Без этой работы трудно представить себе выставку Тамары Зуевой. «Танец» - хоровод изогнувшихся, хрупких, изломанных заполярными морозами березок, протянувших тонкие пальцы-веточки к бледному зимнему солнышку. У них будто свой, колдовской, праздник - встреча проснувшегося после двухмесячной ночи светила. Эта картина знакома, наверное, всем, кто следит за творчеством художников Кольского края. Вот и сейчас она встречает зрителей на персональной выставке Зуевой в областном художественном музее. Выставке с удивительно точным названием «Мой мир», посвященной юбилею автора. И не просто юбилею - восьмидесятилетию!

Небольшая, скромная, по меркам амбициозных мастеров кисти, экспозиция вобрала разные грани таланта, разные страницы творчества, череду лет, наполненных радостным приятием мира, открытиями и путешествиями. И еще огромной любовью к живой, яркой и одухотворенной вселенной. Так что, пройдя по маленькому залу, выносишь многое - ровно столько, сколько может вместить душа.

Тамара Ивановна, наверное, самый известный художник нашей области. А уж Мурманска - точно.

Просто потому, что через ее добрые руки прошли тысячи юных творцов, - Зуева больше полувека руководит детской изостудией в Доме творчества имени Бредова. И, редкий случай, будучи необычным, талантливым и узнаваемым графиком, обладает уникальным даром педагога. Хоть сама говорит, что никого рисовать не учит, а лишь помогает увидеть прекрасное. Ее питомцы - и я когда-то была среди них - очень счастливые, уже потому, что рядом с ними не сухой методист с выверенными приемами, а настоящий художник. А это много больше, чем профессия, - это душа. Оттого-то иногда достаточно лишь перешагнуть порог класса, мастерской или дома Тамары Ивановны, чтобы навсегда заболеть творческой лихорадкой.

Но сегодня речь о ее собственном даре. Вот начало, исток - северорусские мотивы. Зуева родом из Каргополя, города, сошедшего со страниц старинных летописей, сохранившего невиданные деревянные храмы и народные промыслы. Несколько гуашевых листов начала шестидесятых запечатлели утопающие в снегу соборы, черные, без позолоты, шлемы-купола, с любовью собранные бревенчатые стены крохотных церквушек, тихий свет, струящийся будто с самого неба. Весь этот мир словно бы умещается в ладонях, и даже колокольни невысоки, человеку рядом с ними уютно, его не давит величие божественных замыслов, а греет и утешает.

К теме истоков возвращается художница и сейчас, по-иному осмысляя ее. «Отчий дом» - совсем новая, незнакомая живопись. Здесь все зелено, как июль, птица-Сирин изогнула стройные ножки, прогуливаясь под сенью чудо-дерева. А в ворохах его листьев, в самой сердцевине могучей кроны, прячется такой же зеленый призрачный дом. Так может сниться детство, где зелено и спокойно. Так видится дальняя страна, что манит и манит к себе.

Это особая черта Зуевой: тонкий график и мастер реалистического письма, она хранит в душе любовь к сказочному. Может, ее помогли сберечь полвека работы с детьми? Волшебные мотивы органично вплетаются в образную ткань работ. Это и одухотворенная, живая и страдающая подчас природа, и ожившие персонажи легенд. Такова «Сотворительница звездного пояса» из саамского сказания, в синем-синем, еще дремлющем космосе рассыпающая золотые звезды. Кажется, лицом она чуть похожа на саму Тамару Ивановну. Ее легкие руки так же щедры на волшебство…

Кстати, «Сотворительница» - единственный в буквальном смысле персонаж выставки. Вот еще одна примета творчества художницы. Ее работы чаще запечатлевают мир, напоенный тишиной, будто не заселенный шумным человечьим племенем. Она различает лепет деревьев и узнает птиц по голосам, ей ведом язык, на котором неторопливо слагают свои рассказы прибрежные камни, и те песни, что за свой краткий век успевают спеть северные цветы. Зуева подлинный лирик, ее гуашевые и акварельные листы говорят вполголоса, но этот говор слышит само сердце.

Тихая лирика, пейзажи, натюрморты… Однако дар подлинного художника всегда непредсказуем, необычен, а творчество - сплошное приключение. Вот и Тамара Ивановна на самом деле завзятый путешественник. Два арктических рейса, морские походы во Владивосток и Дудинку, пешее покорение Хибин и Коктебельских утесов. Такой биографией может похвастаться не всякий мужчина, а тут - хрупкая, ясноглазая женщина.

Арктика и вообще морской пейзаж для Зуевой - особая тема. Именно там она увидела то, что так любит воплощать на бумаге, - природу во всем ее могуществе, не заглушенную человеком. Но и ее художница изображает по-своему, лирично. Акварельные, прозрачные льдины сонно движутся по чистой прохладе водного зеркала. Бледное, почти белое, тающее солнце - такая же льдинка в небесном океане. Где-то есть и следы людского труда, на честном слове держащиеся постройки среди каменистой почвы Диксона, но самого человека не встретишь и тут. Только поросшие мхом глыбы, окруженные водами, из которых некогда вышло все живое. Подлинно край земли.

Здесь разговаривают меж собой только вода и небеса, смыкающиеся на близком горизонте. Но и в столь суровом царстве глаз художника видит красоту и жизнь. Вот ярко-желтым солнышком распустился цветок, выросший прямо на камне: лето пришло. В тишине, струящейся с акварельных листов, осознаешь: это мир, над которым будто замерла рука Творца, остановилась на предпоследнем дне Творенья. Сюда так и не пришел человек - эта вселенная прекрасней без него.

А на стене напротив всеми красками расцвело лето - без живописных натюрмортов Тамару Ивановну не представишь. В каждом прикосновении кисти чувствуется любовное внимание ко всему живому. Блики солнца на стекле, вода, лето за тонкой занавесью, незабудки, лютики, пушистые облачка еще каких-то знакомых, совершенно летних, беззаботных цветов. Опьяняющее буйство черемухи в энергичных зелено-бело-солнечно-голубых мазках…

Так любить и так видеть - редкий дар. Глядя на череду работ Зуевой, понимаешь, почему она никогда не гналась за званиями и наградами, не вступала в баталии с коллегами, подчас, помнится, очень старавшихся «укусить» на очередном худсовете, и переживала подобные неурядицы лишь с мягкой иронией. Просто у нее есть то, что дано далеко не всем и без чего художник не бывает настоящим. Самое главное, сокровенное. Дар, любовь, свобода, умение внять тайному голосу, которым вселенная поет песню жизни. Ее надо только услышать - и тогда начнется несказанное...

Фото: Федосеев Л. Г.
Тамара Зуева.
Фото: Федосеев Л. Г.
Метеостанция на Диксоне.
Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Каргопольский собор.
Фото: Федосеев Л. Г.
Лето.
Татьяна БРИЦКАЯ