Недавно группа депутатов региональных парламентов Севера России побывала в двух соседних странах, Норвегии и Финляндии. Были среди них и наши земляки - Андрей Чернев, Федор Коньков, Валерий Горин. А приглашающей стороной выступил Северный совет - форум межпарламентского сотрудничества пяти стран и трех автономных территорий. Существующий с 1952 года, этот совет выполняет одну из важнейших для Северной Европы задач: координировать деятельность парламентов стран-участниц, направлять деятельность правительств этих стран на благо граждан.

Россия пока не входит в Северный совет. Тем не менее сотрудничество важно для обеих сторон. Десятки проектов на Северо-Западе России финансируются при его помощи.

Своими впечатлениями о поездке с нами поделился Валерий ГОРИН, депутат областной думы и секретарь политсовета Мурманской региональной организации партии "Единая Россия".

- Валерий Иванович, первые восторги от поездок на Запад давно миновали. Со временем пришло понимание, что их опыт нельзя применять в полной мере у нас - слишком разные исторические пути развития, законы, традиции государственного строительства, размеры стран да и многое другое. Чем же для регионального политика полезна такая поездка?

- Действительно, былого шока, как при самых первых поездках, уже не испытываешь. Потому что за недолгие годы ситуация у нас на Родине меняется все-таки в лучшую сторону. Пусть медленно, но меняется, и уже видны кое-какие результаты, можно делать какие-то прогнозы развития, почувствовать перспективу. Вот для этого и важен чужой опыт - чтобы своих ошибок не наделать. Для меня было важно понять не столько то, что и как они делают, но и почему это делается.

Кроме того, очень интересно посмотреть "вживую", как организовано взаимодействие между центральными, региональными и местными органами власти, как распределены их полномочия.

Вот, например, Норвегия. Конституционная монархия, губернаторы назначаются. И в то же время - широкие полномочия выборных местных органов самоуправления.

- Выборы мэров и назначение губернаторов - это одна из тем, обсуждаемых и российским политическим бомондом, и теми, кого слегка свысока называют "простыми гражданами". Некоторые говорят, что демократии в России пришел конец. А вас, похоже, этот опыт заинтересовал. Не боитесь ошибки? Норвегия, хоть и богатая, но маленькая страна. Всего четыре с половиной миллиона населения. Им ведь и договориться легче.

- Что делает эту страну едва ли не эталоном демократически развитого государства с высочайшим уровнем жизни граждан? Не монархия, не назначение губернаторов. Даже не добыча нефти и газа - хотя именно она и дала тот первоначальный толчок, который тридцать лет назад превратил небогатую страну крестьян, лесорубов и рыбаков в ту Норвегию, которую мы сегодня видим. Страну, в которой безработица составляет всего 4 процента, средняя продолжительность жизни - 85 лет, а пенсионный возраст - 67 лет. Страну, которая очень трепетно относится к качеству жизни своих граждан. Подчеркну, именно к качеству жизни, которое не измеряется в деньгах. Кстати, безработным там платят в течение трех лет 70 процентов заработной платы. Сравните с нами...

Или еще пример - почему в Норвегии запрещены шипы на автомобильных шинах? А они посчитали, что пыль, выбиваемая шипами из асфальта, сокращает продолжительность жизни в крупных городах на один год.

Система государственного устройства Норвегии очень интересна как раз с точки зрения правильно выстроенного взаимодействия властей центральных, региональных, муниципальных и контроля общества за всеми ветвями власти. Причем проявляется это даже в мелочах. Например, у депутатов стортинга (парламента) отсутствует возможность "отсидеться" при голосовании, нажав на кнопку "воздержался". Этой кнопки просто нет! Голосовать можно либо "за", либо "против". То есть депутат обязан принять решение. Не можешь решить сам - иди консультируйся с экспертами, с коллегами. Но свое мнение депутат высказать обязан.

