Волшебная палка

О нем можно сказать фрагментом широко известной фразы: вся жизнь - театр. Актер Мурманского областного театра кукол, заслуженный артист РФ Владимир Пьянков на заполярной сцене уже 45 лет, а страсть к игре проснулась еще в самом детстве.

Этого человека знают практически все северяне, ведь многие ходили в театр, будучи маленькими, да и в постановках для взрослых наш герой задействован. Шутка ли, на его счету более 120 ролей! Для одних он Капитан, для других - Карабас-Барабас, и для всех сразу - любимый Дедушка Мороз. Мы встретились с Владимиром Владимировичем и поговорили о его творческом пути, о том, как он оказался на Севере, и о многом другом.

- С чего же все начиналось? Когда проснулась страсть к лицедейству?

- Еще с детства, сколько себя помню. Да и родные рассказывали, мне годика три было, а уже изображал многих персонажей. У меня была любимая палка, она становилась то конем - и тогда я преображался во всадника-красноармейца, то ружьем, а я - охотником, то саблей... Так я забавлял своих двоюродных сестер, братьев, друзей. Они собирались и говорили: «Давай, Вова, показывай, кто ты сейчас».

Когда пошел в детский сад, естественно, были роли зайчиков, медвежат, мне доставались даже маленькие эпизодики со словами «Здравствуй, зайчик» - «Здравствуй, мишка». Это увлечение выступлениями продолжилось в школе. В начальных классах мы участвовали в самодеятельности, с вожатыми ставили небольшие спектакли. Первой моей серьезной ролью стал образ Вовы Зайцева, безбилетника. Я прятался под сиденье, когда в салон входил контролер, но меня все равно находили, делали замечание. Герой-тезка, по сюжету, краснел и обещал больше так не делать.

Я подвижный был, пластичный, и в третьем классе меня взяли в танцевальный кружок в Доме пионеров. Так продолжалось класса до седьмого, пока во время одного конкурса, который проходил в заводском клубе, не увидел репетицию юношеского драматического кружка. Мне так понравилось, что они делают! Спросил, как можно присоединиться, рассказал стихи, и меня записали. Сыграл в спектакле «Летят журавли» небольшую роль - солдата, который приносит письмо. С этого все и пошло: были разные постановки, мы ездили с концертами. И после школы я, естественно, решил поступать в театральное училище. Папа, конечно, надеялся, что я выберу мужскую профессию, но вида не подал, что расстроился.

- Вы родились на Урале, в городе Сысерть, учились в Свердловске и Горьком, сейчас Нижний Новгород. Как этот список пополнился Мурманском?

- Поступал в Свердловске в театральное. Но после третьего курса перевелся в Нижний, там и заканчивал. Попал в Мурманск вполне обыкновенно: было распределение, приезжали так называемые купцы: режиссеры, директора театров. Мне поступило пять предложений: в Николаев, Орел, Мурманск, Магнитогорск и еще какой-то город, не помню, но тоже на Урале. Когда сватали, не скажу точно, из Магнитогорска или Николаева, сказали, что через дорогу от театра стоит пивзавод. Говорю: «Это потому, что у меня фамилия Пьянков, что ли?»

Решил, надо менять местоположение, ехать подальше, чтобы экзотика была, романтика. У меня тогда приятель был Саша Жеребцов. Он сам из Мурманска, закончил горьковское театральное и остался там служить в театре кукол. Сказал, чтобы не думал и ехал на Север: его родители и сестры приветливые люди, всегда помогут, а главное, в Мурманске хороший театр, входит в десятку лучших в стране. Да и финансовый вопрос немаловажен, здесь с полярками получали в два раза больше. В общем, сагитировал меня. И в самом деле: Север, Заполярье, Мурманск, край земли, корабли, море... Через полгода ко мне присоединилась супруга. Мы расписались незадолго до моего выпуска, она заканчивала позже - училась на художника-бутафора. По закону, куда муж, туда и жену направляют.

Об извилинах и нерве

- Когда же появились куклы в вашей жизни?

- Это судьба, планида такая. Я поступал на драматическое отделение, но на втором туре провалился. Старшекурсники, которые смотрели приемные экзамены, посоветовали подойти к художественному руководителю училища и попросить поступать на актера театра кукол. Я же из провинции, даже не знал, что есть такое. Вспомнил, как в пионерлагерь приезжал театр, ставили ширму, играли куколками. Не вдохновился. Но решил поступить, чтобы зацепиться в училище, а потом перевестись на драму. Меня взяли, правда, кандидатом - билет студенческий не дали. Сказали, мол, если в течение полугода буду хорошо учиться, то получу документы. Это произошло месяца через три, а вскоре мысли о переводе на драматическое отделение забылись. Потом была армия, возвращение в училище, перевод в Горький...

