До Мурманска трио пианиста Даниила Крамера со знаменитым американским саксофонистом Винсентом Хэррингом побывало уже в семнадцати городах России. Но именно на концерте в столице Заполярья выдающийся мастер тенор-саксофона впервые сыграл на флейте!

Почти волшебная флейта

Что же послужило романтическим толчком для уравновешенного, практически не улыбающегося, спокойного, как слон, саксофониста? Ведь флейта для него не более чем хобби.

Но, думается, Винсент Хэрринг ощутил понятную грусть накануне очередного своего дня рождения. Говорят, после пятидесяти мужчина в такие дни не празднует, а молится. А когда назавтра стукнет 54, поневоле возьмешь в руки флейту, чтобы сыграть что-нибудь щемящее. Например, проникновенную вещицу «Blue in Green» трубача Майлза Дэвиса из далекого 1959 года…

Концерт вызвал шквал интереса. Девушки на крыльце филармонии спрашивали лишний билетик. Даниил Крамер кого ни попадя не привезет!

Даниил Крамер.

Ровно год назад, в ноябре 2017 года, заслуженный артист привозил к нам великолепную джазовую певицу Риту Эдмонд, напомнившую мурманчанам великую Эллу Фитцджеральд. Еще тогда маэстро вскользь упомянул, что нередко работает на стыке классики и джаза.

Теперь же хитросплетение классической и джазовой музыки стало целью всего концерта. Чего стоит, например, джазовая интерпретация Фредерика Шопена! Этюд ми-мажор с виртуозной импровизацией саксофона вызвал в зале бурю восторга. К слову, маэстро Крамер транспонировал тональность шопеновского этюда на полтона ниже оригинала, но это не я такой умный слухач, а сам Даниил Борисович за кулисами упомянул об этом: «Мне так больше нравится!».

Нарочитое противопоставление классики и джаза пианист и саксофонист продолжили в инструментальной обработке песни Джерома Керна 1933 года «Yesterdays». Быть может, певицы Билли Холидей и Кармен Макрей вздрогнули бы от такой вольной музыкальной борьбы, но после взаимных бросков через бедро два изумительных музыканта сошлись, по-моему, на дружеской ничьей.

Девушка с контрабасом

В полной мере мастерство инструментального трио проявилось в начале второго отделения концерта, когда саксофонист остался за кулисами. Даниил Крамер переделал в вальс известнейшую песню Хоги Кармайкла «The Nearness of You» («Близость к тебе») 1938 года. Известнейшую настолько, что в мировой виниловой дискографии существует с десяток альбомов, названных по этому шлягеру, - от певицы Хелен Меррилл в 1958 году до пианиста Шелли Берга в 2009-м.

Но изюминкой сопровождающего состава стала девушка, игравшая на контрабасе. Дарья Чернакова - контрабасистка незаурядная! Джазовый контрабас традиционно считается чисто мужским инструментом. Единственная знаменитая контрабасистка, которая тотчас приходит на ум, - это Дафна из фильма «В джазе только девушки», но и та при ближайшем рассмотрении оказалась актером Джеком Леммоном…

Хотя в Москве существует арт-группа «Дивы баса» с пятью (!) контрабасистками, но это скорее аттракцион, чем джаз. Дарья же Чернакова даст фору иному мужчине. Сколько вкуса, сколько умения, сколько музыкального шарма. Ей-богу, она украшение любого джазового фестиваля. Кстати, играет Дарья чаще всего в составе московской группы «Esh», исполняющей бразильскую музыку, а сразу после нынешнего всероссийского тура поедет на гастроль в Бразилию.

Недаром Винсент Хэрринг исполнил одну из пьес только с солировавшей контрабасисткой, игра которой завораживала. Да и к мастерству явно перспективного, хотя и самого молодого участника ансамбля, 22-летнего барабанщика Виталия Эпова, опытный джазмен не остался равнодушен. А сравнивать ему есть с чем. Один из самых востребованных саксофонистов мира принимал участие в записи без малого трехсот альбомов самых разных джазовых составов.

Комедия Шекспира

И вот здесь хотелось бы заострить внимание читателя на еще одной, поистине искрометной, особенности концерта. В течение всего вечера выдающийся джазовый пианист Даниил Крамер давал блистательные комментарии к происходящему на сцене. «Остроумный дядька!» - написал я в «Мурманском вестнике» после прошлогоднего концерта с Ритой Эдмонд и теперь готов снова подписаться под этим утверждением. 

Но маэстро тонко хохмил не только словом, но и делом. Когда в финале барабанщик затеял традиционное 10-минутное соло, пианист послушал-послушал и стал подстукивать ударнику по деке нашего филармонического «Стенвея». То-то я с самого начала концерта недоумевал, зачем туда поставлен низенький микрофон?! А потом маэстро подошел к улыбающемуся Виталию Эпову и начал подыгрывать тому на барабанах ладонями.

Виталий Эпов.

Когда дело дошло до неизбежного в таких случаях исполнения на бис, Крамер позволил себе рассказать нечто вроде притчи. Дескать, сейчас вы услышите до боли знакомую мелодию. Девочки слушают ее с восторгом, женщины - с трепетом, старушки - со слезой. Мальчики равнодушны, мужчины хладнокровны, старики благодушны.

И заиграл квартет джазовую интерпретацию марша Феликса Мендельсона, известного под названием «Свадебный», из музыки к комедии Шекспира «Сон в летнюю ночь»! Не знаю, замирало ли сердце у присутствующих дам, но когда Винсент Хэрринг перевел на саксофоне мелодию из мажора в минор, в зале расцвели понимающие улыбки…

Остроумные дядьки и тетенька! Комедия Шекспира, говоришь?