На счету у Дмитрия Миллера - десятки киноработ, и во многих из них - главные роли. На днях по ТВ прошел сериал «Андреевский флаг». С разговора об этой работе и началась наша беседа с актером.

Глубокое погружение
- Дмитрий, как вы готовились к съемкам?
- Начал с того, что пересмотрел аналогичные фильмы, которые есть в мировом кинематографе, - посмотрел, на кого равняться.
- Вы же служили в армии? Выправка, наверное, помогала на съемках?
- Да, я служил в армии, и, думаю, мне это в чем-то помогло. Вспомнилась, например, строевая подготовка, которая остается в памяти, как езда на велосипеде: один раз научился - и на всю жизнь. Кто не служил, тот не знает, например, как осуществляются повороты налево, направо и кругом, как прикладывается рука, каким должно быть воинское приветствие. Это и пришлось вспомнить. Элементарные вещи должны быть точными, потому что это армия, устав и субординация. Кажется, мелочи, но кино и из этого, в том числе, складывается. Маленькая какая-то неправда тянет за собой и последующие. Мелочи вспомнил, а остальное спрашивал на месте. Всегда на съемочной площадке присутствовал консультант.
- Съемки проходили на настоящих действующих кораблях и подводных лодках?
- Да. А также в гарнизонах, дивизионах - то есть в действующих частях и подразделениях. Там, где несут службу. Много нюансов узнали. Например, что внутри штабных помещений можно находиться без головного убора. А что рука к пустой голове не прикладывается - это я помнил с армии. Учились многому на месте, какие-то корректировки вносили в текст - несмотря на то что сценарий перед съемками был отредактирован морскими офицерами. Командир корабля сидел с нами и вычитывал сцены, которые нужно было снимать в тот или другой день. На это тоже уходило время, но иначе так, как надо, не сделаешь.
- Отзывы на сериал уже видели?
- Я не смотрю. Отпускаю после работы всю историю, весь материал. Он уже живет какой-то своей жизнью. Конечно же, в своих социальных сетях я делаю анонсы и смотрю, кто и что пишет. Все отзывы - положительные, это приятно.
- Что было самым сложным?
- Нахождение на объекте - на подводной лодке. Еще было сложно с подачей и исполнением команд: трудно уловить темп, в котором это произносится, и многие слова были незнакомы. Точнее, может они и знакомые, но ударение на флоте ставится не так. Например, не под кИлем, а пол килЁм, не кОмпас, а компАс. То есть не так, как мы привыкли слышать. И на это уходило время. Еще и пространство замкнутое… Присутствовало и волнение, безусловно, потому что рядом с тобой находятся действующие офицеры. Они и в кадре у нас были, за что им огромное спасибо. Они своим присутствием оживляли нашу картинку, привнося ощущение реальности происходящего, помогали нам.

Зрители требуют продолжения
- Не возникало у вас желания погрузиться под воду?
- Конечно! Было безумно интересно попасть на подводные корабли. Просто не верится в то, что ты реально там находишься и видишь это воочию. Там столько всего! И ты думаешь: «Неужели каждая трубочка, каждый проводок что-то значит?» Для гражданского человека это непостижимо, как космос! Конечно, было интересно погрузиться, попробовать на себе. И у нас были такие тестовые погружения. Перед каждым выходом из базы на дежурство идет проверка подлодки на герметичность. Происходит погружение сначала на три метра. То есть лодка не полностью уходит под воду, а так, чтобы рубка была над водой. Для меня, кстати, это было открытие: что в рубке все заливается водой. Там есть устройства связи, которые все равно при этом работают, но там, естественно, находиться во время погружения невозможно. Так вот, это было при нас - такое погружение, так как команда работала в штатном режиме. И ты ощущаешь сразу все: сдавленность, вакуум, заложенность ушей и так далее. Атмосфера непривычная. Полностью погрузиться и пройти какое-то расстояние под водой мне тоже было бы интересно…
- Вы снова снимались с Александром Макогоном - вашим партнером по сериалу «Светофор». Не считали, сколько у вас совместных работ?
- Мы с ним познакомились еще до «Светофора». Он был вторым совместным проектом. Потом была «Ищейка», где мы тоже вместе работали. И вот теперь - «Андреевский флаг». Получается четыре. Как-то так у нас выходит сниматься вместе! Это всегда приятно: увидеть знакомого, тем более такого, который уже просто стал родным.
- «Светофор» шел по ТВ пять лет, отснято 200 серий. И все? Не продлится?
- Об этом разговоров нет. Я думаю, что этот проект уже закончен. Этот сериал периодически до сих пор показывают, новые зрители появляются, находят нас в социальных сетях, спрашивают: «Будет ли 11-й сезон, продолжение?» Отвечаю, что нет. Почему? Потому что мы все уже выросли, еще взрослее стали, у всех - семьи, надо двигаться дальше. Так что продолжения «Светофора» не будет.
- Насколько я знаю, сейчас идет работа над новым сезоном «Ищейки»?
- Все верно, это уже пятый сезон. У моего персонажа - не главная линия, но я появлюсь в новых сериях. Не буду раскрывать всех подробностей сценария. Должно быть интересно.
- Видела, что готовится к показу еще один новый фильм с вашим участием - «Нефутбол»...
- Да, мы начали его снимать два года
назад, и надеюсь, что скоро он выйдет. Это история про женский футбол. Роль у меня интересная: я играю директора таганрогского металлургического комбината. И при этом комбинате есть непрофессиональная женская футбольная команда. Мой герой смотрит на нее, не видя перспектив и радости, - но все в жизни меняется…

