Утречко выдалось бодрящее, несколько раз принимался сыпать снежок. Кто-то пошутил, мол, зато комаров не будет. А Семен Большунов посетовал, что зря не надел малицу. «Может, договоришься с духами тундры, чтобы потеплело?» - уговаривали мы парня из Лопарской, «главного шамана» ансамбля «Вуайя».

На живописном берегу Поповского озера среди берез, саамских чумов и костров уже никому не казалось холодно. Дышать, смотреть и радоваться жизни - таким был смысл этого дня. В Ловозеро пришли 25-е Саамские игры.

Гостей приветствовали заместитель главы района Геннадий Кравченко, лидер областного центра малочисленных народов Севера Надежда Чупрова, местные организаторы. Все как один заверили, что скучать не придется. Так и вышло. Знай поворачивайся, чтобы не упустить интересное зрелище! В каждом уголке, на каждой полянке происходили события: там смешно, здесь волнительно, а у калашно-шашлычных рядов вкусно.

Вот барышня в цветастом сарафане с нитками бус на груди азартно и, главное, результативно стреляет из арбалета. То Наталья Ушакова «охотится» на мишень волка. Знамо дело, в таком наряде зверя не подкараулишь, да и стрелы потешные, тупые. Как рассказал мне Петр Алексеевич Галкин, один из старейших жителей Ловозера, настоящие саамские стрелы были очень острые, ими можно поразить практически любого обитателя тундры. Оленевод, который проработал... 53 года, знает, что говорит.

- Бывало, уходили со стадом до самого берега Баренцева моря. После войны стадо насчитывало пять-шесть тысяч голов, нас восемь пастухов. В тундре жили семьями, у меня четверо ребятишек там выросло. Жены по чуму хозяйствовали - работы всем хватало.

82-летний саам ловко стажировал народ, желающий метнуть аркан. Кажется, просто, а поди ж ты, накинь его на рога условного оленя! Сразу видно, кто в тундре рос, а кто в городе. И к арбалету, и к аркану - очередь. И спортивный азарт, и возгласы болельщиков.

...А к рыже-песчаному пляжу Поповки причалила лодка - здесь полным ходом идут состязания по гребле.

- Ух, весла тяжелые, - выдохнула Марина Олихвер, разрумянившаяся и счастливая.

- А вы далеко заплыли - в одиночку-то на лодке не страшно? - спрашиваю отважную рыбачку-морячку.

- Люблю, родители с детства приучили - на рыбалку с собой брали, - рассказала жительница Мончегорска, лаборант КГМК.

К слову, на игры съехались люди из многих населенных пунктов нашего края. Кто-то впервые проторил сюда дорожку, а кто-то не пропускает ни одного праздника.

Хорошо, вольно на берегу. Чуть поодаль крики и вопли - точь-в-точь как на футбольном матче. Ешкин кот, да это и есть футбол, только очень «дикий» - на поле, где мох и веточки карликовых берез за ноги цепляются, а игроки - бабоньки в широких разноцветных сарафанах. Таков саамский футбол с мячиком из оленьей кожи. Мне довелось поболеть сразу за две команды: ловозерскую и кировскую. Азартные кировчанки - воспитанницы психоневрологического интерната.

- Наши девчонки - молодые инвалиды, - пояснила сопровождающая Татьяна Дегтяренко. - Положительные эмоции для них - лучшее лекарство. Смотрите, как мяч гоняют!

А ведь не просто так саамские мужчины отдали привилегию этой игры слабому полу: тут-то и распознаешь-разглядишь стать и удаль будущей избранницы.

Приятно удивило, что и среди самодеятельных артистов, и среди гостей много молодежи. Нарядные девушки у шатра-чума с надписью «САМЬ НУРАШ», что переводится как саамская молодежь. Ольга Егорова, Аня Афанасьева, Ира Кобелева и другие - члены молодой организации, цель которой - пропаганда языка своего народа, его обычаев, культуры. Тут же на празднике принимали в команду новое пополнение.

- Дело идет хорошо, нам бы рекламы побольше, - сообщила Анна.

Курились дымком не бутафорские, а самые настоящие «обитаемые» чумы ловозерских общин «Чарр», «Шэнтэмбаль». Конечно, главными «фотомоделями» на празднике были олешки родовой общины «Воавсхес» - троица рогатых красавцев позволяла постоять рядышком с собой, погладить шерстку. Молодые ветви рогов еще в мягкой шерстяной опушке, которую, повзрослев, эти ребята счешут о стволы деревьев.

Ну и как без сувениров на память! Их тут на все вкусы: из замши, кожи, рога, бересты. Владимир Селютин и его 78-летняя бабушка Апполинария Ивановна - ловозерцы. Принесли на ярмарку собственные изделия, говорят, что жить в тундре и не рукодельничать просто невозможно. Среди коробейников были даже «южане».

- Ночь не спали, выехали из Кандалакши затемно, и вот уже здесь! - улыбается Наталья Григорьева, демонстрируя красивые украшения и сувениры из лозы. - Со мной сын Руслан и дочь Людмила, у нас, можно сказать, семейный бизнес. А что делать, надо жить. Умер наш кормилец, но мы с ребятами не растерялись, работаем.

- Вообще-то я художник по игрушке, но освоила роспись и резьбу по дереву, бересте, - поделилась кандалакшанка Маргарита Стриленко. Ее туески и шкатулки, картины из природного материала так гармонировали с березовым пейзажем праздника.

Песни ансамбля коми «Ижма», выступления «Вуайя», «Елле», прекрасная саамская мелодия в исполнении Эльвиры Галкиной - таков национальный колорит тундры.

- Непросто живется нашим собратьям, мы это знаем, - проявил осведомленность финский документалист Паул Симма. - Мы снимаем фильм о саамах Кольского края, не только праздники.

Кто бы спорил, в жизни будней гораздо больше. Тем слаще праздники, особенно там, где речка Вирма впадает в Поповку и через протоку - в озеро Ловозеро. Потому и берегут так, сохраняют стать Саамских игр.

Фото: Ещенко С. П.
25-е Саамские игры. Ловозеро. Семен Большунов и Анна Афанасьева.
Фото: Ещенко С. П.
25-е Саамские игры. Ловозеро.
Фото: Ещенко С. П.
25-е Саамские игры. Ловозеро. Саамский футбол.
Фото: Ещенко С. П.
25-е Саамские игры. Ловозеро. Саамский футбол.
Татьяна ПОПОВИЧ, Ловозеро