20.09.2013 / Спорт

Леонид Ткаченко: «Я продукт советской школы»

Новый тренер «Севера» убежден, что засилье иностранцев убивает российский футбол

Фото: Игорь Аристов

- Со мной такое впервые случилось. Только прибыл в город, а мне говорят, что завтра ответственный матч, на который надо выводить команду. Я ведь толком ни с кем не успел познакомиться, узнать, кто на что способен. Когда во время поединка с «Тосно» руководил тактическими действиями, имена игроков по тетрадке выкрикивал.

С этих слов началась наша встреча с новым главным тренером мурманского «Севера» Леонидом Ткаченко. Те, кто помнит советский футбол, знают его как полузащитника, а затем и наставника харьковского «Металлиста». Позже ему довелось работать с калининградской «Балтикой», махачкалинским «Анжи» и другими клубами. В прошлом году под его руководством обладателем золотых медалей первенства России по футболу в зоне «Запад» второго дивизиона стал санкт-петербургский «Петротрест». Кроме наград команда из Северной столицы получила право выступать в первой лиге.

В Заполярье опытный специалист прибыл после отставки Валерия Есипова. Дебют Леонида Ивановича в новой команде удался. В домашнем матче с уже упомянутым «Тосно» северяне разошлись миром - 0:0. А недавно наш клуб принимал на Центральном стадионе профсоюзов «Псков-747» и победил гостей со счетом 2:1. Новый наставник рассказал о том, как он собирается работать с «Севером», о непростой тренерской доле и многом другом.

Тоннель от завода до стадиона

- Леонид Иванович, за вашими плечами прекрасная школа советского футбола. А с чего начинался ваш путь в большой спорт?

- По нынешним меркам я футболом занялся поздновато. Я родился в Крыму. Отец был военнослужащим, поэтому на юге наша семья жила недолго. Значительная часть детства прошла в закрытом военном гарнизоне в Восточной Германии. Там мы, дети офицеров, нередко играли в футбол с солдатами-срочниками. Потом отца перевели в Калининград, мне тогда исполнилось 14 лет. Вот там и начал заниматься с тренером в юношеской команде. По окончании школы призвали на военную службу. В советские годы очень был развит армейский спорт. Ежегодно устраивалось футбольное первенство Вооруженных сил СССР. Я служил в Калининграде, поэтому выступал за команду Прибалтийского военного округа. Там в начале 70-х на меня положили глаз тренеры житомирского «Автомобилиста» - команда была участницей второй лиги чемпионата СССР. Предложение меня устроило, и после дембеля отправился на Украину.

- Там вы задержались надолго. После трех сезонов в Житомире вас пригласили в харьковский «Металлист».

- На Украине в ту пору был расцвет футбола. Каждый тамошний мало-мальский заводик или шахта считали своим долгом иметь профессиональную команду. «Металлист», так же как и «Автомобилист», выступал во второй лиге союзного первенства. Получив приглашение, уехал в Харьков, не задумываясь, поскольку это был клуб с амбициями, и уже тогда перед ним ставились высокие задачи.

- Вы как игрок прошли с «Металлистом» от второй до высшей лиги чемпионата СССР и даже стали финалистом Кубка страны в 1983-м. На ваш взгляд, что тогда помогло команде совершить столь стремительный взлет?

- Клуб находился на балансе машиностроительного завода имени Малышева - богатейшее предприятие республики. Для гражданских нужд на нем выпускались тепловозы, для военных - танки. А футбол в Харькове любили настолько, что в конце 60-х, когда в нем начали строить метро, то в первую очередь проложили тоннель от завода до стадиона. Преданность болельщиков была потрясающей, на трибунах их порой собиралось до 40 тысяч. Директора предприятия нередко начинали свой рабочий день с посещения базы футбольной команды. Игрокам, прибывающим в «Металлист» из разных концов СССР, ордера на квартиры выдавали, словно трамвайные билеты. А жилищный вопрос в стране, если помните, был тогда одним из самых насущных. Все это плюс твердая рука главного тренера Евгения Лемешко позволили нам пробиться сначала в первый, а потом и в элитный эшелон советского футбола.

