Родился в далеком Лесосибирске Красноярского края, учился в Белоруссии, а пригодился в Мурманске. Он приехал сюда в 1974 году после окончания Минского художественного училища. Наш заполярный город и сделал его живописцем со своим особенным, непохожим на других стилем.

Буйство красок

Заходишь в художественный музей с серой улицы дождливого ноябрьского Мурманска, поднимаешься в большой зал, где висят картины Кумашова и - ах! - сразу восторг от яркости и многоцветья. Да, Владимир Алексеевич красок не жалел. Красные, синие, желтые, зеленые цвета. Смотришь и думаешь: ну откуда они у нас, на Севере? Серые дома, низкие облака, из которых вечно что-то льется или сыплется - это есть. Но его город - другой.

Самым ярким примером может послужить серия из четырех картин, на которых изображен художественный музей во все времена года. Сколько тут красок, сколько фантазии! А может, и не фантазии - просто он видел все, что его окружало, именно таким.

- Мы много лет прожили на Жилстрое, - рассказывает вдова Владимира Кумашова Надежда Егоровна. - Эти маленькие улочки, переулки, деревянные дома, атмосфера какая-то особенная, жилстроевская - все это можно видеть и чувствовать на его картинах. А из наших окон была видна, как мы ее называем иногда, Гора Дураков - там только-только стартовало строительство.

Все начинается с вокзала

Главный герой картин Кумашова - город во всей его красоте и простоте. Он - его живописец и летописец. Смотришь на картину и точно знаешь, когда происходило то или иное событие, что запечатлел художник. Здесь дома на Пяти Углах еще коричневые, а не бежевые, тут горка снежная, причудливая: ее сооружали на Новый год, в те времена, когда ты еще в школу ходил...

- Глядя на картины Володи, я как будто вижу Мурманск глазами своего детства. Душевным, теплым, немного сказочным и наивным, - делится впечатлениями мурманский фотограф, ведущий художник музея Николай Жолнин. - Да, конечно, он писал не только наш город, но эта серия картин самая любимая у меня!

В любом городе есть особенные места, где черпаешь вдохновение. Для Владимира Кумашова таким местом был железнодорожный вокзал.

«Вокзал после дождя».

Он изображен на одной из самых известных картин художника. А рядом на выставке - снова маленькие дворики, скамейки, киоски, шумная ярмарка.

- Владимир Алексеевич искал себя в разных жанрах, он писал и натюрморты, и пейзажи, портреты, некоторые из них представлены на выставке, но его дипломной работой был колхозный рынок - многофигурная композиция из 150 человек. Приехав в Мурманск, он продолжил работать в жанре сюжетной картины, - говорит хранитель музейных предметов областного художественного музея Ольга Кузьминых.

Собаки не летают?

Любой город - это люди, живущие в нем. Они идут по улицам, спешат куда-то, детвора играет с бабушками на площадке, буксует грузовик, а у Кировки спит на лавочке какой-то бедолага, другого же, крепко подвыпившего, тащит домой супруга. Тут реализм суровых 90-х во всей красе.

Рядом уже фантастика - огромный черный пес прогуливается по улице, а вокруг суетятся крохотные людишки, удивляются: «Не может такого быть! Где это видано, чтобы собаки выше людей?!» Так здесь и может - на картине Кумашова «Большой спаниель».

На другой картине - «Сон» - тот же Жилстрой, «деревяшки», маковки церкви, снова спаниель. Это его, пса, сон. Он спит и видит, как хозяин выносит его на руках на улицу, а теперь он играет с мальчишками в мячик, как ему тепло и хорошо рядом с хозяином, который и есть сам художник, это его своего рода автопортрет. Вот взял человек пса за лапу, и они… полетели. Полетели куда-то далеко-далеко. «Собаки не летают! Не может быть», - снова скажете вы. Летают, если это сон.

Город людей

- Владимир Алексеевич говорил, почему ему интересны люди - на рынке, на улице, во дворе. Потому что, населяя собой город, они создают жизнь, - продолжает Ольга Кузьминых.

Надежда Кумашова вспоминает, как они с мужем гуляли по мурманским улицам:

- Художник ведь работает, не только когда у него кисть в руках. Вот мы идем с ним рядом, смотрим вроде бы на одни и те же вещи. Я просто смотрю, а он видит их, запоминает детали. Думаю, что каждая картина у него очень долго зрела, он обдумывал ее и потом уже в студии компоновал на холсте. Так он населял город своими образами.

Кумашов много путешествовал - был в Арктике, ходил по Северному морскому пути, ездил по Кольскому полуострову, гостил в Голландии и Норвегии. И везде писал картины.

- Помню, в лес едем, - говорит Надежда Кумашова. - Все грибы и ягоды собирают, а он тем временем делает зарисовки.

«Большой спаниель».

Людей, животных, дома и улицы, живущие в его картинах, хочется долго и не спеша рассматривать: какая крыша на здании, что за машины стоят на обочине, в какие наряды одеты старушки, гуляющие с внучатами.

На одной из самых густонаселенных картин Владимира Кумашова изображен праздник, День города. Толпа народа - не протолкнуться. Людей много, но каждый из них - один, и отчего-то нет радости на лицах.

- Вот смотрите: на картине «День города» все ждут праздника, - показывает Ольга Кузьминых. - А праздник-то улетел на воздушном шаре, покинул всех, люди же остались на земле. Мне кажется, в произведениях Кумашова все люди чем-то заняты, их всегда много, но в реалиях большого города они находятся сами по себе. И оттого картины Владимира Алексеевича проникнуты духом одиночества. Мне кажется, художник об этом нам постоянно говорит.

Кроме уже известных картин, находящихся в постоянной коллекции художественного музея, на выставке представлены и те, что хранятся в студии, где трудился художник. Владимира Алексеевича не стало два года назад, нынешняя выставка - свидетельство того, что о нем помнят в городе, который он так любил.