10.11.2017 / Общество

Здесь пытаются жизнь заново начать

Журналист газеты провел один день в колонии-поселении

Фото: Олег Филонок
Олег Ворожцов: «Главное - видеть в осужденном человека».

Неподалеку от Оленегорска располагается ФКУ КП-24 УФСИН России по Мурманской области. История этого пенитенциарного учреждения берет начало с 1 ноября 1967 года, с тех пор минуло ровно 50 лет. Именно в этот полувековой юбилей мы побывали в колонии-поселении.

От тюрьмы да от сумы...

Сразу поясню - никаких торжеств по поводу круглой даты в исправительном учреждении не проходило. Поэтому журналисты, предъявив документы и сдав мобильные телефоны, знакомились с будничной жизнью колонии-поселения. Обычный день, привычный распорядок для осужденных: подъем, работа на разных объектах, обед по расписанию. Здесь отбывают наказание люди, осужденные впервые, из разных городов области, причем за преступления небольшой и средней тяжести. Сроки в зависимости от совершенного деяния колеблются от двух недель до семи лет.

Казенное учреждение рассчитано на 510 мест, в настоящее время здесь находятся 110 поселенцев, из которых 28 - женщины.

- В колонии-поселении осужденные к лишению свободы содержатся без охраны, но под надзором администрации учреждения, - рассказал Олег Ворожцов, начальник ФКУ КП-24, подполковник внутренней службы. - В период от подъема до отбоя поселенцы пользуются правом свободного передвижения в пределах колонии. С разрешения администрации могут передвигаться и вне учреждения, если это необходимо по характеру выполняемой ими работы либо в связи с обучением. Могут носить гражданскую одежду, иметь при себе деньги и ценные вещи, получать посылки, бандероли, передачи, иметь свидания без ограничения их количества. Прибыв в колонию, осужденные до двух недель находятся в отряде «Карантин», проходят медицинское обследование.

Примечательна история казенного учреждения. Сначала это была исправительно-трудовая колония. С 1974-го по 1994-й здесь располагался ЛТП - лечебно-трудовой профилакторий. Было время, когда под Оленегорском планировалось создать колонию особого режима для содержания осужденных, которым наказание в виде смертной казни заменено пожизненным лишением свободы в порядке помилования. И лишь с 2011 года это колония-поселение.

Среди отбывающих здесь наказание нет ни насильников и убийц, ни рецидивистов-грабителей. Вспоминается фильм Эльдара Рязанова «Вокзал для двоих» - пианист в исполнении Олега Басилашвили вполне мог быть здешним сидельцем. В колонии под Оленегорском искупают вину те, кто стал причиной дорожно-транспортных происшествий, неплательщики алиментов, уклонисты от службы в Вооруженных силах из числа контрактников. Как отмечают сотрудники учреждения, в прошлые годы было много наркозависимых, сейчас они в меньшинстве.

Зигзаги судьбы

Поселенцы проживают в специальных общежитиях. В женском - комнаты на четверых. Все очень скромно, ничего лишнего - железные кровати с тонкими байковыми одеялами, тумбочки. Обстановка каждую минуту напоминает о «казенном доме». Скрашивают ее разве что бантики на шторах да самодельная картина на стене... На этаже есть гостиная с диваном и телевизором, правда, вечерние сериалы смотреть местным обитательницам не удается - отбой в 22.00.

Валентина Смирнова поливает комнатные растения, их в гостиной немало. С виду милая и домашняя, девушка осуждена за кражу, говорит, очень нужны были деньги. Теперь вот терпеливо отбывает срок, а дома, в другом городе, ее ребенка растит бабушка.

Кстати, поселенцам, имеющим семьи и не допускающим нарушений установленного порядка, может быть разрешено проживание со своими официальными семьями на арендованной или собственной жилплощади за пределами колонии. Например, в Оленегорске. Понятно, что далеко не все могут это себе позволить. Зато возможны свидания, в том числе и длительные, для этого в колонии обустроены специальные помещения.

Игорь Ифраимов трудится старшим поваром в столовой колонии. На кухне чистота и порядок, огромные кастрюли блестят начищенными боками. Обсуждаем нынешнее меню. На завтрак была молочная рисовая каша, в обед - рассольник из консервов на говяжьем бульоне и рис с говядиной. Конечно же, хлеб и компот.

Повар Игорь Ифраимов: «Готовить научился в колонии».

- Вот сейчас варится картошка, потом будем добавлять яйца - готовим запеканку на ужин.

- Какова порция? - интересуюсь у повара.

- 260 граммов запеканки и 80 - кильки в томате, - поясняет Игорь Николаевич.

Осужденные сами пекут хлеб, мы попробовали - хороший, вкусный.

