Эту выставку хорошо смотреть в тишине и безлюдье. Впечатления дня открытия - внешняя яркость, броскость, нарочитая разношерстность экспонатов - оказались обманчивыми. И немудрено было обмануться, ведь в областном художественном музее давно не собиралось такого количества зрителей: очередь в гардероб тянулась с улицы, даже номерков всем пришедшим не хватило. В разноязыкой толпе, наполнившей залы, легко было потерять ориентиры. А вот когда премьерный ажиотаж улетучился и воцарилась тишина, экспонаты словно заговорили. Точнее - просто их говор, шепот, нежный лепет перестали заглушать чужие голоса.

Прислушаться - в буквальном смысле - тут есть к чему, большинство произведений на выставке «Pan-Barentz» - это инсталляции и видеоарт. Негромкие звуки доносятся отовсюду. Вот за дверями крохотного зала на первом этаже, кажется, бьют посуду - нет, это невидимый музыкант выстукивает на битых тарелках, словно на ксилофоне, певучую мелодию. А рядом, на черном сукне, фаянсовые осколки будто сами собой сложились в очертания Баренц-региона.

Это инсталляция норвежца Амунда Шёли Свеена под названием «Соединенные Штаты Баренц». В основе композиции шутливый утопический рассказ автора с таким же заголовком (зрителям предлагается познакомиться с текстом). Перо фантаста рисует светлое будущее приграничных северных стран. Будто они объединились в новое государство, многонациональную федерацию. Правда, поводом для союза оказалось всего лишь повсеместное использование товаров популярной марки «IKEA». Посему глава мебельной компании и был избран президентом новой страны. Сама же компания немедля переквалифицировалась на добычу изобильной нефти, так что в бюджете федерации дефицита не ожидается. Ну а гимном ее жители, конечно же, избрали музыку, исполняемую на битых тарелках IKEA. Такая вот ироническая фантазия на тему углеводородов и глобализации.

Серьезные темы, поданные без пафоса, с легкой иронией, - вот девиз всей выставки. Этажом выше в укромном уголке большого зала вы найдете для себя пару наушников, из которых льется причудливая музыка, соединенная с криками чаек и плеском волн. На стене напротив - небольшой пейзаж, внутри которого дома, деревья, башни постоянно сменяют друг друга и превращаются в нечто новое. С помощью этой крохотной инсталляции «Дышащий город» студенты тронхеймского университета говорят о проблемах и перспективах маленьких приморских городков. Как сохранить на карте вымирающие населенные пункты? Может быть, дав им новую жизнь, позволив меняться, организовав миграцию - иными словами, подарив второе дыхание?

Еще дальше, в полумраке, зрителя ожидают четыре работы в жанре видеоарт на тему «Никель - Киркенес». О сходстве и различии этих городов-побратимов парадоксальным языком искусства рассказывают шведы Андрес Нильссон и Микель Карлссон (их шуточный фильм посвящен границе как феномену сознания), группа «Los Torreznos» из Мадрида (они представили оба города своего рода Зонами, войти в которые способен только Сталкер), а также наши знаменитые соотечественники - столичное объединение «Синие носы» и петербуржцы Ольга и Александр Флоренские.

Художники из «Синих носов» именуют свою деятельность антигламуром, а то и просто хулиганством. Мол, у них не акции, а выходки, и даже модные видео- и компьютерные работы это вам не хайтек, а тяп-ляп. Высмеивающие все и вся мужички, сродни русским скоморохам и блаженным, приобрели скандальную славу пару лет назад, после того как тогдашний министр культуры Соколов объявил их полотно из собрания Третьяковки «Целующиеся милиционеры», показанное на парижской выставке, порнографией. Это курьезное происшествие стало для неунывающей троицы лучшей рекламой.

Фильм «Киркенес и Никель: почувствуйте разницу» - чистый стеб. Комические сцены с участием троих актеров перемежаются комментариями, как в немом кино. Сюжет прост - два города очень похожи: полярная ночь, вечная мерзлота, капитализм. Правда, в Никеле он дикий, а в Киркенесе - почти социализм. На экране русские работяги страдают от эксплуатации отечественными буржуями, которые думают только о выгоде, используют стародавнее оборудование, продают траулеры на металлолом и собираются обанкротить порт. Дойдя до крайности, «безмолвные гастарбайтеры» пересекают границу, норвежские пролетарии принимают их в объятия и напоминают русскому бизнесу о социальной ответственности. В финале счастливая троица пляшет дикий танец под лозунгом «Теперь мы вместе будем разрабатывать Штокмановское месторождение!» Как говорится, в каждой шутке есть доля шутки.

Если столичные скандалисты шутят о политике, то петербуржцы Флоренские видеопроект «Реклама вечных ценностей» наполнили мягкой иронией, подтрунивая над тем, как по-разному живут люди, разделенные всего 57 километрами. Стилизованные под дореволюционные рекламные объявления кадры сменяют один другой. Вот «киркенесская» серия: «Как у себя дома: русские суда у причалов города», «Размер имеет значение: самая маленькая гостиница в мире». А вот и Никель: «Как новая: сантехника 30-х годов», «Дешевле, чем в Норвегии: выпивка, табак, женщины», «Нельзя не заметить: комбинат «Печенганикель», «За 9 часов: поезд Никель - Мурманск».

С бывшими митьками Ольгой и Сашей Флоренскими мы успели плотно пообщаться - подробный материал об их визите выйдет в одном из ближайших номеров «Вестника». Добавлю только, что в Мурманск питерцы привезли еще инсталляции и живопись - удивительно чистые, богатые по цвету и лаконичные по наполнению этюды, ну а «синие провокаторы» - огромную композицию, ставшую центром выставки. «Игры Баренц-разума» - это здоровенные портреты различных деятелей Северных стран - от Горбачева до Санта-Клауса, дополненные баскетбольными сетками и набором мячиков. Мол, политика - только игра. А игра объединяет.

Что до нефтяных перспектив, то, не забывая о них, художники Баренц-региона призывают отнестись к ним чуть спокойней. Как к пейзажу, который видишь с борта лайнера. Пусть и красиво, и маняще, но все же цель где-то в других краях. Недаром финальной точкой экспозиции стала фотография норвежца Стиана Одландсвика «Мираж». В аннотации автор поясняет: однажды в море сверкающее золотыми огнями на водной глади видение он принял за нефтяную платформу, потому и сфотографировал. Потом узнал: нефть в том месте не добывают. Так что же это был за мираж? Игра воображения…

Фото: Вишневский Павел
Два мира - два свитера.
Татьяна БРИЦКАЯ