Выставку Виктории Зубицкой ждали давно. Художница нечасто балует публику персональными показами, к тому же искусствоведы обещали, что новая музейная экспозиция представит известного мурманского автора в совершенно необычном ракурсе. Новые работы, новая техника, новые образы. Насколько оправдываются зрительские ожидания?

На выставку идешь за впечатлениями. Хорошо, когда удается получить их много, да еще разных. Работ на выставке немало, что правда, то правда: целых 50, как сообщается в тексте, предваряющем экспозицию. В интенсивности творчества Зубицкая верна себе. Художница, вот уже почти четверть века работающая в Мурманске, - трудоголик. Неподъемные для женских плеч объемы работы ей привычны. Ниточки, тряпочки, ткацкий станок - думаете, женское это дело? Отнюдь нет. Текстиль - издревле мужское ремесло... Но ни ядовитые испарения анилиновых красителей, ни физически тяжелый многолетний труд над гобеленами Викторию не останавливали. Правда, в музейном зале гобеленов сегодня нет. Зато батик - роспись по ткани - представлен достаточно.

Как и было обещано, Виктория предстает перед мурманчанами в новом амплуа - как живописец. Картин в экспозиции добрая половина. Можно ли назвать их творческой удачей - вопрос. Преобладание лилово-сиреневых тонов делает палитру довольно однообразной. Эти тона всегда присутствовали в работах Зубицкой, но, столь активно пользуясь ими, рискуешь скатиться в китч. Особенно если так усердно сдабривать их золотом, серебром и перламутровым блеском.

Впрочем, художник вправе совершать самые неожиданные трюки, играть цветом, как угодно - был бы результат.

Искусствовед Ольга Евтюкова, директор художественного музея, говорит:

- Любому творческому человеку интересно попробовать себя в разных материалах, техниках. О Зубицкой пока трудно судить как о живописце. Чувствуется, что автор - прикладник: живопись на выставке очень декоративна, использованы интенсивные, открытые цвета. Акриловые краски - опасный материал: они могут быть чересчур ярки, даже ядовиты. Но как эксперимент - почему бы нет? Кому-то из зрителей это окажется близким. Хорошо, что автор показывает все новое, свежее, а не предлагает на суд вещи двадцатилетней давности.

Есть в экспозиции и явные удачи. Верно найдены цветовое решение и композиция в работе "Встречи". Синева, снег, косой луч фонаря. Автор уловил состояние - и образ обрел плоть.

Зубицкая-живописец, очевидно, в поиске. Выбранное направление связано с декоративным решением, текстильными приемами. Кстати, декоративность "завязана" на грамотном рисунке, который, как скелет, должен держать работу. Так он держит "Первый снег", "Териберку".

Жесткий рисунок задает тон и в батике. Поэтому, как говорят художники, "не разваливаются" "Подсолнухи", выстроенные на движении, ритме причудливых цветов, или "След от корабля. Арктика". Эта работа напоминает о временах, когда Виктория в составе группы художников ходила на атомоходе по северным морям. На шелке - льды и прозрачный воздух. Здесь и розово-золотые блики смотрятся органично. Композиция продуманна, поэтому, несмотря на условность решения, прочитывается без труда. А ведь в искусстве главное - диалог, разговор автора и зрителя. Можно и спорить, и внутренне не соглашаться. Нельзя допускать одного - скуки, взаимного безразличия.

Помните, как чеховский Костя Треплев - начинающий писатель из "Чайки" - восклицал: "Нужны новые формы!"? Наши художники в последнее время тоже воспламенены этим порывом. Кто вставит в оконную раму крашенную розовым гитару - мол, обнаженная в окне, кто к замысловатой деревянной конструкции проведет электрическую лампочку... Не раздумывая над определением жанра, авторы называют все это объектами. Некоторые находки и впрямь остроумны. Зубицкая поэкспериментировала с текстилем. В центре музейного зала с потолка свисают загадочные плоскости, сделанные из ниток, скрепленных клеем, и обильно оснащенные бусинами, перьями, стекляшками. На просвет они смотрятся занятно и в интерьере, очевидно, найдут свое место. Вероятно, со временем прием наполнится содержанием. Однако эта игра с нитками хороша уже тем, что подается автором именно как игра.

Название выставки - "Серебряная нить" обещает изысканность и прозрачность. На деле серебро не всегда оказывается высшей пробы, а жемчуга нет-нет да и обернутся бижутерией. Что это - примесь искусственности или обаяние театральных декораций? По мне, этот волшебный лес похож на царство спящей красавицы, в котором жизнь замерла. Оживет ли он, если распахнуть окно и впустить внутрь апрельское солнце, воздух, птичий гам? Запоют ли нарисованные птицы? Решать зрителю.

Татьяна БРИЦКАЯ