- Когда начала писать маслом, все картины оставляла себе, хотя знакомые просили подарить или продать. Но трудно было с ними расстаться - столько души вложено. Со временем накопилось много работ, а я все новые пишу да в шкаф прячу… А потом стала болеть рука. Ну, думаю, если столько кистью махать, конечно, заболит. Подвязала косынкой - и снова за кисть. Но боль все сильней. Тут мне кто-то и сказал: «А ты картины свои раздай». Я и спохватилась: действительно, что ж накопила-то столько? Стала дарить. И так мне понравилось - дарить, отдавать! И не жалко совсем. Да и рука прошла, хотя ничем я ее не лечила.

Тяга к творчеству вновь проснулась в Валентине Кабиковой в зрелые уже годы. Выплеснулось вдруг то, что раньше сдерживалось житейскими заботами и обстоятельствами - образование, работа, семья, ребенок… Выплеснулось - и как плотину прорвало.

- Картины пишу, как правило, до трех-четырех ночи, - говорит она. - Потом обстоятельно и неторопливо мою кисточки.

На ее полотнах - природа, проселочная дорога, тихая деревенская улочка, есть и городские пейзажи, в том числе и мурманские. И - цветы, цветы, цветы: маки, розы, сирень, хризантемы, ромашки, виолы, мальвы, дельфиниумы. Цветы она любит с детства. Сама родом из Архангельска, и часто вспоминает детские годы в деревне у бабушки. Земляничные поляны, черемуховая ветка, стучащая в окно, незабудки у колодца - все осталось в памяти, все теперь просится на холст.

Зацепилась как-то взглядом за неказистый деревянный дом в Мурманске на Новосельской. Чем-то, может, окнами, напомнил бабушкин. И появилась картина с этим обычным вроде бы домом на первом плане. Но, видно, много чувств вложила, много личного. Одна зрительница, увидев картину, даже расплакалась: мол, это же дом моего детства, сразу далекие годы вспомнились… Валентине Кабиковой теперь иногда приносят фотографии своих «родовых усадьб», напиши, мол, художественно, как ты умеешь. И пишет. Проникнется настроением, чувства в себе всколыхнет, а дальше - маслом, как по маслу.

В школе она всегда оформляла стенные газеты. В восьмом классе послала рисунки в художественную школу городка, рядом с которым тогда жила, и получила приглашение учиться. Но поехать не смогла. Образование получила техническое, а в 73-м приехала вслед за мужем, моряком, в Мурманск. Здесь, когда сын уже подрос, и всколыхнулось вновь стремление к творчеству. Однажды увидела с подружками объявление о наборе на курсы флористики. Еще гадали: что за зверь такой? Сходили, узнали, понравилось, остались… Потом пришла в центр ремесел на курсы хохломской росписи. Чайники, самовары, подносы - все расписывала. Батик осваивала самостоятельно, по книгам. Параллельно со всем этим писала маслом. И художественную школу все же закончила - вечернюю, для взрослых, есть такая в Мурманске. Потом еще одну, по арт-дизайну. Казалось бы, чего больше? Однако…

- Вот кисточки вымою в три ночи, - рассказывает Кабикова, - и стихи скорей записываю.

Стихи она пишет тоже с юности. Но так интенсивно раньше не сочинялось. Есть уже поклонники и ее поэтического творчества. И почему-то им больше нравятся стихи о неразделенной любви, хотя сама она предпочитает писать про любовь - волшебство: «Не уходи, - сказал таинственно, - а хочешь быть моей единственной? И слышать было это странно, и уходить как будто рано… И музыка была венчальная, и осень за окном печальная, и я шептала: «Ну, не знаю», - и поняла, что пропадаю!»

Полноту чувств, радость жизни воспевает она в стихах: «Радуюсь, когда в лицо дождинки! Радуюсь сиреневым снежинкам! Радуюсь теплу твоей улыбки! Радуюсь всему, что в мире зыбко…» Именно эту зыбкость она и передает в картинах, пытается выразить словом.

Кстати, некоторые ее стихи превратились в песни. Музыку сама напевает, друзья-музыканты делают аранжировку. Уже один диск песен записала. С песнями, стихами, выставками картин она - желанный гость в разных ветеранских организациях. Принимает она приглашения и на корпоративные вечеринки, где опять-таки словом и чувством заполняет досуг собравшихся на отдых людей. И вокруг сложился уже круг сподвижников - певцы, композиторы, музыканты…

- А дома как к вашему творчеству относятся? - спрашиваю не без любопытства.

На это Валентина Александровна отвечает честно, что муж, глядя на находящуюся в постоянном творческом поиске жену, сам стал разбираться и в живописи, и в поэзии. И как следствие, критиковать иной раз ее произведения. А сын гордится успехами мамы.

- Наверно, они устали от меня: то картины увезти, то привезти… Но ведь тянет это, тянет!

Такая вот неуемная натура. Познакомились мы, кстати, на недавней выставке ее картин в областном центре ремесел. Из шести десятков представленных работ половина написаны в нынешнем году. И пока с ними знакомились земляки, из-под ее кисти уже появились новые. Ничего не поделаешь - тянет…

Фото: Ещенко С. П.
«Улица Шмидта». 2005 г.
Фото: Ещенко С. П.
Валентина Кабикова.
Галина ДВОРЕЦКАЯ