Первые дни мая принесли нашим любителям музыки калейдоскоп ярких впечатлений. В продолжение сотрудничества областной филармонии с Норвежской королевской оперой осуществилась новая постановка - "Богема" Джакомо Пуччини.

Проект этот, осуществленный при поддержке компании "Статойл", потребовал немало сил, энергии. Партитура произведения достаточно сложна, а времени на репетиции было отведено не слишком много. Все исполнители разучивали свои партии отдельно друг от друга. Лишь 1 мая норвежские солисты приехали в Мурманск. У них было всего три дня, чтобы опробовать сцену и познакомиться с оркестром, и лишь одна совместная репетиция с другими участниками музыкального проекта. Дальше - генеральный прогон и премьера.

Многие солисты, певшие в опере, уже знакомы мурманским слушателям. Это норвежские певцы Рагнхильд Серенсен, Тронд Хальстейн Му, Ициар Гальдос и москвич Константин Христов. Другие, Ульф Ойен и Йенс Олай Юствик, приехали в Мурманск впервые.

Сюжет оперы традиционен для своего времени. Поэт Рудольф и белошвейка Мими, случайно познакомившись, полюбили друг друга. Но Мими больна чахоткой. Узнав об этом, она уходит, чтобы не омрачать жизнь дорогого человека. Бурной страстью наполнены отношения их друзей, Мюзетты и Марселя. Но этот роман также оказался недолгим, частые ссоры приводят к полному разрыву. Однако забыть друг друга влюбленные так и не смогли. В конце концов, совершенно больная, без сил, Мими приходит к Рудольфу и умирает у него на руках, окруженная друзьями, бессильными, увы, чем-либо помочь девушке. Сюжет, как видим, непритязателен. Но автора интересуют не его повороты, а чувства героев. Потому музыка наполнена экспрессией, дышит то страстностью, то нежностью.

Несмотря на сложности и быстроту репетиционного периода, постановка прошла очень успешно, а отклики слушателей превратились в бесконечный поток восхищения и признательности.

Мне удалось попасть за кулисы и поговорить с солистами. Особенно хотелось, конечно, услышать мнение Рагнхильд Серенсен и Ульфа Ойена о своих героях, ведь они исполняли главные роли в этом спектакле.

Ойен живет за пределами Осло и в труппе Норвежской королевской оперы не состоит, однако является одним из известных в своей стране теноров, его часто приглашают и зарубежные театры. Ульф был очень рад получить предложение приехать в Мурманск для участия в постановке "Богемы", так как партия Рудольфа - одна из его любимых.

- Я думаю, он немного похож на меня, только более робкий, неуверенный в себе, а потому недоверчивый. Что касается этой партии, то я считаю ее просто фантастической как с технической, так и с музыкальной стороны. Это самая большая роль в опере, в ней много очень известных ариозо. Мне нравится музыка Пуччини. А кроме того, люди, роли которых мы исполняем, в чем-то близки нам: так же занимаются искусством и... так же не слишком богаты.

Точно не знаю, какая доля шутки содержится в этой последней реплике Ульфа Ойена. Как бы то ни было, сценический костюм у него наверняка был только один. В первом действии оперы Ульф по неосторожности залил пиджак свечным воском, так что оркестранты и работники филармонии дружно пытались привести его в порядок на всем протяжении антракта. Кстати, привели, чему тенор был весьма рад.

Рагнхильд Серенсен в Мурманске не впервые. Здесь она исполняла роли Тоски в "Тоске" Пуччини и Виолетты в "Травиате" Верди. Нынешняя ее героиня - Мими. Эта партия певице хорошо знакома, но каждый раз исполнение для нее наполнено переживаниями. И хотя внешне солистка не очень похожа на хрупкую брюнетку Мими, умирающую от чахотки, играет она очень убедительно и с большой любовью.

- Очень здорово играть эту роль - такая теплая музыка, интересная партия! Мне нравится эта женщина, она очень хорошая, с большим сердцем, с надеждами на будущее. Она такая хрупкая, но с такими смелыми планами и со светлым взглядом на жизнь! Мими хорошо описана как в словах, так и в музыке, делать ее роль очень интересно.

