Сейчас на видеосервисе Start идет сериал «Надежда», где одну из ключевых ролей - супруга главной героини (в этой роли снималась Виктория Исакова) играет Алексей Морозов. Но большинству зрителей представлять этого актера нет нужды: он снялся более чем в 40 постановках и хорошо известен ролями в фильмах и сериалах «Таинственная страсть», «28 панфиловцев», «Нуриев. Белый ворон», «Время первых», «Поселенцы» и многих других.

Сыграть музыканта

- Алексей, ваш герой в сериале «Надежда» - музыкант, он выступает на сцене. А вы разделяете его любовь к музыке?

- Более чем разделяю. Я ребенком окончил музыкальную школу по классу фортепиано. Потом в конце 90-х годов создал свою музыкальную группу под названием «Простые вещи». Мы даже записали собственный альбом на студии «Мелодия» с легендарным продюсером Андреем Тропилло, который когда-то записывал ранних Виктора Цоя и Бориса Гребенщикова. Потом я ушел в театр, но музыка со мной все равно осталась. И сейчас у меня новая волна увлечений: классическая музыка. Я разучиваю на фортепиано произведения Моцарта, Баха, Шопена, Чайковского...

- А в музыкальных сценах в фильме вы сами играли на гитаре? Или дублер?

- Да, на бас-гитаре я играл самостоятельно, хотя это не вполне мой профиль - я играю на акустической или электрогитаре. Но принцип-то игры один, так что проблем не было. В сериале снимались профессиональные музыканты - группа «Майтай» Андрея Дерькова, который является еще и автором саундтрека к «Надежде». Так что я играл с профессиональными музыкантами на басу прямо во время съемки.

- А пришлось чему-то учиться для съемок? Есть ли в фильме трюки с вашим участием?

- Основные трюки, конечно, связаны с героиней Виктории Исаковой. Она же у нас киллер, а я - басист. Но в сериале и мне приходилось быть измазанным кровью, а в последних сериях есть важная сцена драки, и вот там понадобился профессиональный каскадер.

Сложные герои и трудные роли

- В актерской профессии важна удача? Или главное - талант и только он?

- Конечно, удача очень важна. Можно много лет быть трудолюбивым и талантливым актером, но по большому счету так ничего и не достичь. Важно оказаться в нужное время в нужном месте, встретить своего режиссера или продюсера, найти партнеров, близких тебе по духу. Это все очень и очень важно. Поэтому - да, удача играет огромную роль в нашей профессии.

- Каких героев вам интереснее всего играть на сцене и на съемочной площадке?

- Интересно играть сложных. Не плохих и не хороших, а именно сложных - людей с двойным дном, которые говорят не то, что думают, а делают не то, что говорят. Это интереснее, чем внятно положительный герой или внятно отрицательный. И хорошо, что в последнее время мне предлагают играть неоднозначных персонажей.

- А у вас была роль, которая давалась очень сложно, что называется, не шла?

- Да, так случалось и в театре, и в кино. В театре - спектакль «Ворон» по пьесе Карло Гоцци, где я играл главную роль - принца Дженнаро. Это стихия итальянских сказок с очень несвойственной для меня манерой исполнения. Первые несколько месяцев на репетициях ничего не выходило - меня тянуло в психологический театр, а здесь все-таки представление. Но на каком-то этапе все начало получаться. С тех пор этот спектакль стал для меня любимым на сцене Малого драматического театра - Театра Европы. Что касается кино, то, пожалуй, такое было на съемках фильма

«28 панфиловцев», где я играл политрука Василия Клочкова, сказавшего знаменитые слова: «Велика Россия, а отступать некуда - позади Москва». Сначала тоже не очень получалось. А потом режиссер Ким Дружинин мне сказал: «Леша, сделай так, чтобы я тебя в кадре не заметил». Ответ-

ственная, важная роль, и хотелось сыграть как можно точнее и ярче, а Ким с этим замечанием мне помог: я просто расслабился - и почувствовал настоящую свободу в этой роли, и только тогда что-то стало складываться...

- А есть ли такая роль или герой, который оказался вам, наоборот, ближе всего?

- Пожалуй, это Ваксон из сериала «Таинственная страсть», который прошел на Первом канале (картина о «шестидесятниках» - писателях и поэтах. - Прим. авт.). Там прототипом моего героя был сам автор - выдающийся прозаик Василий Аксенов. Как-то сразу, с первых проб, я стал понимать, что эта роль моя. Мне очень близок взгляд писателя как бы со стороны, чуть сверху ситуации. И было интересно, играя какую-то сцену, думать о том, как бы писатель эту ситуацию, которая разворачивается на съемочной площадке, описал в своих произведениях…

В инвалидном кресле

- В каких проектах мы еще увидим вас в ближайшее время?