- Рацион нормальный, люди не голодают, а пищу готовим по технологическим стандартам, где все расписано до мелочей: от количества используемых продуктов до времени приготовления, - отмечает повар колонии, который на свободе приготовлением еды не занимался.

Второе обеденное блюдо я попробовала, а потом... доела порцию.

В той, другой жизни, этот человек был капитаном первого ранга. Но потом случилось ДТП... Часть срока уже позади, впереди еще 2,5 года. В Североморске семья - жена и двое детей. Старший повар улыбается, когда говорит о них. Всегда с нетерпением ждет свиданий.

Как рассказал Олег Ворожцов, трудоустроено свыше 85 процентов поселенцев.

- При КП-24 создан центр трудовой адаптации, одной из главных задач которого является привлечение осужденных к оплачиваемому труду, в том числе с первоочередным трудоустройством тех, кто имеет исковые обязательства, - поясняет подполковник.

Здесь, к слову, еще одна история из жизни местных поселенцев. Молодой мужчина взял солидный кредит в банке (работал на руднике, зарплата позволяла), купил дорогой автомобиль и... вскоре попал в аварию. Машина разбита, имелись пострадавшие. Суд, колония, оплата иска потерпевшей стороне да еще банковский кредит с процентами. Такова непридуманная реальность. Когда же люди станут учиться на горьком чужом опыте? Такие сюжеты, к сожалению, не редкость.

Кстати, тот осужденный, по отзывам сотрудников, был работящим и дисциплинированным. Освободился условно-досрочно и пошел на волю - зарабатывать на возвращение долгов.

Дорога к себе

Поселенцы трудятся как на территории колонии, так и за ее пределами, на предприятиях Оленегорска. Рядом, буквально в километре, находится механический завод: если у осужденного имеются корочки по специальности, допустим, сварщика, то заводчане охотно берут его на квалифицированную работу. Если нет, то поселенец идет в разнорабочие. За помощью в КП-24 нередко обращаются и предприниматели, которым требуются рабочие руки: товар на станции разгрузить и т. д. Давнее сотрудничество связывает КП-24 и ООО «Смирнов». Мончегорец Александр Смирнов предоставляет рабочие места как осужденным, отбывающим срок, так и тем, кто уже освободился, но кому, как говорится, идти некуда.

В КП-24 возобновлена работа швейного участка, а в здешнем ПТУ за четырехмесячный курс можно обучиться швейному делу: глядишь, и в дальнейшей жизни пригодится.

За работой время летит быстрее, дурных мыслей меньше, и дисциплину нарушать немного охотников. Но как быть с душевной смутой, которая сопровождает человека в неволе? В колонии есть клуб, библиотека, активные поселенцы занимаются в театральном кружке. К юбилею колонии две команды готовят КВН.

Психолог Татьяна Пискунова: «Чувство вины - очень тонкая грань».

- Бывает, осужденный поступает к нам не из СИЗО, а приезжает, получив судебное предписание, самостоятельно. Мы называем таких самоходами, - рассказала Татьяна Пискунова, начальник психологической лаборатории, капитан внутренней службы. - Прямо с воли человек, который еще вчера жил обычной жизнью, оказывается в колонии. Часто он замыкается наглухо и отказывается от всякого общения, оставаясь наедине со своей бедой. «Хорошо, - говорю я. - Тогда давайте вместе помолчим...» Чувство вины - это ведь очень тонкая грань, и ее в человеке нельзя ни передавить, ни проигнорировать.

- Не нужно считать, что все осужденные - недалекие люди, - поделился Антон Бусырев, отбывающий срок за ДТП. - Татьяна Викторовна обладает готовностью понять, помочь, она создает условия, когда человек сам открывается. Это здесь очень важно.

 На групповых занятиях с психологом осужденные, в основном это молодые люди, постепенно, шаг за шагом, раскрывают свой человеческий и творческий потенциал, общаются. Как говорит Татьяна Пискунова, ищут дорогу к себе, обретают уверенность для дальнейшей жизни, к которой они вернутся, когда закончится срок. Так что полученная поддержка пригодится и на свободе.

- Здесь, на занятиях, не может быть ничего плохого, - убеждена Даша Калашникова. - У нас замечательный психолог и люди хорошие.

Даша Калашникова: «Музыка - мое любимое хобби».

Девушка увлечена музыкой, поет под гитару и участвует практически во всех мероприятиях колонии.

- Даша, кто ждет вас дома? - спрашиваю 27-летнюю поселенку.

- Никто. Пустая жилплощадь. Но ведь это не дом... Так что будем строить все заново, - отвечает она.

Опубликовано: Мурманский вестник от 10.11.2017

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,533668,580172,985372,0079
Афиша недели
Когда кино в коме
Гороскоп на сегодня