«Голос. Необычный голос. Пронизывающий слух непривычным тембром и однако же округлый, мягкий - обволакивающий голос. Такой голос был у моего Учителя…» Так вспоминает об Иване Севастьяновиче Меркурьеве одна из его студенток, участниц его научных экспедиций по нашему краю мурманчанка Тамара Шорохова. Ему, крупному филологу, знатоку русских народных говоров и культуры Поморья, в этом месяце исполнилось бы восемьдесят пять лет.

Родом Иван Меркурьев из Псковской области, то есть, получается, тоже с Русского Севера, исследованию культуры которого посвятил всю свою жизнь. Деревня его родная не избежала общей участи - попала под каток коллективизации и раскулачивания. «Жили мы всегда бедно, впроголодь. Из обуви имели только лапти», - писал Иван Севастьянович о детстве. С горечью вспоминал, как поступил в педагогическое училище, а повышенной стипендии не хватало, чтобы купить абонемент на месяц в столовую, - пяти рублей недоставало. Как мать зарабатывала эти пять рублей в колхозе, где в ту пору платили копейки…

Потом - война, оккупация, борьба с фашистами в их тылу, затем фронт. В рядах армии он воевал с сентября 44-го по март 45-го. Был четырежды ранен, причем трижды (!) - в течение одного дня, 1 марта сорок пятого… После госпиталя окончил педучилище, а затем и Ленинградский пединститут имени Герцена, аспирантуру, откуда его направили к нам, в Мурманск, заведовать кафедрой русского языка в МГПИ. Здесь он, как пишет сам Меркурьев, прослужил девятнадцать лет. С 1975-го - работал в ЛГПИ, а позже в Ленинградском государственном областном университете имени Пушкина.

Главным в жизни для него стало изучение языка кольских поморов. «Человек с неизменным портфелем, в шляпе, перебиравший свое богатство - карточки, сосредоточен на том Великом деле, на которое определен и которому верно служит, - пишет Тамара Шорохова. - И мы исполняем его волю, волю ученого, знавшего свое предназначение, в котором мы были для него «голубеюшками».

Как отмечал в конце жизни сам филолог, «с 1957 года была одна цель в жизни - собирать сведения о поморских говорах. Ежегодно со своими студентами отправлялся в экспедиции в Поморье. Обследовал все поморские села, собрал уникальный материал: сведения о языке поморов, сказки, пословицы, песни, частушки, даже былины…»

Результат его работы у каждого мурманчанина, которому родной край дорог и интересен, скорее всего, находится на книжной полке. Целая галерея изданий, из коих отдельного разговора заслуживает «Живая речь кольских поморов» - толковый словарь, объясняющий нам язык, на котором говорят поморы Кольского полуострова - Терского берега, Териберки, Печенги. Меркурьев выполнил для нашего края работу, которую в свое время сделал Владимир Даль для всей России. Рядом с «Живой речью…» - и другие книги Ивана Севастьяновича, в разные годы увидевшие свет в Мурманске: «Пословицы и поговорки Поморья», «Мурманский говор», «Сказки Поморья».

Показательно, что в последние пять лет жизни он издавал книги за свой счет, в том числе хрестоматию «Устное народное творчество поморов Мурманской области». Этой вещью, как отмечают исследователи, он гордился особо. Ее он взял в руки за несколько дней до смерти. Хрестоматии этой в фондах областной библиотеки нет. Тираж невелик - пятьсот экземпляров.

Очевидно, что изданием подобных книг должно заниматься государство. Да где там! На рубеже веков власть имущих интересовало иное, до поморских диалектов, в целом до культуры им дела не было. Как, впрочем, и сейчас…

В Мурманской областной научной библиотеке на днях открылась выставка, приуроченная к юбилею Ивана Севастьяновича Меркурьева. Она будет работать до октября и содержит книги мурманского Даля и публикации о нем: от первых, изданных еще в шестидесятые годы, тоненьких его брошюр до современных - таких, к примеру, как журнал «Наука и бизнес на Мурмане», отдельный тематический номер которого был целиком посвящен Меркурьеву. Разумеется, здесь представлено лишь то, что имеется в библиотечных фондах. А имеется, по словам создателя экспозиции, главного библиотекаря Веры Терещенко, далеко не все. Все по той же причине - последние его книги вышли из печати в Питере в то время, когда система распространения новых изданий (помните, существовала когда-то такая фантастическая по нынешним меркам штука, как бибколлектор?) рухнула без возврата. Вот и не дошли они до нас…

В меркурьевском номере «Наука и бизнес на Мурмане» я наткнулся на стихотворение Ивана Федоровича Ушакова «Памяти Ивана Меркурьева». Историк, один из создателей кольского краеведения пишет о своем товарище так:

О прошедшей войне

Он рассказывал мне,

Как в атаку бежал,

Как изувеченный,

С простреленной печенью,

На нейтралке сутки лежал.

По Поморью ходил он 17 лет -

Полевой, волевой краевед.

Изреченья поморов собирал,

Бытовой их уклад описал,

Сделал рисунки старинных вещей,

Что сохранились до наших дней.

Былины, пословицы он записал,

Материалы исканий издал,

Пособия языковые, словари толковые,

Как говорили в таком-то селе

В горестях и навеселе.

Работал, сколько хватало сил.

Жизнь поморов всю объяснил:

Как, что делалось, зачем, почему?

Вечная слава ему!

Сейчас вот подумалось, что книги Ивана Меркурьева - это ведь тоже голос, тот самый, с которого мы начали наш разговор об этом большом ученом. Пока эти книги читают - его голос звучит…

Фото:
Иван Меркурьев, 70-е годы, в экспедиции.
Дмитрий КОРЖОВ.