Он больше всего любит снимать арктические льды. Причем в цвете. «Какое богатство колорита!» - говорит Николай Головин, чья фотовыставка открылась в областном Дворце культуры имени Кирова. Ледовая цветовая гамма простирается от нежно-синего до гламурно-розового…

Зеркалки и дальномерки

На фотовыставке «Ледовое дыхание Арктики» представлены 62 работы, подавляющее большинство из которых - безлюдные пейзажи. Особенно хороши, на мой взгляд, ландшафты, снятые с высоты птичьего полета. Вернее - вертолетного.

Николай Головин - один из старейших мурманских фотолюбителей, снимает в арктических морях с 1968 года. Именно тогда он купил свой первый пленочный фотоаппарат ФЭД-2, являвшийся, напомню, отечественным аналогом легендарной немецкой дальномерной камеры «Лейка».

- Принципиальный консерватизм «Лейки» можно только уважать! - смеется опытный ценитель. - Даже сегодня, когда весь мир работает цифровыми зеркалками, эта фирма только что выпустила полнокадровую цифровую дальномерку «Лейка-М9». Цена у нее, правда, заоблачная, но какова верность антикварным традициям! Паровоз на основе нанотехнологий!

Здесь надо, пожалуй, популярно пояснить разницу. В зеркальном фотоаппарате смотришь на мир сквозь объектив и соответственно наводишь на резкость, видя объект таким, как он получится на снимке. А видоискатель дальномерного аппарата - отдельное окошко. Объект в нем двоится, когда же, поворачивая кольцо на объективе, совместишь два этих изображения - значит, оно в фокусе.

Очевидное удобство зеркалок покорило сердца профессионалов и продвинутых любителей. И в 1972 году Николай Головин купил культовую советскую зеркалку «Зенит-Е». Как и первую свою камеру, опробовал ее на промысле в море.

И вот тут следует подчеркнуть подоплеку хобби Головина.

- Если бы сорок пять лет назад я, обычный сухопутный паренек из среднерусской глубинки, не увидел собственными глазами красоту морей и островов, то и фотоаппарат, наверно, в руки бы не взял, - говорит он.

Счастливые радиограммы

Впрочем, связь с морской историей чувствовал Головин с самого детства. Родился он в январе 1949 года в селе под названием Сельцо - на родине адмирала Нахимова, в Смоленской губернии.

- Мои сверстники поголовно мечтали о Нахимовском училище, была такая мыслишка и у меня, - окунается в воспоминания Николай Васильевич. - И я тоже рванул после школы в Ленинград. Но поступил в Арктическое училище и вышел из него океанологом. Распределили меня в Мурманск, на научные суда ПИНРО. И вот после первого выхода в Баренцево море я и решил: пора покупать фотоаппарат.

Штормы, закаты, восходы, виды Исландии, Ньюфаундленда, Фарерских и Канарских островов - все это осталось в архиве Головина как своего рода фотоотчет о рейсах в ПИНРО.

Даже первый сын Игорь в 1977 году родился у океанолога Головина в лучших моряцких традициях Мурманска - когда папа находился за тысячи миль от дома.

- Мы тогда изучали Срединный хребет Атлантического океана на предмет ловли макроруса, и как сейчас помню то долгожданное радио из Мурманска и ликование друзей из экипажа! - улыбается Головин-старший.

Через четыре года и второй сын Евгений подгадал появиться на свет, когда папа был в рейсе. Но на этот раз Головину-старшему повезло: радиограмма застала его на буровой платформе «Севастополь» в Печорском море. К этому времени фотолюбитель успел окончить Ленинградский гидрометинститут и перешел в «Арктикморнефтегазразведку» инженером, специализирующимся на ледовых особенностях буровых работ. Ведь даже дипломную работу в институте он писал о льдах Печорского моря.

А повезло потому, что коллеги с буровой тотчас отправили счастливого папу на вертолете в Нарьян-Мар, а оттуда попутным самолетом в Мурманск. Успел с букетом и фотоаппаратом как раз к выписке жены с младенцем из роддома. Давно это было… Семьи обоих сыновей уже успели подарить по внучке.

Бурлаки в Арктике

В который раз убеждаюсь на фотовыставке Головина, какое это счастье фотографу, если работу можно совмещать с любимым хобби.

- А что за канат тянут эти «бурлаки на Волге»? - спрашиваю автора.

- Это мы цепляем айсберг в районе Штокмана…

Ничего себе кадр! Оказывается, за последние десять лет кромка арктических льдов уже трижды накрывала знаменитое Штокмановское месторождение, и инженер Головин участвовал в экспериментах по предотвращению наездов айсбергов на буровую платформу.

- Поначалу была идея подрывать надвигающийся айсберг. Но опытным путем мы установили, что проще, дешевле и надежнее уводить в сторону, подцепив буксировочным тросом. С этим даже небольшое судно справится, - делится он вкусными подробностями.

- А что это за экстренная эвакуация на вертолете? - не отстаю от автора.

- Работа специалистов по ледовой обстановке проходит, само собой, на льдинах. Иногда высаживаемся прямо с борта судна, иногда нас забрасывают подальше вертолетом. Бурим лунки, опускаем аппаратуру, измеряем и фиксируем все параметры - течения, глубины, толщину и консистенцию льда. А в кадр попал исключительный случай. Работаем мы, значит, как вдруг началось сжатие льдов. Представьте: вы собственными глазами видите, как начинает медленно надвигаться высокий вал торосов. В этом случае срочно связываемся с вертолетом, сворачиваем все приборы - и от греха подальше…

Да, снимок получился на зависть фоторепортерам.

На выставке вы увидите и арктического кита в районе Земли Франца-Иосифа, и белух у Шпицбергена, и белых медведей у Новой Земли. И льды - в виде торосов, глетчеров, айсбергов, гигантских кристаллов самой причудливой формы.

Сегодня Николай Головин - ведущий инженер геологического отдела АМИГЭ - Арктических морских инженерных геологических экспедиций.

- Давненько я не выходил на лед… А ведь тянет. Вообрази: тихий майский вечер, пароход потихоньку пробирается в разноцветных льдах, ночное солнышко светит - сказка! Вот выйду на пенсию - махну туристом с фотоаппаратом на пузе уже не в Арктику.

- Небось, южные края поманили?

- Самые южные - Антарктида! Ни разу там не бывал.

Фото: Головин Николай
Банный день.
Фото: Головин Николай
Буксировка айсберга от Штокмана.
Фото: Головин Николай
Над вечным арктическим покоем.
Фото: Головин Николай
Экстренная эвакуация со льдины.
Павел ВИШНЕВСКИЙ