Возвращаюсь вечером с работы в очередной "час пик". Народ злой, усталый, троллейбус переполнен. Один нервно отпихивает соседа, загородившего проход, бабуля возмущается, что ей "скоро сумку на голову поставят", кондуктор, протискиваясь сквозь толпу, пугает пассажиров истошным криком об оплате проезда. Я же мирно созерцала проносившиеся за окном остановки, да ..."грела уши".

- Развожусь с мужем. Ничего не получилось, зря старалась... Пьет, гуляет, все наши мужики сво...

- А я выхожу замуж за норвежца. Познакомились по Интернету. Бизнесмен... - сказала она.

- Везет же некоторым.

Разговор прекратился. А я подумала, что неизвестно еще, как сложится судьба женщины, которая так спешит выйти замуж за норвежца. Ведь и там всякое бывает.

Недавно в нашей области проходил трехдневный семинар по проблемам женщин Баренц-региона. Учредители кризисных центров Мурманской области, Карелии, Архангельска, Санкт-Петербурга, Норвегии собрались, чтобы поделиться опытом работы и вместе продумать оптимальные решения коллизий, возникающих в жизни женщины, разработать проект программы обмена специалистами. Двое наших психологов отправятся в Киркенес в начале декабря, где в течение полутора недель поработают на местном "поле". В свою очередь, к нам уже в октябре приедут иностранные специалисты.

С нашим контингентом кризисных центров норвежцы знакомы - среди их клиенток немало бывших россиянок. Проблемы, с которыми они приходят туда, как и у нас: обижает сильный пол, подвергаются сексуальным домогательствам или вынуждены были заниматься проституцией.

Всего в Норвегии 18 кризисных центров (занимаются здесь и проблемами мужчин, для них существуют специальные программы, открыты кризисные центры; в нашей стране такой пока только один - в Алтайском крае, городе Барнауле). 16 из них - члены благотворительного общества против сексуального насилия. Ранее предпочтение в таких центрах отдавалось сотрудницам, которые сами стали жертвой насилия. В настоящее время там работают только специалисты.

Для Норвегии большая беда - сексуальные домогательства в отношении детей. Норвежка Анникс Ериксон привела печальную статистику, в которой из 700 обращений - 70-80% подобных случаев.

Любым женщинам, столкнувшимся с насилием, государство выплачивает компенсацию за моральный ущерб. Причем суммы варьируются от степени тяжести. Это четко налаженный механизм, работающий с 94 года. Сейчас норвежцы готовят проект альтернативы для обидчиков: или тюремное заключение, или реабилитация насильника, где с ним будет работать психолог.

В Норвегии существует мнение, что насильник - это больной человек. А когда "человек болен, его нужно лечить, обществу нужны здоровые люди". Но и после лечения человек будет под пристальным вниманием властей, и, если не дай бог, повторит содеянное, мало ему не покажется.

Существует в Норвегии Северный женский университет. Цель университета, по словам его представителя Мариет Стемланд, повысить статус женщин в обществе. От двух недель до трех месяцев здесь обучают воспитанниц по самым разным дисциплинам, в том числе и домоводству, и воспитанию детей, и общению с мужем. И любая норвежка может получить в университете квалифицированную помощь специалиста.

В нашей прессе много писалось о трэффике (торговля людьми), в том числе и о россиянках, которые, устраиваясь на работу за рубеж, нередко становятся жертвами насилия и проституции. Факты, которые приводились на семинаре, показывают, что до 70 процентов женщин, занимающихся проституцией, были жертвами насилия в детстве, психологического либо физического.

Анна СОЛОВЬЕВА