Мне было интересно посмотреть на организацию взаимодействия губернатора, как назначенного представителя администрации, и избранных муниципальных органов власти. Норвежская система любопытна тем, что в ней изначально предусмотрена необходимость, подчеркиваю - необходимость, совместного выполнения общих задач, работы в одной команде.

- И что, никаких конфликтов, все так гладенько и спокойненько?

- Возможность конфликтов, если хотите, заложена в природе и человека, и общества. Главное - умение находить выход.

Яркий пример конструктивного подхода при разрешении конфликтов можно привести из практики трудовых споров. В Норвегии где-то раз в три года проходят массовые забастовки почти во всех отраслях. Объясняется эта одновременность просто: идет кампания по заключению отраслевых соглашений. Как реагируют на это руководство и политики? Спокойно.

Главное ведь что - чтобы система работала. Если конфликт разрешается мирно, значит, все нормально, значит, система работает. А в подобной системе предусмотрена возможность каждому высказаться по проблеме, предусмотрена вероятность и конфликта, и выхода из него.

У профсоюзов есть не только право, но и обязанность в некоторых случаях предлагать свои варианты развития предприятия и вывода его из кризиса, а также участия в управлении. И это повышает социальную ответственность не только предпринимателей, но и представителей рабочего движения. Вывести людей на мороз и поорать, как плохо нам живется, - просто. А вот подумать, посчитать, написать план и выполнять его - для этого нужно нечто большее, чем просто харизма "народного заступника".

- Было ли что-нибудь в ходе поездки интересное для вас как для лидера регионального отделения "Единой России"?

- Для меня, представителя крупнейшей парторганизации в нашей области, очень интересен вопрос партстроительства. У наших соседей я попытался найти какие-то тенденции, подсмотреть пути развития и возможные варианты решения. Может быть, когда-нибудь пригодится в работе.

В стортинге сейчас ни одна партия не имеет большинства, и норвежские политики считают совершенно нормальным входить в коалиции, объединяться. Цель любой политической партии - реализация своих программных положений, что можно сделать только находясь у власти.

Поэтому партии настроены на конструктивную работу, без явной конфронтации и показной оппозиционности.

Кстати, норвежская оппозиция не только участвует в решении всех вопросов, но и делит ответственность за принятие политических решений. То есть, там нет возможности сказать "А я был против и за это решение не отвечаю". Раз избрали - значит, отвечаешь.

Вопросам процедурным, то есть кто и как может выносить предложения, как за них голосовать, придается большое значение. Процедура прохождения вопроса - очень важный элемент демократии. Потому что ее соблюдение позволяет всем высказать свою точку зрения и добиваться нужного решения.

Еще один интересный факт, без сомнения, полезный нам, россиянам. В Норвегии женщины занимают около 47 процентов мест в представительных органах власти. Такое участие благотворно сказывается на уровне решений. Кстати, некоторые мои коллеги в России неоднократно высказывали мнение, что присутствие женщин в советах депутатов идет на пользу работе этих органов. Женщины ответственнее относятся к принятию решений, в их поступках меньше той истеричности и популизма, которые присутствуют у некоторых мужчин-политиков.

- Вы затронули тему взаимодействия исполнительной и законодательной властей. Что, на ваш взгляд, есть интересного по этой части у наших соседей?

- Вообще, на местном уровне представительным органам власти отдается предпочтение. Роль депутата гораздо значимее и выше, чем в России. Но и ответственность, как мы видим, другая. Есть такая поговорка: "Политики решают "что", администрация решает "как". Потому что политики - дилетанты, а администрация - профессионалы. А задач у административного управления несколько: видение перспективы, сохранение преемственности, а также административного опыта.

Но принятию собственно политического решения предшествует большая согласительная работа всех политических сил. Важно, чтобы решения в итоге принимались взвешенные, посильные, без популизма. И обязательно контролировались обществом. Почти все документы и письма в официальные структуры Норвегии находятся в открытом доступе. Это тоже один из элементов общественного контроля. Наверное, поэтому для норвежцев не так важно, назначен губернатор или избран.

