Сегодня в областном драмтеатре - премьера. Завтра - ее повтор в другом актерском составе. И, боюсь, продвинутый заполярный театрал просто обречен сходить на новый спектакль «Браво, Лауренсия!» как минимум дважды.

Оживление в зале

В конце XX века наша облдрама уже обращалась к пьесе Надежды Птушкиной. И тогда грустную комедию (или, если хотите, веселую мелодраму) «При чужих свечах» в постановке главрежа театра Султана Абдиева зрители не отпускали со сцены пять лет подряд.

Приехавший в Мурманск в 2002 году после окончания Петербургской академии театрального искусства молодой режиссер Никита Ковалев еще застал ту, первую, интерпретацию пьесы популярной, если не сказать знаменитой, женщины-драматурга.

И теперь, надо думать, постановщик, читая изумительно бойкий текст «Лауренсии», не мог не расставлять мысленные ремарки чуть ли не после каждой реплики персонажей - «оживление в зале». Узнаваемо! Точно! Тонко, а если порой и на грани фола, то все равно узнаваемо!

После бездарных телевизионных реалити-шоу, где герои натужно делают вид, что не подозревают о нацеленных телекамерах, кусок современной российской жизни на сцене нашей облдрамы аппетитен, как сельдь натуральная в собственном соку.

Режиссер Ковалев, смею предположить, намеренно усиливал достоверность, фокусируясь на мелких деталях. Философский подтекст легкомысленной, на первый взгляд, комедии оттеняют и фикус в эмалированной кадке, и абажур высоко над сценой. Старо, как клетка с канарейкой, скажете вы? Погодите, то ли еще будет. А как вам пластиковая канистра с моторным маслом на обеденном столе? Или надувной мужик в натуральную величину, на котором героиня отрабатывает удары в боксерских перчатках?

Птушкина не была бы Птушкиной, если бы не закрутила до отказа эксцентричную фабулу.

Эфиоп и его мать

В этом сезоне, в марте, Никита Ковалев уже обнадежил зрителей премьерой комедии из современной жизни «Семейный портрет с дензнаками». Из современной, но деревенской.

Теперь перед нами пусть чуть утрированные, но реалии жизни городской. Спектакль малонаселенный - персонажей всего четверо. Мама, бывшая балерина, с великовозрастным сыном-холостяком Олегом, новая подруга мамы Майя Ивановна, с которой та познакомилась на самом посещаемом (а значит, и не самом дорогом) заграничном курорте россиян в Египте. И невеста сына Эля, никаким боком не похожая на мамин идеал супруги для сына.

Есть за сценой и пятый герой - чернокожий младенец, родившийся у русской девушки Эли. И вот эта доморощенная генетика у Птушкиной, на мой вкус, чрезмерна. Якобы упомянутая бывшая балерина в молодости увлеклась студентом-эфиопом, родился упомянутый сын, а негритянские гены передались только в третьем поколении - чернокожему внуку.

Мудрено, но комедийная путаница все спишет. Желающие могут разглядеть даже намек на эфиопские корни «солнца русской поэзии». Но главное - мы наконец понимаем название пьесы. Никакой Лауренсии среди действующих лиц нет, а вот поди ж ты. Оказывается, партию условной Лауренсии танцевала юная балерина в разгар советско-эфиопского романа.

Но, как говорят матерые театралы, забудьте о фабуле. Блистательная игра актеров оправдывает любой сюжет. Сужу об игре по генеральному прогону, а ведь, как водится, исполнители вправе вносить усовершенствования без предварительного уведомления публики.

Фокусники отдыхают

Простите банальную игру слов, но актриса Елена Царева будет сегодня царить на сцене. Это ее Ольга Яковлевна, балерина, мама, а теперь и эфиопова бабушка, закрутит сюжетную карусель и нарубит комедийной петрушки.

Театралы со стажем помнят ее в первом мурманском спектакле по Птушкиной на рубеже веков. Но там она играла 20-летнюю девчушку, а роли главных комедийных матерей похлеще. И тем не менее в финале спектакля «Браво, Лауренсия!» я чуть не выпал из кресла - это было чудо омоложения без операции. Фокусники отдыхают.

Новоявленная невестка Ольги Яковлевны в исполнении актрисы Натальи Волковой бьет по мужским нервам наотмашь. Девушка Эля далеко не тургеневская: профессиональная перегонщица подержанных авто из-за границы, в совершенстве владеет русской латынью, носит лайковые боксерские перчатки, а в подтексте - курит натощак и пьет без закуски.

Роли же Олега и Майи Ивановны будут исполнять в разных составах соответственно актеры Алексей Кинк и Алексей Худяков и актрисы Галина Серегина и Лариса Белодед. Это настолько разные по темпераменту лицедеи, что их персонажи обещают стать просто полярными. Классический случай, когда индивидуальная интерпретация способна изменить неизменяемый текст!

Поэтому и пойдет опытный театрал на премьеру дважды. Два актерских состава - два параллельных мира, не правда ли?

Фото: Вишневский Павел
Заслуженная артистка России Елена Царева в гриме Ольги Яковлевны.
Фото: Вишневский Павел
Майя Ивановна - Галина Серегина, Олег - Алексей Кинк, Эля - Наталья Волкова.
Павел ВИШНЕВСКИЙ