Из сельских библиотек Мурманской области телефонизированы меньше половины. Компьютер есть лишь в четырех из них, а ксерокс - в семи. В Кашкаранцах, Кузомени, Чапоме и Чаваньге на зиму закрываются сельские клубы -их помещения просто нечем отапливать, дрова не по карману. Из 57 памятников археологии на Кольском полуострове лишь 13 поставлены на государственную охрану.

Такие неутешительные сведения прозвучали на прошедшем на днях заседании коллегии областного комитета по культуре и искусству. Причем, по словам председателя комитета Сергея Ершова, на фоне других регионов мы выглядим еще очень достойно. У нас даже бюджетные расходы на культуру в прошлом году стали выше, чем в среднем по России, и составили 2, 9 % (в некоторых областях они менее одного процента). Вот только чтобы заткнуть все дыры, этой, все равно мизерной суммы явно не хватит.

Что делать, если на реставрацию памятников, пополнение библиотек, развитие музейного или театрального дела недостает денег? Для работников культуры ответ очевиден: добиться увеличения ассигнований. Что толку на всех площадях кричать об упадке интеллектуального и нравственного уровня молодого поколения, ежели средства на поддержание этого уровня приходится доставать с боем? Государство судит иначе.

- Логика грядущей в ближайшие два года реформы такова, - поясняет экономист комитета по культуре и искусству Мария Минкина. - Если в вашей библиотеке горит одна лампочка, а сама она находится в подвале, вы в этом, конечно, не виноваты. Но библиотеку все равно закроют. Финансироваться впредь будут только качественные услуги населению.

Иными словами, деньги на латание дыр могут вовсе перестать выделять. Впрочем, надежда на лучший исход есть. Точнее, на то, что, как водится, пока дело дойдет до воплощения новинки, сами ее авторы позабудут о своей идее, а поправки к очередному закону аннулируют добрую половину его статей. Первый этап реформы, так называемую оптимизацию, грозившую серьезными сокращениями, наша область одолела благополучно: практически вся сеть учреждений культуры сохранена. Что готовит следующий этап, пока не совсем ясно даже самим чиновникам. Он коснется пересмотра бюджетного финансирования каждой организации.

- Пока мы не понесли боевых потерь, - оценивает ход преобразований Сергей Ершов.

Кто знает, как дальше будут развиваться события. Коль речь зашла о войне, предсказания делать бессмысленно. Более-менее уверенно чувствуют себя в этом сражении те, кто давно перестал ждать помощи от государства и успел найти других союзников. Например, жители Беломорья.

Варзугская церковь ждала реставрации много лет. А обещанных денег все не было. Шесть миллионов рублей от Анатолия Чубайса пришли быстрей, чем бюджетные три. Как только сойдет снег, архангельские реставраторы примутся за дело и за три года приведут в порядок уникальный храм. По словам присутствовавшего на коллегии Геннадия Попова, главы варзугской администрации, поморы сами взялись за сохранение ценностей. Колхоз «Всходы коммунизма» на свои деньги уже выстроил

деревянную Сретенскую церковь для села Кузомень, где храма сейчас нет вообще. Как только пройдет ледоход, ее водой переправят кузомлянам. Заложен фундамент Архангельской церкви в Чаваньге - тамошний колхоз «Беломорский рыбак» постарался. Тетринская церковь 1850 года постройки законсервирована, летом начнутся ремонтные работы. Готов для нее иконостас. В Кашкаранцах на Тихвинском храме 1894 года летом появятся купола. К лету же в Варзуге стараниями местного хранителя старины Петра Заборщикова откроются два музея - поморского быта и истории колхоза.

Вообще-то памятники зодчества на Терском берегу - федерального значения. Но федеральных денег там не ждут. Люди сами заботятся о сохранении культуры, перестав надеяться на то, что государство вспомнит о своих ценностях. С одной стороны, это и правильно: кому, как не жителям, заботиться о культуре родного села, города, области. Вот только непонятным тогда становится вопрос о культурной политике страны. Об исторической памяти. Ее-то ведь оптимизации не подвергнешь. Иначе «боевых потерь» не избежать.

Татьяна БРИЦКАЯ