Почувствовать себя героем рассказов Джека Лондона об отважных покорителях Аляски, рассекавших снежные просторы на собачьих упряжках, могут теперь и бойцы отдельной арктической мотострелковой бригады Северного флота в поселке Алакуртти. Не так давно в этой воинской части был создан питомник для ездовых собак породы сибирский хаски.

Сейчас в питомнике живут 10 животных. Самому младшему из них по кличке Фартовый в декабре исполнится 12 месяцев. Он только еще привыкает бегать в связке со старшими. Самый возрастной - семилетний Магнат - бывший вожак. Его силы берегут, чтобы запрягать в санки и катать детей на праздниках, которые в бригаде стараются отмечать коллективно. Помните, как у все того же классика: «Мускулы у него стали крепкими, как железо, и он теперь был нечувствителен ко всякой обыкновенной боли. Он получал хорошую закалку, и внешнюю, и внутреннюю. Есть он мог всякую пищу, хотя бы самую противную и неудобоваримую. И желудок его извлекал из съеденного все, что было в нем питательного, до последней крупицы, а кровь разносила переработанную пищу в самые отдаленные уголки тела, вырабатывая из нее крепчайшую и прочнейшую ткань.

У Бэка было превосходное зрение и тонкое обоняние, а слух достиг такой остроты, что он даже во сне слышал самый тихий звук и распознавал, что этот звук возвещает - спокойствие или опасность. Он научился выгрызать лед, намерзавший у него между пальцами, и когда ему хотелось пить, а вода в водоеме была покрыта толстым слоем льда, он умел пробивать его своими сильными передними лапами. Но самой примечательной была способность Бэка чуять ветер - он предугадывал его направление за целую ночь вперед...» Вот и Магнат - примерно как тот самый джек-лондоновский Бэк. Но наша история не про Аляску. И не про «золотую лихорадку». У нас дела намного серьезнее. Боевые дела.

Так что вернемся на Кольский Север. В Алакуртти вышедший в отставку восьмилетний Интер перебрался на домашний пансион к заведующей этим хлопотным хозяйством и фактической владелице собак - Надежде Тимониной. Она вслед за мужем поступила на военную службу по контракту в арктическую бригаду и является нештатным кинологом соединения, ухаживает за собаками и учит мотострелков премудростям каюра - умению управляться с собачьей упряжкой.

Занятия с собаками проходят живо и весело. Здесь не услышишь лязга гусениц, рева моторов, автоматного треска и хлопков гранатных взрывов - только визг да тявканье мохнатых непосед, резкие окрики и строгие команды инструктора.

Между собой хаски частенько выясняют отношения достаточно жестко - шерсть летит клочьями, но среди военных учеников нечаянно укушенных пока не было, только отчаянно облизанные. Дружелюбные собаки норовят лизнуть бойцов прямо в открытые лица при каждой возможности.

В спортивные нарты - других пока нет - запрягают от четырех до шести собак. Остальные четверолапые используются как буксировщики лыжников. Две собачьи силы способны значительно облегчить и ускорить передвижение арктического мотострелка в полном обмундировании и с оружием.

Мохнатые колеса тянут не хуже мотоблока, к ним только нужно приноровиться. Однако получается это не у каждого. Солдатики спотыкаются, валятся в снег, собаки запутывают снаряжение, норовят вырваться на свободу. Сказывается отсутствие слаженности. Человек и зверь должны чувствовать друг друга. Хаски - собаки ласковые, но хулиганистые и своенравные. Не всякий с ними справится.

Как говорится, первый блин всегда выходит комом, но если долго мучиться... Вполне возможно, что со временем практические занятия с собачьими упряжками перестанут быть некой северной экзотикой, а войдут в курс боевой подготовки арктических мотострелков на постоянной основе, системно.