По бескрайней снежной долине разносились звуки шаманского бубна. Над саамским чумом-куваксой поднимался ароматный дымок. К нему тянулась очередь из желающих отведать свежеподжаренной оленины. Впрочем, кое-кто был занят и более серьезными делами. Мальчонка, с трудом удерживавший в руках арбалет, упорно стрелял по волку. Наблюдавший за ним папа облегченно вздохнул, когда сын поразил цель. Впрочем, хищник был совсем неопасный - нарисованный на щите.

В минувшую субботу в Ловозере проходил традиционный праздник - День оленевода. Сельский стадион в этот день превратился в концертную площадку и в арену для соревнований. Причем померяться силами в стрельбе из арбалета, метании аркана или прыжках через нарты здесь мог любой желающий.

- Дайте мы вас в число участников запишем! - предлагали взявшему в руки аркан пожилому ловозерцу. Тот упрямо покачал головой, но саамское лассо метнул удачно.

- Не утерял навык, - довольно улыбнулся и отошел в сторону. - Я ведь оленеводом до пенсии работал. Но у меня аркан лучше был - кожаный. И потяжелей. Этим не так сподручно.

- Как это... Олени! - понять, о чем спрашивают скандинавки в национальной саамской одежде, было несложно. Всего в нескольких сотнях метрах шла подготовка к гонкам на оленьих упряжках. Женщины быстро направились в указанном направлении. Ведь именно эти соревнования и были кульминацией праздника.

- Деда своего что-то не вижу. Одел малицу, сказал, что будет в гонках участвовать. Может, пошутил? - вглядывалась в возвращавшиеся с пробного заезда упряжки, рассуждала стоявшая неподалеку пожилая ловозерка.

Померяться силами в таких соревнованиях не упускают возможности и вышедшие на пенсию оленеводы, и совсем юные - учащиеся местного профучилища. Однако главных участников легко было определить по обветренным, загорелым под солнцем тундры лицам. Они невозмутимо оглядывали толпу болельщиков, благосклонно разрешая сфотографироваться с ними.

Старт. Под копытами животных взвился снег. И все взоры устремились вслед за ними - в тундру. Равнодушных не было, ведь у большинства болельщиков в гонках участвовали мужья, отцы, сыновья, братья. Объявление результатов вызывало то радостные возгласы, то вздохи разочарования.

- В этот раз упряжек много выставили. А были годы, всего две-три выступало, - рассуждал кто-то рядом. - И ведь проблем меньше не стало, просто хозяин сменился...

Вот только "хозяина" - председателя ловозерского сельхозкооператива "Тундра" Виктора Старцева на празднике не было. Он находился в корале (загоне для оленей), что расположен неподалеку от Ловозера. Здесь кипела работа по просчету и выбраковке животных.

Кстати, от Старцева мы и узнали, что упряжек могло быть и еще больше. Четырех подготовленных к соревнованиям оленей накануне праздника хозяйство лишилось. В ожидании гонок эти ездовые быки паслись в четырех километрах от села. А тут пригнали стадо, все оленеводы оказались заняты коральными работами и "скакунов" ненадолго оставили одних. Этим и воспользовались злоумышленники.

Случай небывалый. Вообще-то, к потерям от браконьерства оленеводам не привыкать - об этой проблеме "Вестник" писал неоднократно. Однако каждому местному жителю отлично известно, что ездовые олени - особые. Их тщательно отбирают, обучают, холят, зовут по именам... Поднять нож на таких животных - надо быть редкостным поганцем. Потому и отношение к этому случаю было не обычным. По местному телевидению прозвучало объявление, что за помощь в поимке браконьеров хозяйство готово заплатить 100 тысяч рублей... Сработало. По имеющейся информации, их нашли буквально на следующий день. Правда, владельцу упряжки от этого немногим легче...

Вот таким неприятным эпизодом сопровождался нынешний День оленевода. Но все же браконьерам не удалось испортить праздник. К вечеру, когда завершились соревнования, жители и гости Ловозера потянулись на концерт. А оленеводы завершили свою работу и выпустили оленей в тундру. До следующего года.

Наталья ГРЕЧИНА