- Впереди - российская премьера сериала «Эксперт». Он про начальника экспертно-криминалистической лаборатории, который после автокатастрофы сначала находится в инвалидном кресле, потом «пересаживается» на костыли, потом ходит с палочкой... Это будет интересный, яркий и местами забавный проект, который я очень жду. Также на Первом канале должен выйти 20-серийный фильм «Русские горки», где мы снимались с Константином Лавроненко, Татьяной Лютаевой, Лянкой Грыу, Иваном Колесниковым и другими замечательными артистами. Это семейная сага, действие в которой начинается в 1945 году, а заканчивается в 1986-м. Мы увидим и молодость героев, и их зрелость, и даже старость…

- Мне кажется, что ваш выбор в профессии был предопределен. Вы из актерской семьи и росли фактически за сценой. Думали ли о другой профессии?

- Надо сказать, что до 14 лет я актерство совсем не рассматривал. Был довольно зажатым, закомплексованным мальчиком - таким домашним и семейным, что ли. И только в 14 лет, попав в театральную студию «Вообрази» при петербургском телевидении, стал понимать, что все-таки актерская профессия - моя. Как-то так получилось, что у меня довольно поздно возник этот интерес.

- Я знаю, что у вас был период, когда вы решили оставить актерство.

- Да, действительно, в 2000-х годах в течение трех лет работал пиар-директором в крупных рекламных компаниях. Тогда мало что в кино происходило, а в театре и творческие, и финансовые возможности были весьма скудны, поэтому решил по-

пробовать себя в другой сфере. Купил даже книжку «Пиар для «чайников». И исполнял роль пиар-директора, так сказать. Ни разу не пожалел об этом, так как знания эти мне пригодились. Сейчас занимаюсь режиссерской и продюсерской деятельностью, и опыт в пиаре очень помогает.

Свой семейный сценарист

- Вашему сыну Матвею не так давно исполнилось десять лет. Если он решит тоже стать артистом, будете ему говорить о всех минусах профессии или безоговорочно поддержите его выбор?

- Выбор сына я поддержу в любом случае. А увлекается он сейчас, как и все, компьютерной игрой «Minecraft». Я знаю, что в Петербурге БДТ даже спектакль на эту тему представил (первый в России спектакль в компьютерной игре «Minecraft» - постановка «Вишневый сад» режиссера Эдгара Закаряна по мотивам пьесы Чехова. - Прим. авт.), потому что это действительно повальное увлечение детей. Но что самое интересное, он придумывает много разных историй и додумывает существующие. Весьма драматургический склад ума - возможно, будет сценаристом. Посмотрим...

- У вас есть и опыт режиссера. А есть в планах какие-то новые проекты?

- Конечно, и немало. Мой дебютный короткометражный фильм «Курорт» в прошлом году поучаствовал в кинофестивале «Амурская осень». Сейчас в разработке интересный интернет-сериал с рабочим названием «Они здесь» по книге «Три товарища» Ремарка. Правда, мы довольно далеко уходим от первоисточника. Это будет такой остросюжетный триллер, антиутопия, постапокалиптическая драма с элементами детектива. Сейчас пишем сценарий. Я явлюсь руководителем сценарной группы, режиссером и продюсером.

Театр бессмертен

- Сейчас многие проекты, которые снимают для интернет-платформ, бывают интереснее, чем для проката или телевидения. Как вы относитесь к этой тенденции?

- Исключительно позитивно, потому что это, возможно, заставит телевидение тоже изменить формат своих сериалов и фильмов. Сейчас, глянув на экран телевизора, сразу понятно, для какого канала снимался проект, можно даже не смотреть на логотип.

- Если осовременить фразу из очень известного фильма и сказать: «Через 20 лет не будет ничего, останется только Интернет», - вы согласились бы с этим? Театр и телевидение исчезнут?

- Уверен, что нет. Просто телевидение, опять же, поменяет свой формат, станет более смелым, ярким, дерзким. Ну а театр невозможно заменить ничем! Это живое общение публики с актером на сцене. Опыт пандемии и карантина очень ярко показал, что зритель устал от этих бесконечных онлайн-спектаклей и онлайн-трансляций - ему не хватает и всегда будет не хватать живого общения. Я уверен в этом!