Рагнхильд рада участвовать в очередном совместном проекте, так как считает, что обеим сторонам - норвежской и русской - такая работа дает много новых и полезных впечатлений. "Это банальные слова, но это правда", - убеждала меня певица.

На правах знакомой (по прошлогодней постановке "Онегина") я разговорилась на лестнице с Ициар Гальдос. Певица очень любит "Богему", так как в этой опере все герои положительные, и обожает роль Мими. В этой постановке ей выпало петь Мюзетту, но солистка не слишком жалеет об этом.

- Мюзетту нужно именно сыграть: она кокетка, очень яркая женщина, и в этом плане ее роль интереснее, чем Мими.

И поверьте, играла Ициар вдохновенно и с большим удовольствием.

К слову об игре. Опера ставилась в концертном варианте, то есть без декораций, костюмов и реквизита. Но солисты постарались не просто спеть, а именно сыграть свои роли, используя для этого, так сказать, подручные средства: стол, табуретки, свечи, бутылки вина (кстати, в следующем акте пустые бутылки перекочевали в оркестр, выступив в роли ударных инструментов). Певцам пришлось использовать лишь авансцену, ведь почти все пространство было занято оркестром и хором. Видимо, этим неудобством и объясняется печальная история с пиджаком Ульфа Ойена. Игра солистов была безупречной, особенно в последнем акте, в эпизоде смерти Мими. Немые сцены героев, их позы, жесты были наполнены такими подлинными чувствами - забывалось, что это только поворот сюжета, а не реальность. Подобные моменты, должно быть, в декорациях и не нуждаются. В прочих же эпизодах певцы старались разнообразить концертное исполнение оперы яркими мизансценами. Ульф рассказал мне, что эта задача стала для них не менее важной, чем выстраивание ансамбля во время недолгих совместных репетиций.

Ансамбль, звуковой баланс между солистами, вероятно, действительно было легко выстроить, так как все певцы обладают замечательными вокальными данными - даже из-за сцены их было прекрасно слышно. Для Мурманска, не избалованного настоящими оперными голосами, это уже настоящая сказка. Оркестровая партия также была исполнена достаточно профессионально и выразительно, хотя порой музыканты "не строили" между собой или расходились с певцами. Наверняка сказалось недостаточное количество совместных репетиций. В принципе, для сложившихся оперных коллективов такие быстрые сроки подготовки произведения не являются чем-то исключительным, но ведь стаж работы наших музыкантов в этом жанре не слишком велик, они участвуют в опере раз в год. Так что исполнение было порой небезупречным, зато очень эмоциональным. Хочется особенно отметить работу дирижера Терье Бойе Хансена - от его рук, казалось, исходила магнетическая сила, которая захватывала не только оркестр, но и весь зрительный зал.

Украшением второго и третьего актов "Богемы" является хор. По замыслу автора, он создает живую атмосферу улицы и кафе, имитирует выкрики торговцев, разговоры детей, солдат, простых горожан. В нашей постановке участвовали два коллектива: камерный хор "Амадеус", которым руководит Валерий Иванов, и детский хор ДМШ № 1 "Аметист" под руководством Светланы Ляшовой. Изюминка их партий заключается в эффекте "переброса" музыкальной темы от одной группы хора к другой или от солиста к хору, что и создает иллюзию живой беседы. Выучить такие реплики сложнее, чем традиционные "замкнутые" партии, но Валерий Иванов признается, что работали все с большим увлечением, а потому хорошо справились со своей задачей.

Напоследок - о техническом новшестве. По примеру больших театров в этой постановке был использован экран, на который проецировались титры. Так что все слушатели, обладающие хорошим зрением, могли читать перевод итальянского текста непосредственно во время его исполнения. Новинка хоть не обязательная (ценителям оперного искусства музыка скажет больше слов), но весьма приятная.

Отзвучала музыка, затихли аплодисменты. Впереди - новые совместные проекты.

Яна ВИКТОРОВА