Константин Яковлевич БЕЛЬХИН (1912, под Казанью - 1943, Орловская область)

Поэт, журналист. Учился на физмате и литературном факультетах Казанского университета и педагогического института. С 1933 года - в РККА. На Кольском Севере с 1937-го. До войны работал спецкором газеты «Полярная правда», с первых дней Великой Отечественной - в армейской газете «Часовой Севера», с 1942 года - корреспондент «Красной Звезды», погиб в командировке при авианалете. Единственная книга Бельхина «Из солдатских блокнотов» увидела свет в Мурманске в 1965-м.

МУРМАНСК

Отрывок из поэмы «КОРАБЛИ УХОДЯТ НА ВОСТОК...»

...Ударил в горы окрик

ледокола

и раскатился громом,

                            глух

                             и груб.

Тяжелый,

             черный

дым чадящих труб

встал облаком

от Мурманска до Колы.

И вдруг

бескрайний

распахнулся горизонт,

в глаза плеснула

синь воды и неба.

И кажется,

что в голубую небыль,

в глубокий,

беспокойный сон

плывет, покачиваясь,

кораблей армада...

Бледнеют гор

лиловые громады.

Расчесывает ветер

             космы дыма,

и жемчуг пены

волнами разметан.

Над головой -

Разбойный

крик мартына,

его косые,

ломаные взлеты.

Скользнув над мачтой,

дикий, не рискнул он

дать крыльям отдых.

Скрылся, буревой,

где бурых скал

обветренные скулы

окатывает

брызгами прибой.

А профиль скал,

суровый

и угрюмый,

над морем встал

в полуночном багрянце,

объятый давней,

неизбытной думой

о славной дерзости

отважного голландца...

* * *

Идем вдвоем

на фронт

путем-дорогой,

усталые,

мы месим талый снег.

А по краям

осевшие сугробы

напоминают о весне.

Апрельского,

невыцветшего неба

Над нами

голубая глубина.

И кажется,

она могла вполне бы

залить всю землю...

Впереди война.

 

Лев Иванович ОШАНИН (1912, Рыбинск - 1996, Москва)

Известный русский поэт, автор множества любимых в народе песен - «Эх, дороги…», «Течет река Волга...», «А у нас во дворе...» и других. На Север приехал в начале 30-х - в командировку по заданию журнала «Огонек» на строительство Хибиногорска (ныне - Кировск). Работал на апатито-нефелиновой обогатительной фабрике, директором клуба горняков, в городской газете. Приезжал в Заполярье и впоследствии - в разные годы. Почетный гражданин Кировска. Стихи о нашем крае наиболее полно представлены в книге «Шел я сквозь вьюгу...», увидевшей свет в Мурманске в 1970 году.

КРАЙ БЕЛОГО ДНЯ

Куда б я ни скрылся,

Зовешь ты меня,

Край белого снега,

Край белого дня.

Сквозь клик журавлиный,

Сквозь грохот ветров.

Мне кажется, Мурманск,

Я слышу твой зов.

 

Зови, зови

к незамерзающему морю,

Зови, зови

к незамерзающей любви.

Край белого снега,

Край белого дня.

Зови меня.

 

В часы ледяные,

В тропический чад

Твои позывные

Звучат и звучат.

На юг и на полюс

За сорок штормов

Ко всем, кто в дороге,

Несется твой зов.

 

Зови, зови

к незамерзающему морю,

Зови, зови

к незамерзающей любви.

Край белого снега,

Край белого дня.

Зови меня.

***

Мы не на море, мы на озере, -

Только озеро в двести верст.

Здесь вода голубая впрозелень -

Вот куда я тебя завез.

Елки синие от мороза

Подрастают ни для кого.

А на том берегу березы -

Белоствольное баловство.

Берег прячет их очень просто -

Отдает туману концы.

Где-то ждет нас веселый остров -

Светло-розовые гольцы.

Остров прячется. А водичка

Заливает наш катерок.

