Покидая музей послевоенного восстановления хозяйства в Хаммерфесте, мы встретили небольшую группку пожилых норвежцев. Это поколение, как я успела заметить, отличается респектабельностью, оптимизмом, вкусом к жизни. Но встреча здесь, после экскурсии по залам музея и просмотра кинофильма о Второй мировой, заставила посмотреть на них несколько по-иному. Возможно, среди этих ухоженных, благополучных стариков есть те, кому довелось пережить «пещерный» кошмар во время фашистской оккупации. Может, чьего-то родственника замучили гестаповцы за участие в Сопротивлении. А может, рука одного из них, с зажатым в ней кусочком хлеба, спасла жизнь нашего соотечественника…

Группа российских журналистов на днях участвовала в очередной программе, организованной консультационным центром «Консалт Информ» совместно с МИД Норвегии, концерном «СтатойлГидро» и рядом других норвежских учреждений. Главной темой было сотрудничество в нефтегазовой индустрии. Но наряду с этим нам дали возможность поближе познакомиться и с нелегкой историей страны-соседки.

Еще до начала войны местная нацистская партия Квислинга внушала норвежцам, что Советский Союз - главная угроза. И немцы с первых дней оккупации стремились побыстрее повернуть население к нацизму, убедить, что только Германия сможет защитить от кровожадных большевиков.

Тем не менее большинство норвежцев видели именно в русских тех, кто принесет освобождение. В стране, где движение Сопротивление было достаточно сильным, до сих пор живет память о жертвах пыток и казней в застенках гестапо. Один из музеев под Ставангером сохранил их жуткую атмосферу. Там воссозданы сцены допросов участников подполья. Страшное слово «гестапо» мы увидели потом и на табличке на стене одного из зданий в Осло.

- Это память о том, что здесь было во время войны, - сказал руководитель курса для нашей журналистской группы Эльнар Сельеволд. - Чтоб молодые не забывали.

Он тоже помнит те годы. В апреле 1940-го, когда Германия оккупировала Норвегию, ему едва исполнилось шесть лет. И страха он не чувствовал - скорее наоборот, для мальчишки все было очень интересно. Только повзрослев, он понял, какую тревогу из-за его любопытства постоянно переживали родители. Эльнар рассказывал, как мирные жители старались помочь советским военнопленным. Рискуя жизнью, подкармливали их чем могли. В залах музеев и во многих норвежских семьях до сих пор бережно хранятся игрушки, шкатулки, стаканчики, вырезанные русскими узниками из дерева.

Поздней осенью 1944-го, когда на Северном фронте началось наступление советских войск, жители Хаммерфеста должны были покинуть свои дома. Приказ Гитлера о применении тактики выжженной земли приводился в исполнение и в Норвегии. Он исключал сочувствие к мирному населению. Объявили приказ об эвакуации, но многие были не в силах покинуть родные места. Наиболее предусмотрительные заранее подготовили землянки или пещеры в горах и укрывались там, прихватив с собой то, что могли унести. В музее можно увидеть эти макеты таких «жилищ», в которых в лютые холода пришлось зимовать и детям, и старикам. Все надеялись, что кошмар вот-вот кончится. И это случилось. Но только весной 45-го. И тогда уцелевшие в борьбе с холодом, голодом и постоянным ужасом быть обнаруженными люди вернулись. Но не в дома. А к руинам, которые остались на их месте. Впереди были годы труда по восстановлению разрушенного войной.

Выйдя из здания музея на улицу, невольно съеживаюсь, представляя, как тысячи людей зимовали в этих потрясающе красивых своей дикой суровостью горах, на которых и сейчас, в самом конце апреля, лежит снег…

Да, были среди норвежцев и те, кто добровольно пополнял ряды фашистской армии. Но них здесь говорить не любят. И никому даже в голову не придет проводить в их честь торжественные церемонии и парады, как это происходит нынче в прибалтийских государствах или на Украине.

В Норвегии десятки памятников и мемориалов, ухоженных захоронений жертв Второй мировой - наши соседи бережно хранят память о тех годах. Причем хранят не только свидетельства доблести и стойкости. Один из знаков памяти встречает нас по пути к заводу по сжижению газа компании «СтатойлГидро» на острове Мелкойа. На вершине скалы - громоздкое сооружение из камней - бывший наблюдательный пункт фашистов. Отсюда как на ладони окрестные горы и море. Сюда подходили тогда вражеские подводные лодки. Это - тоже, чтобы процветающая ныне страна не забывала иные времена.

Юния ВАЛАМИНА