Обещали «Волгу», а дали велосипед

- В 1983-м, еще будучи игроком «Металлиста», вы стали участником финала розыгрыша Кубка СССР. Харьковчане тогда уступили донецкому «Шахтеру» со счетом 0:1. Что помешало выиграть?

- Выход «Металлиста» в финал был для Харькова значительным событием. Еще задолго до решающего матча нас начали психологически накачивать областные партийные боссы и руководство завода. Говорили, что раз такой шанс выпал, кубок нужно непременно взять. Пообещали в случае победы над «Шахтером» каждому игроку по автомобилю «Волга». Вот и перегрузили. Мы вышли на поле, а ноги не бегут, в итоге проиграли. А в 1988-м, когда я уже был помощником Лемешко, Евгений Филиппович повесил замок на воротах базы. Команда готовилась в закрытых условиях. Не пускали ни родных, ни начальство, поэтому и московское «Торпедо» уверенно обыграли - 2:0. Никаких «Волг» футболисты тогда, правда, не получили. В качестве поощрения им выдали по велосипеду и цветному телевизору.

- Украина занимала ведущие позиции в советском футболе. Однако харьковская команда в то время находилась в тени таких грандов республиканского футбола, как киевское «Динамо», донецкий «Шахтер» и днепропетровский «Днепр». Несмотря на выигранный в 1988-м Кубок СССР в сборную страны Валерий Лобановский так никого из харьковчан и не пригласил.

- Так уж сложилось, главной командой Украины всегда считалось «Динамо», которую тренировал Лобановский. Ее интересы лоббировали республиканские партийные бонзы, поэтому и национальную сборную формировали в основном из динамовцев. «Металлист» не имел такого административного ресурса, и его пополняли те, кто по каким-либо причинам пришелся не ко двору в Киеве или Днепропетровске. Но Евгений Филиппович был человеком с характером и игроков старался подбирать таких же упорных, как он сам. Поэтому недостаток мастерства мы компенсировали сполна через рвение и труд на футбольном поле.

- Вы работали главным тренером «Металлиста» с 1989-го по 1991 год, а после распада Советского Союза покинули клуб, которому отдали 18 лет жизни. Почему так случилось?

- С командой произошло то же, что и со страной. Экономический спад привел к тому, что заводскому начальству было уже не до футбола - денег на зарплату рабочим едва хватало. К тому же руководить клубом тогда взялся человек, который всех уверял, что он спасет команду. Как потом оказалось, наткнулись на жулика, который решил обогатиться за счет «Металлиста». У меня возник с ним конфликт. Результатом противостояния стала моя отставка. От прежней команды тогда, по сути, осталось одно название, так как после моего ухода разлетелись все ключевые игроки.

Позже, в 2000-х, подобная ситуация произошла, когда работал в калининградской «Балтике». Высказал претензии руководителям, которые не помогали команде, зато очень хотели залезть в ее дырявый карман. Теперь в родном Калининграде я персона нон грата.

А тогда, в начале 90-х, мне поступило предложение работать в Иране. Уже готов был его рассмотреть, но посчастливилось встретиться с замечательным человеком Джумбером Нишнианидзе, который решил вывести шепетовский «Темп» в высшую лигу украинского чемпионата. Меня ему порекомендовал тогдашний президент республиканской федерации футбола Виктор Банников. На свой страх и риск поехал в этот провинциальный городишко. Однако мы быстро нашли с Джумбером, который являлся президентом клуба, общий язык и все получилось. В 1993-м команда стала серебряным призером первой лиги и завоевала путевку в высший дивизион, вот только выступать там было сложно. Нишнианидзе оказалось не под силу в одиночку финансово тянуть команду, поэтому просуществовала она недолго, и я уехал в Калининград, где мне предложили работать с «Балтикой».

Болельщика не обманешь

- Вас называют человеком результата. В 1993-м шепетовский «Темп» под вашим руководством добыл путевку в высшую лигу украинского чемпионата. В 1995-м вы выводили в элитный дивизион российского первенства калининградскую «Балтику». Потом в 2005-м вернулись в нее и вывели в первую лигу. В позапрошлом сезоне путевку в первый дивизион завоевал «Петротрест». Это влияние тренерской школы Лемешко?