Ничего, привыкай, москвичка,

И к неласковости дорог.

Что поделать,

тут может вымотать.

Бьет, не спрашивая, в лицо...

Это Имандра, моя Имандра -

Наше Кольское озерцо.

***

Как ты непохожа

на сверстниц моих, что когда-то

Сквозь кольскую вьюгу

на лыжах бежали со мной,

На поздних девчонок,

ушедших из школы в солдаты.

На тех, что во вдовы

записаны были войной.

Как ты непохожа на все

поколенья былые,

Москвичка на шпильках,

студентка с лукавым смешком.

Откуда ж ты знаешь,

как пахнут цветы полевые,

Как ветры приморские

в стекла стучат кулаком?

Откуда ж ты знаешь,

как сосны горят на закате?

Как весело мчаться

над злым половодьем весны?

Ты плачешь над песней

о том захмелевшем солдате,

Что к хате сожженной живым

воротился с войны.

Вся в полуулыбках,

в сегодняшних ритмах занятных,

Поющих не так,

как в былые года соловьи,

 

Откуда ж тебе

так нежданно понятны

Заветные трудные думы мои?

Ты смотришь на снежный,

седыми горами зажатый,

В краю моей юности

маленький город родной...

И как ты похожа на сверстниц

моих, что когда-то

Сквозь кольскую вьюгу

на лыжах бежали

                             со мной.

 

Алексей Алексеевич ЛЕБЕДЕВ (1912, Суздаль - 1941, Балтийское море)

Поэт. После окончания девятилетки в Иванове, шестнадцатилетним, в конце двадцатых приехал на Кольский Север. В Мурманске в течение трех лет ходил в море на судах «Севрыбтреста» и торгового флота. Перед войной окончил ВВМУ им. М. В. Фрунзе, после чего служил штурманом на одной из подлодок Балтфлота. В ноябре 41-го его лодка наскочила на мину в Финском заливе - уцелели лишь трое, одному из которых Лебедев отдал свой спасательный жилет. Лебедеву посвящено стихотворение поэта-мурманчанина Александра Подстаницкого «Когда моряк уходит в плаванье» - ответ на стихотворение «Тебе».

ТЕБЕ

Мы попрощаемся

             в Кронштадте

У зыбких сходен,

а потом

Рванется к рейду

легкий катер,

Раскалывая рябь винтом.

 

Вот облаков косою тенью

Луна

подернулась слегка,

И затерялась в отдаленье

Твоя простертая рука.

 

Опять шуметь

            над морем флагу.

И снова, и суров, и скуп,

Балтийский ветер

             сушит влагу

Твоих похолодевших губ.

 

А дальше - врозь путей

кривые,

Мы говорим «Прощай!»

стране.

В компасы смотрят

рулевые,

И ты горюешь обо мне.

 

... И если пенные объятья

Нас захлестнут

             в урочный час,

И ты в конверте

за печатью

Получишь весточку

 о нас,

 

Не плачь, мы жили

жизнью смелых,

Умели храбро умирать -

Ты на штабной

бумаге белой

Об этом сможешь

прочитать.

Переживи внезапный

холод,

Полгода замуж

не спеши,

А я останусь

вечно молод

Там, в тайниках

твоей души.

 

А если сын

родится вскоре,

Ему одна стезя и цель,

Ему одна дорога - море,

Моя могила и купель.

НА ДНЕ

Лежит матрос

на дне песчаном

Во тьме зелено-голубой.

Над разъяренным

океаном

Отгромыхал

короткий бой,

А здесь ни грома

и ни гула...

Скользнув

над илистым песком,

Коснулась сытая акула

Щеки

матросской плавником...

Осколком

легкие пробиты,

Но в синем

мраке глубины

Глаза

матросские открыты

И прямо

вверх устремлены.

Как будто в мертвенном

                             покое,

Тоской суровою томим,

Он помнит

о коротком бое,

Жалея, что расстался

 с ним.