Когда мы слышим слова «блокада Ленинграда», перед мысленным взором тут же возникают черно-белые фотографии и кинокадры. И даже трудно представить те события, отображенные в золотистой, пшеничной гамме. Однако трудно лишь до той поры, пока не заглянешь в отдел народного искусства и ремесел областного художественного музея. Там сейчас открылась выставка «Растревоженная память. Блокада», предоставленная студией «Волшебная соломка» из Санкт-Петербурга. На церемонию открытия приехал руководитель творческого коллектива Георгий Павлович Энгельке, переживший 1941-й и начало 1942 года в Северной столице.

- На днях мы отметили 75-летие полного снятия блокады Ленинграда. Это событие навсегда останется в народной памяти, - сказала заведующая отделом Галина Жаравина. - События, происходившие тогда, стали главной темой творчества Георгия Энгельке. Нам очень приятно, что он решил показать северянам свои произведения.

- Выставка «Растревоженная память. Блокада» не совсем обычна. Необычна по своей форме, потому что по содержанию она уже третья, которая открылась в последнее время в областном художественном музее, - взял слово председатель регионального комитета по культуре и искусству Сергей Ершов. - Нынешний год юбилейный, начавшийся с годовщины щемящего, трогательного и героического события - снятия блокады. Впереди нас ждут другие памятные даты, посвященные так называемым десяти сталинским ударам - крупнейшим наступательным стратегическим операциям в Великой Отечественной войне. Финальным из них станет празднование 75-летия разгрома фашистских войск в Заполярье.

Тамара Вишневская. «Враги сожгли родную хату». 2017 г.

Для Георгия Энгельке тема блокады близка не только потому, что он петербуржец, а в первую очередь потому, что он сам пережил самый трагичный ее период - первую зиму. Георгий Павлович родился в 1936 году и до весны 1942-го оставался в осажденном городе вместе с матерью и старшей сестрой.

- Мне исполнилось пять лет 31 декабря 1941 года, - рассказал он. - Дети очень многое видят в этом возрасте, хотя воспринимают все неосознанно, как бы делая кадры при помощи фотоаппарата. Уже потом, с годами, воспоминания будто выскакивают, и ты начинаешь их анализировать с высоты прожитых лет. Я помню несколько моментов, которые и запечатлел в своих работах. Также в моем творчестве отражены рассказы других ленинградцев о тех страшных годах.

Отец его ушел на фронт, мальчик остался дома с матерью и старшей сестрой. Они жили на Шестой Красноармейской улице. Бывало, раза по три за ночь укрывались в бомбоубежище. Как вспоминает Георгий Павлович, там было достаточно темно, люди сидели и прислушивались к звукам. Однажды очень сильно громыхнуло, все подумали, что рухнул дом, под которым находились. А когда выбрались на улицу, увидели, что соседнее здание превратилось в груду кирпичей.

Другое острое воспоминание - как отмечали Новый, 1942-й, год. Было холодно, голодно. В тот момент семья Энгельке переехала к подруге мамы. Чтобы устроить праздник, мама на барахолке поменяла свою шубу на половину буханки хлеба, банку тушенки и кулек изюма. Когда открыли банку, в ней вместо мяса оказалась свернутая мочалка... Можно себе представить чувства людей... Соседи, узнав о случившемся, принесли бульон из... кошачьих потрохов. Да, такова была одна из граней трагедии, обернувшаяся тем, что после войны в город понадобилось специально завозить кошек...

Елена Подныкина. «За водой на Неву». 2018 г.

- Для ленинградцев святые дни - 27 января и 9 Мая, - сказал Георгий Павлович. - После войны в эти даты, кажется, весь город бывал на Пискаревке. У многих в блокаду не хватало сил похоронить родных, могли положить тело у парадной. И поминать близких потом приходили на Пискаревское кладбище... Однажды к нам подошла женщина в вязаном берете. Знаете, после войны все дамы носили вязаные береты. Она сказала мальчику, который был с нею: «Положи зажигалку на плиту, дед любил курить». И в этот момент я понял, что не нужно оставлять в себе воспоминания, надо постараться отразить их в творчестве. К тому же я работал на Кировском заводе, где трудились многие блокадники, ветераны. Естественно, мы общались, делились воспоминаниями. Материал богатейший, надо было его реализовать. Я сделал первую картину. Об этом узнали в Музее обороны и блокады Ленинграда, взяли ее и отправили на выставку. Так и начался мой творческий путь.

На картинах запечатлены самые разные моменты - и трагические, и светлые. К примеру, очень красноречивые и не требующие уточнения названия «Дорога жизни», «Через Неву в стационар», «Блокадная весна» - сквозь снег пробиваются ландыши, а на заднем плане полуразрушенное здание. Любопытно было узнать сюжет, отраженный в произведении «Эрмитаж». Известнейший музей за свою историю пережил три эвакуации: в 1812, 1918 и 1942 годах. Во время последней сотрудники успели отправить два железнодорожных состава с экспонатами, в том числе и Золотой кладовой, в Свердловск. Третий не смогли - была взорвана ветка. Весной 42-го руководство города получило из Эрмитажа просьбу помочь спасти мебель, затопленную в подвалах. На помощь пришли курсанты. Для них научный сотрудник Павел Губчевский провел экскурсию. Экскурсию по залам с пустыми рамами, потому что полотна увезли.

Георгий Энгельке. «Жди меня». 1978 г.

В экспозиции «Растревоженная память. Блокада» представлены произведения не только Георгия Энгельке, но и других членов студии флористики «Волшебная соломка». Тематически выставку можно разделить на две части: в первой представлены работы, посвященные блокаде, во второй - на самые разные вдохновившие авторов темы. Здесь также много посвящено Северной столице: символика и архитектура родного города и края, по соседству с ними - сюжеты и герои мифов, моменты из обычной жизни и многое другое.

Выставка работает до 3 марта.