- У меня ведь были не только успехи. Та же «Балтика» со мной покидала высшую лигу в 1998-м, а саратовский «Сокол» - в 2002-м. С калининградской командой тогда все было просто. Она была бюджетной, а тут разразился дефолт и средств у нее практически не осталось. Из-за скудного финансирования потерпел неудачу и саратовский клуб. Тогда им руководил уважаемый мной Роман Пипия, который теперь является президентом тбилисского «Динамо». Он целый месяц ждал, пока я тактично уйду из махачкалинского «Анжи». Когда прибыл в Саратов, а это было в самом разгаре российского чемпионата, то команда уже занимала последнее место. В конце сезона нам не хватило всего лишь двух очков, чтобы остаться в «вышке». Что касается Лемешко, то, безусловно, считаю себя его учеником, ведь это он вытащил меня за руку с поля и посадил на тренерскую скамейку рядом с собой. Главной его заслугой считаю умение создавать в коллективе благоприятный психологический климат. Этот фактор в футболе порой имеет решающее значение.

- Теперь вам предстоит работать в Мурманске. Что можете сказать о «Севере», какие задачи ему по плечу?

- Сказать по правде, никогда не думал, что мне доведется работать за полярным кругом. До этого в Мурманске был всего один раз, когда, будучи тренером «Петротреста», приезжал на матч. Ситуация в «Севере» на сегодняшний день непростая. Травмированы ведущие футболисты, такие как Антон Апатин, Константин Кадеев, Николай Олеников, а тут вдобавок один тренер ушел, другой пришел - значит, надо привыкать к другим требованиям, к новым футбольным концепциям. Сейчас необходимо до зимних каникул пройти с наименьшими потерями в очках. В команде имеются футболисты, перед которыми можно ставить определенные задачи, но есть и те, кто еще не до конца раскрылся. Думаю, у них все еще впереди. Как показали последние матчи, потенциал у «Севера» есть. Главное - трудолюбие и упорство на поле. Конечно, порой мы уступаем тактически и технически более маститым соперникам, но болельщика не обманешь, он видит, когда футболист отбывает матч, а когда старается изо всех сил.

- Как вас приняли игроки?

- С удивлением. Но мне удалось быстро с ними сойтись, дал понять, что приехал не ради денег, а чтобы не потерять квалификацию. Не люблю дистанции, она лишь мешает тренировочному процессу. Поэтому удалось быстро войти в рабочий ритм. А после дебютного матча с «Тосно» показалось, что работаю в Заполярье уже недели две.

- С кем-нибудь из игроков были ранее знакомы?

- С нападающим Алексеем Ждановым. Пять лет назад я приглашал его в «Балтику», но он тогда предпочел владивостокскую «Луч-Энергию».

- Кстати, о «Петротресте», в 2012 году вы вывели его в первую лигу, а потом покинули?

- В этом нет ничего футбольного. Просто возникли разногласия с руководством клуба по поводу дальнейшего развития команды.

- Есть ли различия между школой советского футбола и современного российского?

- Есть, и очень существенные, причем не в пользу нынешней. Говорю так не потому, что я продукт советской школы. Просто мне есть с чем сравнивать, поскольку начинал работать в одной системе, а сейчас тружусь в другой. В СССР футбол не был коммерциализирован. Сейчас, к сожалению, на первый план выходят деньги, поэтому мы только и слышим о многомиллионных трансферных сделках, договорных матчах и всевозможных скандалах. На наших глазах в команды вбухиваются немыслимые суммы, наставники меняются как перчатки, а потом мы видим, как эти клубы лопаются. Самое отвратительное сегодня - это засилье иностранцев, как игроков, так и тренеров. Они привезли с собой вагон помощников и даже массажистов, хапнули и уехали. Результат в итоге нулевой. Это убивает национальный футбол. А потом мы удивляемся, почему российская сборная не может одолеть североирландцев.

Фото: Лев Федосеев
Игорь АРИСТОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 20.09.2013

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,750876,054080,367273,1036
Афиша недели
Хит из медвежьего угла
Гороскоп на сегодня