Международный семинар для представителей СМИ Северо-Запада "Этика в журналистике: как мы ее понимаем" состоялся недавно в туристической деревне "Малые Карелы" под Архангельском. В нем приняли участие сотрудники газет, радио и телевидения из Архангельска, Мурманска, Петрозаводска, Североморска, Котласа, а также из Швеции и Норвегии.

В конце ноября туристический комплекс "Малые Карелы" выглядит сказочно, как декорация к опере "Снегурочка". Высоченные, словно задремавшие под снежными шапками сосны, разбросанные по территории будто игрушечные коттеджи... И - тишина, ничем и никем не нарушаемая.

И только в конференц-зале туркомплекса кипят страсти. Журналисты и так народ эмоциональный, а тут еще москвич Юрий Казаков, эксперт Фонда защиты гласности, открывший семинар, завел коллег - задал такой темп работы, что равнодушных не осталось. Тем более что обсуждаемые темы злободневны для всех: "Между четвертой властью" и "медиакратией"; "Частная жизнь и общественный интерес"; "Совесть законом не регулируется?"; "Журналист журналисту - кто?"; "Пресса: "сторожевой пес" в роли "девушки по вызову"?" и другие, не менее берущие за живое.

Сложно сегодня работать в журналистике. С одной стороны - без ежедневных газет, теле- и радионовостей невозможно представить наше существование. С другой... Потребляя печатную и телепродукцию, в частности телешоу, зрители и читатели вольно или невольно проникаются к авторам статей и передач чувствами, мягко говоря, неприветливыми. И нет, наверное, представителя СМИ, который бы на себе эту неприязнь так или иначе не испытал. Скажем, автору этих строк достаточно высокопоставленные чиновники порой говорили: "А я вообще никаких газет не читаю!" Причем выдавалось это с гордостью питекантропа, освоившего (наконец-то!) каменный топор и решившего, что это - предел мечтаний. Участнице семинара Надежде Шиловой, представляющей архангельскую газету "Ведомости Поморья", один из ее собеседников не мудрствуя лукаво заявил: "Я не разговариваю с журналистами, поскольку все они - продажные!" А вот с какими обвинениями в наш адрес выступил весьма уважаемый Михаил Жванецкий в 2000 году:

"...Ну тем, что горит, взрывается и падает, нас не удивишь. Но истеричность пишущих! Крики "пожар!", "горим!", "тонем!", "убивают!", "спасите!", "караул!", "маму, маму бей!" довели нас до полного отупения... Наверное, население не так требует, как покупает эти вопли, то есть включает, читает, слушает все это, раскрыв рот. И в этот раскрытый рот ему вкладывают "бленд-а-мед", жвачку, какие-то прокладки, туфли, духовки. Продать отупевшему легче, но звать на помощь уже не надо. Сколько ты ему показывал трупов, как ты бежал рядом и записывал крик матери разорванного ребенка. Ты заставлял нас выключать твой телевизор по десять раз за час, чтобы не видеть, не слышать, не присутствовать при ампутации, крови, расстреле, рвоте.

Что же ты теперь требуешь или уже просишь сочувствия к себе, у которого отнимают эту свободу? Конечно, я - за свободу, но я за свою свободу, не за твою. Ты уже не зеркало общества, ты отражаешь только себя и видишь себя..."

- Назвать брошенное в лицо прессе обвинение облыжным не позволяла совесть, - констатировал Юрий Казаков. - Но и признать сказанное истиной не позволяла та же совесть.

Казалось, невозможно было втиснуть в два дня семинара массу вопросов и поиски ответов на них, да еще периодически прерываясь на разборы спорных, скользких и стоящих на грани фола телесюжетов. В чем ошибка тележурналистов, показавших на всю страну омерзительный факт избиений и издевательств тренера над юной гимнасткой? Ведь проблема действительно требует внимания - так в чем губящий сюжет непрофессионализм и нарушение этики? Где прокололся столичный телерепортер, разоблачивший скрытой съемкой извергов в белых халатах, изымавших органы для пересадки у еще живых бомжей? Ведь сюжет-то, казалось, был сделан блестяще и убедительно. А результат? После передачи трансплантация органов по всей стране была прекращена, и тысячи больных людей погибают без надежды на помощь.

- Журналист всегда должен выбирать, куда он ставит ногу и чем обернется его материал, - справедливо комментировал Юрий Казаков. И не просто комментировал, а завязывал дискуссии, которые перерастали в страстные откровенные споры и рассказы о собственном пережитом опыте.

- Я за неделю журналистской учебы в Дагомысе узнала меньше, чем за первую половину дня здесь, в Малых Карелах! - резюмировала свои впечатления Надежда Богданова из телекомпании "СТС-Архангельск". Ее слова выразили общее мнение.

Имеет ли журналист право на некоторую дозу преувеличения и провокаций? Как трактуют спорные вопросы и позволяют преодолевать какие-то ограничения кодексы этики журналистов Норвегии, Финляндии, Германии, Дании? Как должно или как предписано вести себя репортеру в экстраординарной ситуации? Все эти проблемы поднимались на семинаре. В частности, о Шведском кодексе этики журналистов, о том, как согласно ему решаются конфликты, подробно и чрезвычайно интересно поведал член правления Союза журналистов Швеции Рино Ротевати (Стокгольм). А уже на другой день собратья по профессии ломали копья в живой дискуссии, где обсуждались темы "Частная жизнь - тайна для всех?", "Работа по договорам - это журналистика?" и другие. И хотя реверансов в сторону друг друга спорщики не делали, ведущие дискуссии, руководитель проекта "Баренц-пресс" Елена Ларионова и представитель Центра журналистики Северных стран Гуннар Сэтра, сумели, не заорганизовывая живую беседу, перевести ее в русло полезной для всех учебы.

Все вместилось в два ноябрьских выходных дня: и профессиональная учеба, и посещение церкви Успения Пресвятой Богородицы в селе Лявля, где находятся пять мироточащих икон, и святого источника. Побывали журналисты и на знаменитой в Малых Карелах страусиной ферме. Но все же главным на семинаре был обмен опытом. А также возможность осознать свое место, миссию и кредо в выбранной профессии: во имя чего и с чем я пришел в журналистику. И вспомнив старинный девиз "Делай, что должно, и будь что будет", дополнить его - "Делай то, за что ты отвечаешь". И будь при этом объективным, независимым и непредвзятым.

Нина АНТОНЯН