- В вашем творческом багаже более сотни ролей. Наверняка среди них есть какие-то любимые?

- Ко всем своим персонажам отношусь с уважением, но некоторые выделяю, конечно. Например, Волка и Медведя в «Саамской сказке», слона Хортона в «Чуде в перьях». Они мне по характеру нравятся, наверное, есть что-то общее. Волк - он вредный, может поиздеваться, Медведь, наоборот, - добряк, но грубоват, слон Хортон - открытый, нежный, романтичный, любящий все кругом.

- А какой тип кукол вам больше нравится в работе?

- Во всех есть свой кайф: и в петрушке, и в тростевой, и в марионетке. В том и задача, интерес, чтобы поработать с разными. Мы ведь должны через куклу передать то, что заложено в характере персонажа. Если в драме инструментами являются глаза, голос, телодвижения, то у нас нужно сделать так, чтобы кукла дышала, жила. Всегда говорю, что у актера-кукольника одна извилина, идущая от головы через сердце в руку, которая все передаст. В нашем театре хорошая школа кукловождения, следили и следят за этим, делают особый акцент.

- 45 лет на сцене - приличный срок. Не надоедает играть? Может, были мысли поехать покорять столицы?

- Таких мыслей не возникало, есть роли, скучать некогда. Хотя знаете, был момент. Я тогда отработал года два или три, почувствовал вкус, захотелось почему-то пойти в драмтеатр. Какое-то завихрение нашло. Даже показывался главному режиссеру, но он уезжал, сказал подождать его преемника. Наверное, это из серии, как каждый солдат должен мечтать стать генералом, так каждый кукольник - о большой драматической сцене. А я передумал. Видать, мозги на место встали, роли хорошие пошли - и кукольные, и в живом плане. К тому же каждый раз, выходя на сцену, волнуюсь. В этом и есть живость и нерв актера. Если подобного нет, это не искусство. Там же все живое, все трепещет (похлопывает себя по левой стороне груди).

Три в одном

- А не замирает сердце в мечтах сыграть какого-то персонажа? Может, самому поставить спектакль?

- Репертуарные планы составляет администрация театра, я к этому никогда не стремился. Даже родные спрашивали, не хочу ли какой-то спектакль сделать. Не мое это. Вот дали мне роль, я вышел на сцену - это да, а не ставить и руководить. Если говорить не о личных планах, то скоро будем делать спектакль для взрослых по произведению Антона Чехова.

- Кстати, а для кого вам больше нравится играть - для маленькой или взрослой публики?

- И то, и то зависит от персонажа, от образа. По сути, неважно, кто ты - Бабочка или Эйнар. Конечно, это грубое сравнение, но ведь и у Бабочки есть характер, предыстория, жизнь, мышление. Да, ее играть попроще, хотя и в детских спектаклях есть серьезные роли. Работа над любым образом одинакова вне зависимости от возрастной категории зрителя. Надо играть честно, жить на сцене.

- Владимир Владимирович, помимо игры на сцене вы выполняете в театре и другие функции. Например, заведуете художественно-постановочной частью, являетесь мастером по изготовлению декораций. Как такое произошло?

- Завпостом (сокращенно от заведующий художественно-постановочной частью) я стал давно, лет 30 назад. Эта должность освободилась, директор предложил занять ее на полставки. Отказался, поскольку надо сметы составлять, отчеты. Но настояли, и я втянулся. Работа сродни театральному инженеру: художник рисует декорации, я перевожу их в чертежи и передаю в столярный цех. Был период, что и мастера по декорациям долго не было. А спектакли идут в выходные, мастерские в эти дни не работают, случается, что-то сломается, и я там сделаю, тут подремонтирую... Так стал мастером по декорациям. Сейчас у нас отличный столяр, иногда помогаю, если работы много.

Однако кем бы ты ни был - завпостом, актером или мастером, долго разговаривать нет возможности. Вот и Владимира Пьянкова позвали дела, и нашу беседу пришлось прекратить. Что ж, пожелаем заслуженному артисту России здоровья и дальнейших творческих успехов.