Подводя итог разговору о вариантах устройства политических систем, хочу сказать: система общественного устройства должна быть настроена не на создание сдержек и противовесов, на которых можно интриговать на выборах, а на позитивную совместную работу профессионалов и общественности. И обязательно при условии информационной открытости и общественном контроле. Вот это, на мой взгляд, и есть скандинавская модель демократии.

- Было ли еще что-то интересное?

- Есть еще один момент, сделавший поездку интересной. Нам довелось встретиться не только с коллегами-политиками, но и с бизнесменами, поговорить с ними в том числе о перспективах инвестирования в экономику Мурманской области. Например, в Финляндии мы побывали в офисе Северного инвестиционного банка.

- Того самого, который финансирует проект "ТЭКОСа" в Ленинском округе Мурманска?

- Да, именно этот банк выделил около 30 миллионов евро на реконструкцию тепловых сетей под очень низкий процент и на самых выгодных условиях. Как нам рассказала Шарлотта Талквист, один из разработчиков проекта, "ТЭКОС" первые три года не будет платить проценты, а потом в течение 15 лет должен возвращать деньги под три процента годовых. Примерно 5 миллионов евро будет оставлено "ТЭКОСу" в виде гранта, на безвозвратной основе. Это очень интересный и поучительный проект для всего российского Северо-Запада. Можно даже сказать эталонный. И здесь нельзя не отметить большой вклад руководства "ТЭКОСа" в реализацию проекта.

- И много таких проектов у наших соседей?

- Будет еще больше. Россию рассматривают как потенциально одну из самых перспективных стран для инвестиций. Бизнесмены, с которыми я беседовал, как один говорили, что готовы вложить деньги в развитие связи, дорог, предприятий.

- Признаться, мы уже долго слышим, как им интересно было бы работать у нас... Что же сдерживает этот поток денег?

- Наша непредсказуемость, нестабильность. Смотрите, ведь на бытовом уровне мы не дадим деньги тому, кто может их не вернуть. И хотя сейчас курс, заданный Президентом, приносит результаты, наша экономика показывает хороший темп развития, а значит, деньги, принесенные к нам, могут дать сравнительно быструю и высокую прибыль, все-таки западным бизнесменам недостает стабильности.

Целью Северного совета является создание модели будущего сотрудничества с Россией, в соответствии с которой каждая сторона финансировала бы свою долю. Будущее сотрудничество должно основываться на равноправном партнерстве.

Пока же у нас нет одной из норм западного общества - закона о возврате инвестиций. А ведь такой законопроект был бы важен и для наших людей. У всех на памяти ситуации, когда накопленные деньги в одночасье превращались в дым. Повторения этого не хочет никто, и западные финансисты не исключение. Как производственник, я с ними полностью согласен. Для развития предприятия не так важно, сколько рублей стоит евро или доллар. Гораздо важнее, чтобы курс валюты был стабилен. Тогда и российские банки будут давать кредиты промышленным предприятиям под низкие проценты на годы вперед. А предприятия смогут вкладывать деньги в развитие, в долгосрочные проекты. В деле создания условий для стабильности очень велика роль политиков, депутатов всех уровней. Именно законодательной властью формируется та среда, в которой развивается экономика страны.

- Этот вывод вы тоже сделали глядя на соседей?

- На их примере хорошо видно, как это может происходить. Например, не так давно в той же Норвегии провели реформу энергетической отрасли. И теперь на рынке поставщиков действует пять операторов. Конкуренция между ними стабилизирует цены на электроэнергию. Это не значит, что они замерли на одном уровне, вообще не растут, - колебания происходят, но колебания происходят в рамках достаточно узкого "коридора". А у людей появилась возможность выбора.

- А платят-то они сколько? Ведь возможность выбора нашими соотечественниками не всегда воспринимается как благо...

- Около одного рубля за киловатт/час. Сравните с нашими 75 копейками и с нашими доходами.

Беседовал Андрей ЧЕПОЙ.