Архангелогородцу Михаилу Рыбаку на роду, видно, было написано выбрать путь рыбака. Многие годы он ходил в море начальником радиостанции на различных промысловых судах. И время от времени записывал случавшиеся в плаваниях интересные истории. Две из них мы предлагаем нашим читателям.

Не помню, кто принес в порту на судно щенка, но таким членом экипажа остались довольны все. Поселили его в закутке одной из боцманских кладовок. Ему была постелена подстилка, выделены миска и ящик с песком. Пес оказался сообразительным, быстро усвоил, что от него требовалось, и не огорчал своего хозяина - боцмана. Возможно, поэтому или по другим морским обычаям пес получил кличку Боцман и много радости доставлял команде своими проказами, игрой. Своим присутствием он напоминал морякам о домашнем очаге и постепенно стал всеобщим любимцем.

Обожал Боцман смотреть кинофильмы. После ужина занимал место под столом в салоне и ждал начала сеанса. На события в фильме реагировал своеобразно. При появлении на экране своих собратьев пытался с ними играть, трогал лапами, на других зверей азартно лаял, на драки и выстрелы фозно рычал, чем приводил в восторг рыбаков. Так и скрашивал он нашу морскую жизнь.

За несколько месяцев Боцман вырос в большого красивого пса. В порту он стал верным помощником вахтенного - ложился у трапа и посторонних не пропускал, останавливая грозным рычанием. Потом лаем вызывал матроса, если тот куда-то отлучался. Своих людей он знал всех до единого, хотя те в порту и переодевались, да и спиртным от них, бывало, попахивало.

В порту сам Боцман отлучался даже на целый день, а вот отход чувствовал своим собачьим инстинктом безошибочно - по судовой суете. К отходу ни разу не опоздал, не бичевал, был дисциплинирован не в пример другим.

Только один раз Боцман заставил нас поволноваться. А случилось это в Мурманске, куда мы возвратились после зверобойного промысла в Белом и Гренландском морях. Принарядились - и в город. Боцман увязался за нами. При выходе из проходной порта стали подниматься в гору. Боцман увидел своих собратьев около ближайших домов и сараев и бросился бежать к ним. Однако они были настроены агрессивно против чужака и с грозным лаем ринулись навстречу. Откуда-то с других сторон появились еще несколько собак и ринулись наперерез, окружая Боцмана полукольцом, подняв при этом невообразимый гвалт.

- Ну все, разорвут Боцмана, - сделал вывод кто-то из нас.

- Да, дело дрянь, - поддержал другой, - надо спасать!

И мы дружно бросились в ботиночках по глубокому снегу на помощь. Однако она не понадобилась, ибо события в следующий момент развернулись неожиданно для всех. Самый большой пес, вырвавшись вперед, резко свернул в сторону и с жалобным визгом бросился прочь. Остальные по мере приближения стали сбавлять скорость, а кто, набрав большую скорость под гору, не могли сразу остановиться - стали тормозить всеми четырьмя лапами, при этом жалобно скуля со страху.

Мы, наблюдая эту картину, ничего не могли понять. Наш Боцман тоже недоуменно посматривал то на собак, то на нас, как бы спрашивая:

- Что это с ними? Кого испугались, неужели меня, одну псину?

Лишь потом мы разобрались, что к чему. Оказалось, все довольно просто. При разделке туш тюленей на льду Боцман пировал. Разумеется, попадало не только в желудок, а и на шерсть, морду, лапы. Цвет его окраса из светло-серого превратился в темно-бурый. И хотя перед заходом в порт боцман несколько раз мыл псину стиральным порошком со слабым раствором каустика, внешне чистоту первоначальную он навел, но вот запах вывести оказался не в силах.

Мурманские псы, почуяв сложный букет запахов непонятных зверей и не веря собственным глазам, а больше доверяясь своему обонянию, решили на всякий случай держаться от него подальше. Ведь от непонятного зверя можно ожидать всяких неприятностей.

Ребята долго шутили над боцманом, что, мол, для своего тезки тот пожалел несколько флаконов одеколона. Вот тогда бы наверняка у Боцмана отбоя не было бы от подруг! А так - ходить ему в холостяках.

Михаил РЫБАК