Семейные радости и сложности
- Как провели время в изоляции? Скучали по гастролям, съемкам?
- Скучали, конечно. Но что поделать, если такая история. Сидели дома. У нас нет дачи - провели все время в Москве. Смотрели кино, сериалы, занимались друг другом, с детьми общались. Проводили время в семье. Пережили, пересидели достаточно безболезненно по большому счету. Слава богу, никто не заболел, остались целы и невредимы…
- Ваша супруга Юлия Деллос - тоже актриса. Дочери Алиса-Виктория и Марианна-Дарина, наверное, творческие личности?
- Мы стараемся развивать в них это. У девочек есть такой потенциал. Я сейчас не про актерский говорю. Они очень любят рисовать. У Юлии есть художественное образование: она художник, хорошо рисует. Когда стала актрисой, перестала это делать, сейчас возрождает свое умение. И девочки тоже, глядя на маму, с акварелью, гуашью работают. Они очень здорово рисуют, у нас вся квартира увешана их произведениями. Их надо собирать для того, чтобы показать, например, в художественную школу. Детей туда принимают уже со своим набором рисунков. Надо иметь вот такое богатство. У нас уже на пару выставок можно набрать. Им нравится. Еще они лепят. Сегодня пошли в мастерскую лепки, доделывают там свои работы. Каждая лепит то, что ей хочется: одна - мышек, другая - принцесс. У них хороший потенциал.
- А сын Данил выбрал журналистику?
- Да, он окончил факультет журналистики - выбрал пиар и рекламу. Сейчас работает в пиар-агентстве. У него своя семья. Радует нас, и мы им тоже гордимся.

Роковый «Зодиак»
- Я знаю, что вы хотели собрать свою музыкальную группу. Удалось?
- Да. Появилось вдохновение. Немного карантин помешал - приостановилось все. До этого успели снять три клипа. Записали несколько песен, хорошо пошел процесс, хочется его продолжать. И даже есть заинтересованность в нас музыкальных продюсеров.
- Название какое у группы?
- «Зодиак 13». Сложная история - выбрать название для группы. Много всего перепробовали. Раньше была, и есть, такая прибалтийская группа «Зодиак», которую мы все слушали в детстве. Правда, они на тот момент играли электронную музыку. Еще был набор каких-то ассоциаций: космос, звезды, знаки зодиака... Еще же есть 13-й знак зодиака, который не очень известен. И вот нам захотелось, чтобы эта цифра в названии присутствовала. У меня к ней нет никаких предубеждений: я живу в доме номер 13, и вообще очень часто это число появляется в моей жизни, но всегда с хорошим послесловием. Кстати, знаете, что означает само слово «зодиак»? В переводе с греческого - живое существо, животное. И когда я узнал перевод, то решил, что если меня будут спрашивать, почему такое название для группы выбрали, то буду отвечать: потому что мы живые, музыка - это жизнь. А играем мы рок - тяжелый, местами шумный…
- Многие поклонники были в восторге от вашей роли в «Склифосовском» и даже хотели, чтобы линия вашего героя продолжалась...
- Не скрою, нам с Ольгой Павловец нравилось исполнять наши роли, играть пару: она была такой живой, в ней были семейные драмы и радости... Надеюсь, что мы вселяли радость и в зрителей. Наших героев отправили в Геленджик, они там в командировке. Так что мы присутствуем в «Склифосовском», но - вдали от столицы. Ну а в дальнейшем - как сложится...
- Вы учились в медицинском техникуме. Эти знания применяете?
- К счастью, часто применять не приходится. Да и осталось в памяти больше что-то такое от психотерапии. В том смысле, что я понимаю: страшное это заболевание или нет. Конечно, что-то помню, что-то въелось навсегда. Смотришь на какие-то вещи не с такой опаской, как многие. Для меня было открытием, что многие, оказывается, не знают устройство организма: где какие органы находятся. Вроде же понятно, где печень, почки, желудок и так далее... Но, оказывается, не для всех. А еще я люблю читать аннотации лекарств - видимо, привычка такая. На мне в семье лежит эта обязанность: прочесть, понять, объяснить и применить! Вот такая еще от меня польза...