколки идут не всем, как и бороды, собственно говоря, - считает Ангелина.  

На ее столе с десяток различных инструментов - острые и безопасные бритвы, электрические машинки разного предназначения. И диплом об окончании столичных курсов профессионального мастерства с присвоением звания топ-барбера.  

- Секрет женского счастья? - переспрашивает она и отвечает не задумываясь: - Для любого человека важно иметь работу, которая тебе доставляет кайф. Я от своей работы барбера кайфую. И мне больше ничего не надо.