- Как я впервые попал в музей? Честно говоря, не помню... Наверное, еще на руках у мамы. А вот как первую экскурсию провел, рассказать могу. Мне тогда шесть лет было.

Алексей Бойко, питерский искусствовед, сотрудник Русского музея, кандидат наук, в Мурманске почти как дома: не в первый раз приезжает с публичными лекциями в гостеприимные стены областного художественного музея. Поэтому так по-домашнему просто, за чаем с плюшками, улыбаясь, ведет рассказ:

- Мама привела меня в Московский Кремль и велела дожидаться у Царь-пушки, а сама пошла по делам. Тоже в музей, кстати. Пока ее не было, мимо прошло столько экскурсий, что я понял: о Царь-пушке уже могу рассказать не хуже экскурсовода. В общем, когда мама вернулась, я перед третьей группой выступал. Имел успех, кажется!

История забавная, но вот в успехе юного гида можно не сомневаться: дар завораживать публику у Бойко врожденный, как и способность мир скульптуры, архитектуры, живописи ощущать как вторую реальность. Немудрено - мой собеседник из семьи потомственных знатоков искусства. И хотя мужчину-искусствоведа сейчас, пожалуй, встретишь не так часто, он в этой не самой хлебной профессии никогда не был разочарован. Говорит, радостней ее не найти:

- У нас часто на научных конференциях выступает, например, социолог и рассказывает, как ежегодно уменьшается количество посетителей музеев, как плохо там, нехорошо здесь и так далее... После него выходит музейщик: "Знаете, у меня недавно были две минуты счастья. В аудитории оказался необыкновенно способный ученик, он задавал удивительные вопросы, находил такие верные слова, все это столь неожиданно и интересно!.." Видите, совсем иной взгляд на проблему, оптимистичный. Потому что наша профессия - путь, открывающий радость постижения. Очень вдохновляющее занятие.

Алексей Григорьевич в Русском музее работает всю жизнь. Собственно и первые уроки будущего ремесла получил в его залах: в детстве занимался в кружках Русского и Эрмитажа. Тогда и обрел пристрастие к весьма интересному и необычному делу - музейной педагогике. Сейчас это одно из актуальных и перспективных направлений, которое в нашей стране получило развитие как раз в питерском искусствоведении. В Русском музее уже много лет действует Центр музейной педагогики и детского творчества, Бойко - один из его ведущих специалистов.

- Музейная педагогика - это особое направление в работе с аудиторией, - объясняет он. - Попытка соединить то, что может дать система образования, с тем, что предлагает музей. Попытка искусствоведа лучше понять образ, процесс, работу воспитателя, учителя, родителей - и осознать, на что способно музейное пространство. Понимаете, традиционное музейное просветительство относится к человеку как к чистому листу. Что с ним было вчера, какое у него настроение, много знает или вовсе ничего - все это не интересует экскурсовода. У него в запасе только блок информации, которую надо воспроизвести. Музейная педагогика действует совершенно иначе. Она зависима от аудитории, ориентируется на ее запросы. Для меня не существует плохих слушателей, к каждому нужно найти подход и двигаться вместе с ними. Это прежде всего общение, открытие друг друга.

Музейная педагогика - дело последних лет, немудрено, что подспорьем ей стали современные технологии. Мой собеседник ими увлечен профессионально, является одним из инициаторов создания виртуальной сети филиалов Русского музея в городах мира, кстати, один из ее активных членов - Мурманск. Здесь виртуальный филиал успешно работает не первый год и в первую очередь ориентирован на молодежь. Всего же открыто 25 таких точек в России и за ее пределами.

- Виртуальный филиал - это три составляющие, - говорит Бойко. - Первая - кинотеатр, где применяются самые новые технологии. Вторая - образовательная зона: несколько компьютеров с программами Русского музея, подключенных к Интернету, а также медиатека (все наши цифровые и книжные издания). Наконец, третья и самая важная - педагогическая деятельность на базе филиала. Это главное и зависит уже от сотрудников музея, университета или библиотеки, где открыт наш центр. Это, увы, удается не везде, а вот Мурманск - счастливый пример. Здесь в художественном музее на созданной нами базе ведется просто потрясающая работа. Здесь виртуальный филиал поистине живет.

Какова главная цель создания таких центров? Разумеется, они не должны заменить подлинное общение с картинами и художниками. Но кроме чисто просветительских задач их создатели ставят еще одну, глобальную. Связать разные города мира в единое пространство, сделать возможным общение между ними, совместные проекты, обсуждения, обмен информацией. Иногда это удается. Например, в тот самый момент, когда дипломатические отношения России и Эстонии пережили не лучшее время, филиал Русского музея в Кохтла-Ярве стал одним из главных источников русско-эстонского диалога. Масса его посетителей наладила контакт с единомышленниками в городах нашей страны - любовь к искусству помогла им забыть о границах и политике.

Открытые лекции об изобразительном искусстве России и Европы от древности до наших дней, с которыми Алексей Бойко выступает в разных городах, тоже часть музейной педагогики. С любой, незнакомой, разношерстной и разновозрастной аудиторией найти общий язык - дело непростое. В Мурманске перед гостем два дня подряд собирался полный зал народу, причем самыми старшими слушателями были пенсионеры, а самим младшими - третьеклассники. Кстати, они-то на преподавателя произвели самое яркое впечатление.

- Задавали удивительные вопросы, которым и студент позавидует. Одна девочка после лекции о скульптуре классицизма захотела узнать, что же потом произошло с Венерой - для нее этот персонаж стал живым существом. Побеседовав, мы с ней предположили: быть может, эта богиня существует до сих пор, как знать... - улыбается Алексей Григорьевич. - А другая девочка попросила рассказать о скульптуре романтической эпохи: мол, романтическую живопись они усвоили, а как же скульптура? Такие вопросы - показатель возможностей ребенка. Они способны взять от нас гораздо больше, чем принято считать! Они талантливы!

Высокий человек со звучным голосом и лукавой улыбкой готов часами говорить о том восторге, что дарит ему профессия искусствоведа. Та самая, которую отчего-то принято считать кабинетной и скучноватой. Для Бойко же она - неиссякаемая кладовая радости. И этой радостью он легко делится со слушателями. Заряжает энергией. С аудиторией расстается с сожалением: жаль прерываться, но приходится. Впрочем, в полюбившийся Мурманск обещает возвращаться еще не раз (следующие лекции запланированы на октябрь).

- У нас принято жаловаться на жизнь музейщика: несладкая, небогатая. Но зато какая интересная! - восклицает Бойко. - Все подталкивает к новому, не дает закоснеть. Конечно, воспитать зрителя - дело непростое. Но ведь и дороги строить тяжело. Вопрос в том, чтобы все время творить. И тогда наша профессия будет самой радостной на свете!

Татьяна БРИЦКАЯ