Продолжение. Начало в № 146-150, 237, 238, 241, 245, 247 за 2008 г. и № 49, 52, 54, 58, 63, 130, 133, 137 за 2009 г. и № 90 за 2010 г.

22. Взгляд из-за рубежа

Шла Великая Отечественная. Напрягая в борьбе все свои силы, СССР сражался с нацистской Германией на огромном пространстве от Баренцева до Черного морей. Одновременно за океаном, в Соединенных Штатах Америки, оживленно обсуждалось, пока еще в теоретическом ключе, открытие Второго фронта. И вдруг в 1943 году газета «Ивнинг стар» неожиданно сообщила читателям, что этот фронт уже открыт… в Голливуде.

«Великолепное сопротивление нашего русского союзника, - утверждало издание, - поставило его на одно из первых мест в голливудском списке тем. Сейчас буквально все ринулись снимать кино, в котором серьезно и с достойным уважением рассказывается о советской стране». Далее следовал перечень «русских» кинопроектов «фабрики грез». Среди прочего повествовалось и о том, что «фирма «Рипаблик» снимает фильм «Те, кто громят фашистов», который почти переносит зрителей в Россию. Тема этого фильма, рассказывающего об американском конвое от США до Мурманска, - острая потребность сражающейся Красной Армии в боеприпасах. Но действие фильма оканчивается, когда конвой приходит в Мурманск.

О дальнейшей судьбе ленты мне ничего не известно. Неясно, была ли она закончена, вышла ли на экраны? Но это, безусловно, первая более или менее масштабная зарубежная картина, связанная с нашим краем.

Оглядываясь на богатое кинопрошлое Мурмана, можно смело утверждать, что Кольский полуостров на протяжении десятилетий оставался местом притяжения для многих отечественных мастеров «важнейшего из искусств». Впрочем, почему только отечественных? Их зарубежные коллеги вовсе не были исключением и прорывались порой даже через «железный занавес». Начало этому положил немецкий режиссер Эрвин Пискатор, снимавший у нас в начале 30-х годов минувшего века ленту «Восстание рыбаков». Однако он придерживался коммунистических убеждений, работал на подконтрольной Москве студии «Межрабпомфильм», годами жил в СССР и потому являлся для советской киноиндустрии, пользуясь современной спортивной терминологией, скорее легионером, чем иностранцем в чистом виде.

Расширение контактов между советской и западными кинематографиями приходится на период хрущевской «оттепели». В ту пору получили распространение «совместные» постановки, когда одна из советских студий заключала договор на создание той или иной картины с какой-либо зарубежной компанией. В числе первых таких картин, сделанных в формате копродукции, была «Красная палатка» - о спасении экспедиции Умберто Нобиле, снятая «Мосфильмом» вместе с итальянской «Видес чинематографика» при участии Великобритании.

«В 1966 году известный кинорежиссер народный артист СССР Михаил Константинович Калатозов, - вспоминал позже начальник Мурманского морского пароходства Юрий Левин, - обратился к министру морского флота СССР В. Г. Бакаеву с просьбой дать ему консультантов - двух опытных капитанов дальнего плавания, хорошо знающих Арктику. Выбор министра пал на меня и начальника администрации Северного морского пути К. Н. Чубакова. Вскоре Калатозов пригласил меня на «Мосфильм».

- Можно ли поближе и подешевле, с точки зрения транспортных затрат, провести киносъемки? - спросил он. - Может, льды Шпицбергена похожи на льды Финского залива, Белого или Карского морей?

- Специалисты различают их по многим параметрам, но льды островов Земли Франца-Иосифа подходят больше всего».

«Адрес съемок необычайно широк, - извещала читателей 18 октября 1968 года «Полярная правда», - в Италии будет отснято 165 метров пленки, во Франции 100, Норвегии - 200 и в Арктике (на Шпицбергене и советском Севере) - 2100 метров пленки». Что называется, почувствуйте разницу.

Кинематографисты арендовали у Мурманского пароходства дизель-электроход «Обь», которым тогда командовал опытный полярный капитан Олег Воденко, и ледокол «Сибиряков», загримированный под спасшего итальянцев в далеком 1928-м «Красина». Мурманск на время производства ленты стал своего рода перевалочной базой. Особенно ярко эта его роль проявилась в августе 1968 года в процессе съемок на Земле Франца-Иосифа. Вот лишь несколько отрывков из дневника Юрия Визбора, сыгравшего в фильме участника экспедиции чеха Бегоунека:

«5 августа. Курс - норд. 200 миль от Мурманска, вокруг туман, видимость полмили... 19 августа. У Григория Гая, Никиты Михалкова и других актеров не очень веселое настроение. Все они «красинцы», их съемки должны происходить на «игровом» ледоколе «Сибиряков», который к нам вышел из Мурманска, но еще находится в трехстах милях, работает в тяжелых льдах, помогая запросившему помощь ледокольному кораблю «Дежнев»…

28 августа. Площадка по-прежнему обложена медведями. В сторону пролива видны уже занесенные снегом торосы, будто здесь никто и никогда не плавал. Поговаривают, что, возможно, придется вызвать из Мурманска самый мощный из имеющихся там ледоколов - «Киев», а если и он не поможет, то ждать надо декабря, в декабре рубить во льдах взлетно-посадочную полосу для самолетов…

4 сентября… Трое суток бортовой качки. Крена достигают сорока одного градуса. На нас летит все. Капитан меняет курс, чтобы дать команде и пассажирам пообедать. Видели кашалота. Провели вечер встречи с моряками «Сибирякова». Кончилась пресная вода. Сломали гитару. Пришли в Мурманск».

Пароходские помогали киношникам чем могли: следили за ледовой обстановкой, отгоняли белых медведей. А трещину, которая согласно сценарию должна была пройти под той самой палаткой, мастерски пробил во льду форштевнем судна капитан Воденко.

Премьера фильма состоялась 24 декабря 1969 года в Риме и 4 месяца спустя в Москве. На Западе и в СССР картина шла в разных вариантах монтажа и с разными звуковыми дорожками. В 1972 году «Палатка…» номинировалась на премию «Золотой глобус» в категории «Лучший англоязычный иностранный фильм». В успех ленты, несомненно, внесли свой вклад и мурманские моряки, помогавшие обеспечивать съемки.

О появившейся в 1974 году советско-норвежской картине «Под каменным небом», посвященной событиям Петсамо-Киркенесской операции, я уже писал. Есть непроверенные данные о том, что в начале 90-х на Кольском полуострове снимали натурные кадры для американского фильма «Белый клык», однако подтвердить или опровергнуть их пока невозможно. А потому обратимся к более достоверным фактам.

В конце прошлого и начале нынешнего столетий наш край облюбовали для работы шведские кинодеятели. По сюжету ленты «Гамильтон», представлявшей собой одну из серий молодежного сериала, из Мурманска в североевропейские страны идет контрабанда ядерных боеголовок. Остановить их пытается некий господин Гамильтон, получивший на это специальные полномочия от президента России. Мурманские сцены фильма снимали весной 1997 года в Росте на улице Ушакова.

- Эти места вполне соответствуют замыслу картины, - рассказывал тогда корреспонденту «Мурманского вестника» Наталье Андреассен продюсер кинофирмы «Мавиола-фильм» Ханс Леннерхеден. - Ведь если ты хочешь снять что-нибудь красивое, снимаемый объект должен быть в реальности суперкрасивым. Ну и соответственно: если снимаешь ужасное, в действительности оно просто обязано быть суперужасным. А эти дома кажутся мне очень бедными.

К сожалению, и поныне у многих скандинавов наша страна ассоциируется только с нищетой да уголовщиной. Стоит ли говорить, что подобный взгляд из-за рубежа на наши проблемы столь же тенденциозен, сколь и стереотипен. Не избежала его и картина «Нокаут», часть которой снималась в Мурманске шведской компанией «Жираф-фильм».

Главный герой ленты - бывший чемпион Европы по боксу, гордость городка Норботтен Андерш Йонссон по прозвищу Плуттан вынужден зарабатывать на жизнь исполнением песен в стиле кантри. В Тромсе он случайно сталкивается с Владимиром, с которым в прошлом не раз встречался на ринге. В результате два друга-боксера отправляются в Мурманск - город, по словам Владимира, безграничных возможностей. А там наивного голубоглазого шведа покоряет путана Мария, давно задающаяся вопросом: «Знает ли Бог, что есть такой город Мурманск?» Владимир неожиданно оказывается главарем бандитской шайки. Плуттан и Мария хотят уехать, но швед слишком много знает. Марию убивают. В кровавой бойне погибают все, кроме шведа. В общем, полный нокаут.

Съемки мурманских эпизодов проходили в апреле-мае 1999 года. В массовке охотно участвовали жители областного центра. Достались роли и местным актерам-профессионалам: Евгению Щербакову, Юрию Сергиенко, Виктору Васильеву, Алексею Шулину, Николаю Новодворскому. Забавная история произошла с поиском подходящего типажа на роль крестного отца мурманской мафии Балкана:

«Иду по проспекту Ленина, - делилась впечатлениями на страницах «Вечернего Мурманска» Валентина, занимавшаяся в киногруппе отбором артистов. - Вдруг идет человек в длинном пальто. С двух сторон - охранники. Все на месте: взгляд, кепка. Я к нему: «Простите, вы не хотите сниматься в кино?» Он удивленно: «Нет». Пока говорю, меня преследует мысль: где-то я его видела… И вдруг доходит, что это гастролирующий в Мурманске сатирик Григорий Горин...»

Нарушить печальную традицию показывать, что в России все всегда плохо, попытались авторы следующего шведского фильма «Остаться при своих», снимавшегося в 2003 году. Для них Мурманск - город любви. Мелодрама, главные герои которой россиянка и швед, разворачивается на фоне мурманских улиц, рыбного порта, памятника Алеше. Ее участниками стали и персонажи, сыгранные артистами мурманского драмтеатра Корнелием Баздеровым и Татьяной Рулла. Признаюсь честно, такая «трактовка» нашего города мне куда больше по душе, чем те, что связаны с радиацией или мафией.

О картине недавней оскароносицы Кэтрин Бигелоу «К-19. Оставляющая вдов», снимавшейся в 2000 году в том числе и в Полярном, «Мурманский вестник» в свое время подробно рассказывал. Повторяться поэтому не буду. Замечу только, что трагическая судьба несчастливой советской атомарины оказалась настолько близка зарубежным инвесторам, что в итоге это вылилось в самый дорогостоящий, на тот момент, кинопроект, снятый когда-либо женщиной-режиссером. Бюджет «Оставляющей…» составил по одним оценкам 100, по другим 110 миллионов долларов. Добавлю, что, несмотря на множество ляпов - чего стоят хотя бы перепутанные Северодвинск и Североморск, - лента, как ни оскорбительно это для национального самолюбия, стала, возможно, лучшим после «Командира счастливой «щуки» фильмом об отечественном флоте. Символично, что Петр Вельяминов, исполнивший в нестареющей ленфильмовской картине роль командира лодки Строгова, присутствовал на премьере фильма Бигелоу, созданного кинематографическим «интернационалом» Германии, Канады и Великобритании, и мог пожать руку если не Харрисону Форду, сыгравшему командира К-19 Вострикова, то его экранному старпому - актеру Лиаму Ниссону.

Ну и наконец, давайте задумаемся о том, что для показа нашего края или его жителей в кино вовсе не обязательно ехать на Кольский полуостров и снимать. Современная индустрия прекрасно обходится без этого.

Так, в германо-американской ленте 2000 года «U-571» английский подводник в исполнении Харви Кейтеля вспоминает, как немцы бомбили их подлодку во время Первой мировой войны в районе Мурманска.

В «Загадочной истории Бенджамена Баттона» о человеке, жившем задом наперед, то есть родившемся стариком и молодевшим с каждым днем, одним эпизодом дело не ограничивается. В фантастической драме, снятой в 2008-м режиссером Дэвидом Финчером по одноименному рассказу Фрэнсиса Скотта Фицжеральда, виртуальный Мурманск предстает во всей красе. Главный герой в исполнении Брэда Питта живет в самом крупном городе за полярным кругом с 1936 по 1941 год. Он разгуливает по нереальным улицам, смотрит на храмы, которых в ту пору не было и в помине, проводит ночи в отеле, никогда не существовавшем в действительности.

Кто-то увидит в этом очередную голливудскую подделку под Россию. Но мне ближе мнение киноведа Юрия Гладильщикова, опубликованное в журнале «Русский Newsweek». Он пишет, что первая любовь Бенджамена Баттона развивается «в советском Мурманске, в котором нет ни советской власти, ни портретов Сталина, зато есть европейский по виду ресторан и гостиница с холлом, камином и красивой старой мебелью. Название у заведения - светится неоном на русском языке - «Зимний дворец». Постепенно выяснится, что действие происходит не когда-нибудь, а в декабре 1941-го, то есть это еще и Мурманск наших критических фронтовых дней. Но в этом городе нет ни войны, ни военных. Некоторые критики наверняка напишут, что как Россия - так опять клюква. На самом деле - никакой клюквы. Финчер и его сценарист Эрик Рот достаточно умны, чтобы понимать, что такого Мурманска ни в 1941-м, ни вообще никогда быть не могло. Но, во-первых, это Мурманск глазами влюбленных, а влюбленные воспринимают окружающее романтически неадекватно. А во-вторых, как раз эпизод с похожим на все цивилизованные города, разве что холодным и заснеженным, Мурманском - это четкий намек, что фильм не сказка. А притча о вечном. Универсальное высказывание о человеке и человеческих печалях». На фоне этого фантасмагорического, «нарисованного» Мурманска кажется вполне естественным, что «История…» получила в 2009 году премию «Оскар» за лучшую работу художников-постановщиков и за лучшие спецэффекты».

Самым свежим на сегодняшний день упоминанием нашего края в зарубежном кинематографе можно, пожалуй, считать появление в недавнем американском фильме-катастрофе «2012» бывшего боксера из Мурманска, а ныне русского олигарха Юрия Карпова с семьей и охранником. Но, уверен, этим творческий потенциал Мурмана вовсе не исчерпывается. Следовательно, в ближайшем или отдаленном будущем, но западные труженики широкого экрана наверняка вновь испытают на себе притягательную силу, волшебный магнетизм Кольского Севера. А там уж - для творчества нет границ.

(Продолжение следует.)

Дмитрий ЕРМОЛАЕВ