- Я бы сейчас хотел поднять тост за поэта, который сегодня читал со сцены лучшие стихи… - объявил Николай Колычев и предложил выпить за Владимира Соловьева. Да, прямо сказать, уже самое первое появление Соловьева в Мурманске, первое его выступление на общем концерте нас, писателей-мурманчан, и удивило, и очаровало. Он действительно прочел тогда замечательное стихотворение про дворника Ивана Петровича. Хочу процитировать его целиком - оно того заслуживает:

Был день ненастный в сентябре,

И в состоянии помятом

Ругался дворник во дворе

Увесистым, отборным матом.

На все, не выбирал слова,

Что много туч и мало свету,

На то, что падает листва

И что конца паденью нету.

Ругал дожди, ругал ветра,

Свою сожительницу Верку

За то, что не нашла с утра

Ему ста грамм на опохмелку.

А если бы нашла, то он

Почувствовал себя счастливо.

Противоводочный закон

Ругал особенно красиво.

Ругал правительство, мол, всех

Их надо бросить на помойку...

Шел по земле двадцатый век,

Страна встречала перестройку.

Петрович, где ты, отзовись,

Коль Господу не отдал душу.

Мне так хотелось бы послушать

Про нашу нынешнюю жизнь.

Слова Николая Колычева - пожалуй, самого известного и почитаемого на Кольском Севере поэта, в данном случае совсем не реверанс, не дежурная, ни к чему не обязывающая похвала, но - общее чувство, которое возникло едва не у каждого из нас при первом знакомстве с творчеством поэта-североморца. Было оно смешанным. Первое, что мы в ту пору ощутили, - радость от встречи с новым интересным автором, второе - сожаление, что встреча эта состоялась так поздно.

Здесь необходимо сказать, что североморец Владимир Соловьев - профессиональный военный, всю жизнь в армии, офицер. Последняя должность - командир полка химзащиты, полковник. Несмотря на это, войны в его стихах вы не встретите. Они словно бы существуют отдельно от главного дела его жизни, обособленно, в стороне. Владимир и в жизни совсем не похож на полковника - добрый, спокойный, выдержанный, внимательный к окружающим, очень скромный. Надо признать, Володя как человек созвучен собственным стихам. Они у него тоже и по содержанию, и по форме зачастую чужды крика, пасторальны, избавлены бряцания звонкой рифмой и хлестким, забубенным словцом.

Он, безусловно, профессионал. Как пишет в предисловии к недавно увидевшей свет уже седьмой книге Соловьева «Настроение» поэт Василий Кравченко, его стихи «настоящие, живые, неподдельные… Талантливая, чуткая душа автора, обладающего природным чувством слова, очень четко и без напряжения справляется с тем, что можно назвать техникой стихосложения…».

Северный флот, Североморск, надо отдать должное, многие годы был горнилом, которое, пропуская через себя множество талантливых людей, высвечивало их дарование, оттачивало его, как добрый оселок саблю. Нынешнее время, несмотря на увядание флота, не исключение.

Несколько лет назад, подробно рассказывая о «североморской когорте» поэтов, я писал и о Владимире Соловьеве: «Он чрезвычайно одарен от Бога, по богоданности Владимир, пожалуй, и среди мурманских поэтов мало кому уступит… Замечательны его стихи о малой родине - курской деревне Густомой. Как он сам написал: «Село мое - столица детства края...». Да, пожалуй, для него деревенька эта не только «столица детства края», но главное место во Вселенной. Потому и поэзия получается…»

Действительно, многие годы главной темой творчества Соловьева остается его малая родина. Владимир появился на свет в коренной России, в Курской области. Отечество для него - это, в первую очередь, курские заповедные места, родная деревня, соловьи, земля, где лежат многие поколения его предков - русских крестьян. Именно оттуда - сутью, корнями, поступью, внутренним ладом - его лучшие произведения. Она - родная для него земля, всегда с ним, опора, основание его мира - и поэтического, и жизненного. Как сам он заметил в предисловии к книге «Отцовский колодец»: «Чем дальше мы уходим от отцовских колодцев, тем чаще нас тянет напиться из них».

Туда, где сенокос духмяный,

В цветах гудит пчелиный рой,

Где земляничные поляны,

А вдоль реки - березок строй,

Где соловей на зорьке славит

Умом не понятую Русь,

Где доброта народом правит -

Я обязательно вернусь.

Но не Курском единым, конечно. Звучит в стихах Владимира Соловьева и Север. И достойно звучит. Ведь именно здесь прожита жизнь, неотделимая от работы, от службы, от судьбы русского офицера. С какой нежностью и любовью пишет он о ставшем родным Североморске - о его улицах, о его летнем, часто таком неласковом солнце, о его людях:

Бродит холод между домов,

Не стесняясь, что лето настало.

Ветер - сын океанских штормов -

Укачал корабли у причала.

Дней дождливых и хмурых

не счесть.

Редко день выдается погожий.

И рябины не думают цвесть,

И сирень призадумалась тоже.

Город наш по-весеннему юн,

Чист и свеж, как дитя после ванны.

К нам пришел заполярный июнь.

Пусть не ласковый,

но долгожданный.

В небольшом отзыве на «Отцовский колодец» я писал, что в сборнике этом не все стихи столь уж хороши, есть и не слишком удачные, и откровенно проходные. В новом издании таких очевидных просчетов, за редким исключением, удалось избежать. «Настроение», правда, и по объему значительно, раза в три, меньше.

Единственное, но серьезное замечание - очередная книга Владимира Соловьева, как показалось, чересчур печальна. Лейтмотив «Настроения» - взгляд опытного, повидавшего многое и многих человека в прошлое, в юность. Взгляд, как правило, ностальгический, грустный. Почти по-есенински поэт, оглядываясь назад, оценивает пережитое в режиме «как много пройдено дорог, как много сделано ошибок…». Нота эта минорная звучит во многих стихотворениях «Настроения» - «Дождь-хулиган стучит по крыше…», «В. Черкасову», «Заветная мечта», «Давай вернем» и некоторых других. Поэт и сам себя порой останавливает, смиряет: «О, память, не надо с укором порой приходить в мои сны» - но получается далеко не всегда.

Не знаю, как вас, а меня это совсем не радует. Как-то хочется, чтобы поэт не в прошлое глядел, сетуя на то, что не все удалось, но - в будущее, с надеждой, с уверенностью, что завтрашний день будет, по крайней мере, не хуже, чем вчерашний. С верой в победу - и над личными печалями, и над горестями-напастями, выпавшими на долю всей страны.

Дмитрий КОРЖОВ.