Спешим в Ловозеро - накануне вечером в корали центральной усадьбы пригнали очередной, как здесь говорят, кусок оленьего стада, а уже в полдень загоны вновь опустеют. Три-четыре сотни голов отберут для забоя, остальных пастухи вернут на пастбища.

Олений хоровод

Природа, как нередко случается в этих местах, чудит. В Оленегорске - десятиградусный морозец, а в Ловозере - под минус 30. По словам пастухов, ночью было еще холоднее. Над трассой апельсиновое солнце струилось лучами, а здесь, над тундрой, в морозном тумане зависло белым диском. Необычное зрелище.

Олени в загонах принимаются кружить свой бесконечный хоровод. Оленеводы запускают их партиями из кораля в кораль, некоторым важенкам спиливают один рог. Вообще-то, зоотехнические коральные мероприятия начнутся в марте, когда полностью завершится забой. План нынешнего - три с половиной тысячи голов.

Владимир Филиппов: «До конца февраля управимся».

- Кампания началась в декабре, числа 17-го, но трудность заключалась в том, что выпало мало снега, еще не встал как следует лед на болотах и реках в тундре, было сложно пригонять стадо, - поясняет начальник производства Владимир Филиппов. - Долго не наступала настоящая зима, а это плохо для оленеводства. А потом стукнули январские морозы.

- Помнится, раньше в ноябре начинали забой, а сейчас вот в декабре и то с погодными проблемами, - добавляет Николай Лукин, бывший зоотехник 3-й бригады. Нынче Николай Фадеевич пенсионер, за плечами - более чем 45-летний трудовой стаж, да вот дома никак не усидеть, когда в коралях кипит работа.

- Нынешнюю кампанию можно назвать затянувшейся? - спрашиваю ловозерцев.

- В последние годы так и приходится работать - сказывается потепление в тундре. Но телята, конечно, несколько теряют в весе, особенно в сильные морозы, - говорит Филиппов. - В декабре вес теленка был 30-31 килограмм, а сейчас - примерно 27.

Стадо СХПК «Тундра» стабильно насчитывает 24 с лишним тысячи голов, за его структурой следят строго. Вот завершится «сбор урожая», следом возьмутся за обработку рогатых, за разделение стада. Ежегодно оленей прививают от носоглоточного овода, проводят другие зоотехнические мероприятия. Второй год будут вакцинировать от сибирской язвы - требуется привить около 70 процентов всего поголовья. Вообще-то, оленеводы считают это дело перестраховкой - в своих местах вспышек заболевания они не помнят. Но ничего не попишешь, таковы требования государственной ветеринарной службы.

- Как животные переносят прививку? Не отразится ли она на качестве мяса? - интересуюсь.

- Переносят нормально. И на качество продукции не повлияет - до следующего забоя организм оленя полностью очистится, - поясняют специалисты.

Олени ведь не стоят в стойлах, они бегают по тундре, под солнцем и снегом, питаются натуральным кормом, пьют чистую воду рек и озер.

Сильные люди

Смотришь на работу мужчин в корале, на то, как ловко они сортируют оленей: этого - в левый загон, другого - в правый, попутно важенкам рог отпиливают, и он летит через изгородь в сани. А животные, особенно взрослые быки, - ого какие ветви на головах носят! Да и сами они мощные - это вам не тонконогие телята. Тут нужны сноровка, сила и крепкие нервы. Зазеваешься, можно и без глаза остаться, и на рог серьезно напороться.

- Оленеводы - это особая порода людей. Наверное, только от деда к отцу, от отца к сыну передается такое мастерство? - делюсь своими мыслями с Николаем Фадеевичем.

- Это так. Опасная работа. Вот взять нынешнее лето - жаркое оно выдалось, тяжелое для оленей и пастухов. А медведей-то сколько развелось! После отела они целыми бригадами наведывались в стадо. Людям спать было некогда. Одному оленеводу пришлось вступить в прямую схватку с медведем. Молодец, вышел победителем. А могло быть и по-другому...

Эту историю я слышала от ловозерцев в конце лета. Все село обсуждало битву земляка с разъяренным хищником. Оленевод третьей бригады Владимир Владимирович Филиппов одолел косолапого, сразив наповал точным ударом ножа. Сам тоже пострадал, получил раны от когтей, впрочем, быстро поправился.

- Люди сильные и смелые, да вот техники не хватает, - говорит ветеран.

- Нынче приобрели два отечественных снегохода, хотя надо бы как минимум четыре, - поясняет начальник производства Владимир Константинович Филиппов. - Да и лучше бы импортные, они мощнее. Здесь-то еще ладно, а на побережье ехать - наша техника слабовата.

- Я хотя и патриот, но надо признать факт - буржуйские машины сильнее наших, - добавляет Николай Фадеевич.

- Не получается «Тундре» разбогатеть? - спрашиваю.

- Убытки от молочного животноводства тянут назад. Коровье стадо дорого обходится нашему предприятию, - констатируют оленеводы. - Буренки не олени, им корма покупать надо.

Зарплата у мужественных людей тундры тоже оставляет желать лучшего. За такой труд «на свежем воздухе» она справедливо должна быть выше.

Жалуются оленеводы и на проблемы со сбытом продукции.

- Как было раньше, в советское время: наше дело оленей вырастить и мясо сдать государству. Теперь сами должны покупателей находить, - сетует ветеран.

Кстати, одна из причин затянувшейся забойной кампании - недостаток морозильных установок. Нужно расширяться и в этом направлении.

Москвичи завидуют

- Крутиться надо, организовывать оперативнее торговлю, - признает Владимир Филиппов. - Да и не скинешь со счетов, что денег у покупателей сейчас меньше. Вот кооператив приобрел автолавку, надо курсировать по разным местам, торговать. Продукция наша экологически чистая, питательная и полезная. Думается, на рынках населенных пунктов области покупатели всегда найдутся. Ситуация такая, что нужно активнее людям ее предлагать. Не совсем это наше дело, но надо учиться эффективно торговать.

Николай Лукин: «Я пенсионер давно, но как дома усидишь. Надо помогать землякам».

Вся выпускаемая СХПК оленина подвергается надлежащему санитарному контролю. В цехе переработки используются современные технологии. Кругом чистота, людей немного, работают разделочные машины.

В магазинчике «Тундры», который знают все гости Ловозера, глаза разбегаются от обилия деликатесов из оленины. Цены, да, низкими не назовешь. Но качественный продукт того стоит. Конечно, не каждому по карману, например, ленивая мышца, самая ценная часть туши. А вот колбаска - настоящая, с небольшим сроком хранения (потому что без консервантов) - вполне устроит и бюджетника. Кстати, «просто мясо» в отличие от колбас и ветчины продается по демократичной цене.

И все это очень свежее и вкусное. Что правда, то правда. Недавно, оказавшись в столице, я угощала родных и друзей гостинцами из оленины - москвичи были в восторге. И завидовали нам, северянам, что мы можем хотя бы время от времени побаловать себя такими настоящими продуктами, без усилителей вкуса, красителей и прочей химии. В наш век это редкость.