20.04.2013 / Спорт

Миф о хоккейном Моцарте

Как же его тогда били... И цепляли, и толкали. И в спину, и по шее. Клюшкой. Сейчас смотреть тот матч ЦСКА с филадельфийскими «летчиками» и больно, и странно. Голову надо было отрывать за такие «наезды» на лидера команды, хоккейного Моцарта. Но наши тогда к подобной «игре» готовы не были, подрастерялись... А Моцарта-то ведь оберегать надо, хранить. И в игре, и в жизни. Не сохранили.

В нем поражала легкость. Какая-то инопланетная, именно что моцартианская. Да, быстрота мышления, фантастические руки и, соответственно, резкий, стремительный, как удар шпагой, кистевой бросок, отменное катание, конечно. И вот - легкость. Удивительная, мальчишеская. Словно он взрослым - там, на площадке, в крошеве ледовых битв - так и не стал. Навсегда остался дерзким пацаном, для которого преград и соперников, в принципе невозможного, нет. Он всюду будет лучшим - и во дворе, и в щедром на хоккейные таланты «эсэсэсэре», и во всем мире, со всеми его Халлами-Оррами, Холечеками-Юханссонами.

А потому я, честно говоря, когда шел в кино на «Легенду номер 17», немножко трусил, опасался - думал, ну, сделали очередной «проект» без души и сердца. И - без того инопланетного Харламова, которого мы помним.

А кино между тем очень даже неплохое получилось... Хорошее, крепкое. Я, повторюсь, боялся смотреть, особенно после того, как узнал, что Тарасова Меньшиков играет. Казалось, большее несоответствие персонажа и исполнителя вообразить трудно.

Ан нет! Хоть и не похож внешне Олег Евгеньевич на Анатоль Владимировича, но ведь веришь ему - тому, что Тарасов это, а никто иной. И уже субтильности меньшиковской не замечаешь, и интеллигентности, казалось бы, безусловной, природной. Нет - перед нами именно Тарасов, не Бобров, и не Кулагин и уж, избави боже, не Тихонов. Тарасов! Великий тренер, со всеми его безумствами и дурью, которые порой (и не так уж редко) оборачиваются предвидением и мудростью.

Конечно, судьба Валерия Харламова - то, как она нам рассказана в фильме, с точки зрения факта - едва ли не полная чушь. Уж очень много несоответствий и неточностей, но их присутствие объяснимо, понятно. Хотели сделать все еще более драматичным, почти непреодолимо сложным центральный персонаж, хотели сотворить из него настоящего, подлинного героя...

И ведь получилось! Хотя, конечно, поверить в то, что великий семнадцатый попал в первую свою автоаварию до игр с канадскими профессионалами, весной 72-го, и на восстановление ушла всего-то пара-тройка месяцев, чрезвычайно трудно. Такого попросту не бывает - даже учитывая гениальность классика советской спортмедицины Зои Сергеевны Мироновой (она жива - 94 года!), которую в «Легенде», как всегда виртуозно, сыграла Нина Усатова.

Да и, опять же, Харламов до той аварии клятой (произошедшей, к слову, в 76-м) и после - это, увы, два разных хоккеиста. Ему в ту пору трюки вроде того, как он разобрался с двумя защитниками в матче со сборной ВХА в 1974-м, уже были недоступны.

С вхашниками он круто разобрался: каким-то образом одному показал, что уйдет вправо, а другому - что влево. Парни разъехались перед ним в разные стороны, открыв путь к вражьей «калитке», он по чистому льду проехал между разочарованными (или - очарованными?) хлопчиками и без особых хлопот забросил свою очередную шайбу. Вот как вспоминал о том конфузе один из его участников - Трамбле, к слову, не самый худший из канадских защитников:

«Когда мы со Степлтоном откатывались назад, я был спокоен: ни один форвард ВХА или НХЛ не рискнул бы вклиниться между нами. Без ложной скромности скажу, что менее опасно очутиться между двумя жерновами. Однако этот русский нападающий понесся прямо на нас. Что было потом? Я видел, что форвард собирается обойти меня с внешней стороны, слева. Пэт Степлтон, как потом выяснилось, заметил прямо противоположное: мол, русский хочет обойти его справа и тоже с внешней стороны. Когда же мы разъехались ловить каждый «своего» Харламова, тот проскочил между нами. И я по сей день не пойму, как он оставил нас в дураках. Но одно я знаю точно: другого такого игрока нет».

Именно тогда, как рассказывали очевидцы, канадский зал встал и устроил русскому овацию. Тогда, а не в ходе первого матча, как это явлено нам в фильме.

В 72-м все-таки Харламова, да и остальных наших, в Канаде совсем не знали и не готовы были так-то вот мощно приветствовать. Первый матч - это, пожалуй, был еще не восторг, а лишь удивление: «О, эти русские тоже умеют играть в хоккей...» Восторг пришел позже, когда стало ясно: наш хоккей, хоть и другой (комбинационный, умный, изобретательный, эстетский, не такой силовой и хамский, как в Северной Америке), но столь же велик, как и канадский, и игроки у нас есть покруче заокеанских.

Как мне показалось, киношный Харламов - Данила Козловский - с ролью в целом справился. Конечно, переигрывает его Меньшиков, заметно, что меньше он его, пожиже - и актерски, и человечески. Но это ведь и по роли, по фильму так и должно было быть. В «Легенде», по сути, два главных героя, и какой «главнее» - это еще вопрос. Обойма актеров - первоклассная, впечатляет. Помимо уже упоминавшихся Меньшикова и Усатовой это и Роман Мадянов, мастерски исполнивший недалекого и простецкого тренера чебаркульской «Звезды», куда Валерия ссылают на один сезон, и Борис Щербаков, по фильму - отец Харламова, и Владимир Меньшов, достойно сыгравший этакого демона-искусителя из ЦК, то и дело пытающегося сбить героя с пути истинного, принудить сподличать. И даже Даниэль Ольбрыхский - естественно, в роли иностранца, хищного агента из НХЛ...

Среди хоккеистов экранных - сплошная киномолодежь. В том числе, кстати, сын Валерия Харламова - Александр. Тоже хоккеист, хоть и в прошлом, он участвовал в работе над «Легендой» и в качестве консультанта, и в роли одного из недругов ссыльного форварда, неласково встретившего того во все той же провинциальной «Звезде».

Канадцы - совершенно не настоящие, дурацкие, опереточные, но следить за первой игрой с кленоволистными профи в режиме игрового кино было интересно, даже увлекательно, несмотря на то, что и ход матча наизусть знаешь, и результат окончательный известен. Игровые эпизоды немножко, кстати, напомнили сцену матча с заезжими «Черными буйволами» из давнего-давнего старосоветского «Вратаря».

В любом случае кино, повторюсь, получилось. Пусть это и миф о Харламове, часто ничего не имеющий общего с реальной судьбой великого форварда, но миф - хороший, зачетный. Собственно, с этим и создатели, видимо, не спорят, так и задумывали, коль назвали фильм «легендой».

Дмитрий КОРЖОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 20.04.2013

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,875776,184879,000772,9161
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня