Раньше, помнится, было такое чудное развлечение: на листе картона рисуют нечто удивительное - русалку на руках у бравого морячка или мушкетера с миледи, на месте лиц прорезают отверстия, и вот уже все желающие могут примерить на себя нездешний образ. Забава пользовалась спросом, а фотки потом хранились в альбомах, радуя воспоминаниями.

Работы знаменитой фотохудожницы Екатерины Рождественской, притом что творчески и технически неизмеримо сложнее, тем не менее построены по такому же прелестному принципу - они предлагают нам сыграть в «другую» жизнь. Конечно - лучшую, ведь ее мы уже не раз прожили в мечтах, и там у нас все сложилось на «отлично». И пусть на картине певец Буйнов в образе Пушкина - каждый волен представить себя и на месте певца, и на месте солнца русской поэзии. Такую возможность дает северянам выставка работ Рождественской, которая сегодня откроется в областном художественном музее. А накануне Екатерина Рождественская рассказала о том, каково это - быть слегка феей из сказки, преображающей обычных людей в принцесс и королей.

- Каждая девочка хочет быть принцессой, каждый мальчик - королем, и годы совершенно не властны над этими сокровенными мечтами, - считает Екатерина. - Поэтому большинству моих моделей легко включиться в игру, которую я им предлагаю. А когда гости видят огромное количество реквизита в студии, они в хорошем смысле впадают в детство - все хочется примерить, потрогать, надеть каждую шляпу, каждый кринолин, усы себе приклеить.

- А вы в детстве о чем мечтали?

- У меня было такое хорошее детство, такая прекрасная семья - о чем мечтать? Папа, Роберт Рождественский, был просто уникальным человеком - умел все. Поэт, музыкант, писатель - универсал и мастер во всем. Все хорошее в моей жизни родом из детства, все, что умею, - от родителей.

- Поначалу вы тоже выбрали слово - занимались журналистикой, переводами...

- Не очень долго. Быть переводчиком сложно, особенно если учесть, что я работала тогда, когда Интернета еще не было. Я переводчик с английского и французского, переводила Сидни Шелдона, Моэма, Ле Карра. Ночи напролет корпела над толстыми томами, обложившись словарями, - приходилось работать ночью, потому что дети были маленькие. Потом выходила книга, и где-то на последней страничке малюсенькими буквами указана моя фамилия. А гонорар за эту работу к тому моменту был уже проеден... Через несколько лет я окончательно поняла, что это не мое. Как и журналистика.

- Тоже не понравилось?

- Мне вообще не очень нравится то, что сейчас происходит в журналистике. Не то чтобы обо мне писали не так, как мне хотелось бы. Просто я читаю и вижу, что человек писал вовсе не для того, чтобы его прочли и поняли, а для себя. Сумбурно, заумно, словно не рассчитывая, что делает это для публики.

- Ну, вас сложно упрекнуть в том, что вы не «работаете на публику». Кроме того, ваши модели - сплошь публичные люди. Легко ли находить с ними общий язык?

- Легко работать с теми, кто уже состоялся, многое постиг в своей профессии и знает себе цену. Они ценят и свое, и мое время, уважают профессионализм. То есть вряд ли с кем из них мне бы захотелось жизнь прожить, но люди приятные. В отличие от звездочек на один день - они вчера еще только зажглись, а гонору... Я о сериальных актерах, о девочках из музыкальных групп. Я их вообще плохо по лицам различаю, они же еще не примелькались, а потому не всегда даже могу понять - кого снимать будем? Потому что с такими персонажами обычно в студию вваливается целая свита - телохранители, визажисты, стилисты. И ни здрасте вам, ни до свидания, как говорится. Тот случай, когда свита портит короля.

- По какому принципу подбираются ваши модели?

- Их определяет рейтинг журнала «Караван историй», с которым я работаю. А в рейтинг попадают медийные лица - как известные, так и новые, пока еще без артистического прошлого, но уже популярные. Из последних - Юлия Снегирь, Максим Аверин. Максим, кстати, совершенно потрясающий человек - с обаятельной улыбкой, добрый, душевный. Все-таки не зря народ его Глухаря так полюбил - есть за что.

- Вы со многими звездами делаете по несколько проектов. Люди со временем меняются?

- К сожалению, да. Опять же в первую очередь говорю о каких-то актуальных героях. Люди меняются под воздействием славы - из милых и простых становятся жесткими, гонористыми. Так происходит, на мой взгляд, потому, что они узнают себе цену. Вот только узнают ее тогда, когда спрос на них уже уходит, ведь сейчас многие звезды - на пару сезонов. А есть артисты от Бога - как Гергиев, например. Глыба, коллеги называют его только «маэстро». С ним была одна из редких выездных съемок, обычно ведь я работаю в своей студии. Нам выделили только пятнадцать минут, все было так строго - «сейчас войдет маэстро, готовьтесь». Я считаю, в этом случае произошло одно из точных попаданий в образ - он стал Лоренцо Великолепным.

Не раз посчастливилось поснимать Людмилу Гурченко. С ней мы уже все возможные роли примерили, и всегда это была интересная творческая работа. Это настоящая дива.

- «Кинодивы» - так называется и ваша новая серия.

- Это новый опыт для меня - черно-белые фото в стилистике начала прошлого века, старого кино 30-50-х годов. Другой взгляд на наших актрис. Они примерили образы Марлен Дитрих, Одри Хепберн, Веры Холодной... Часть работ я привезла в Мурманск, так же как и уже знакомые серии - «Частная коллекция», «Винтаж», «История белья».

- Среди них у вас есть любимая?

- Любимая - всегда последняя, так что сейчас это мои «Дивы». А вообще каждая работа, не то что серия, требует большого труда. Начиная с того, что из нескольких сотен кадров надо выбрать один-единственный, такой, чтобы все на него клюнули. Потом довести до ума с помощью фотошопа - это отдельная песня. Часто ведь снимаем «на живую», а потом все нитки-булавки приходится подчищать. Вещи иногда перекрашиваем, тоже в фотошопе, - необходимо точно попасть в цвет оригинала, исходного полотна. А еще до съемок подбираем реквизит - из огромного количества моих запасов. Я все покупаю сама, на свой гонорар. Иногда вроде и не нужна вещь, но я уже не могу удержаться. Думаю - вот не куплю сейчас этот кримпленовый костюм, и никто никогда не узнает, в чем ходили наши дедушки-бабушки, как одевались.

- В Мурманске вы уже успели, говорят, сделать набег на антикварные магазины?

- Да, купила чудесный «Кодекс строителя коммунизма», оформленный в виде панно такого большого, настенного. Пригодится. У меня ведь все вещи в реквизите реальные, живые, если можно так сказать, - нет камуфляжа и подделок. Очень мечтаю показать мои богатства людям - выставить вместе с работами. Может быть, реализуем эту идею с вашим музеем. Хочу привезти потрясающе красивые, уникальные платья, обувь, шляпы.

- Историк моды Александр Васильев отказался от идеи выставлять у нас платья из своей коллекции - нет специальных манекенов.

- Ну что вы, я проще... Я согласна и на вешалки. Думаю, получится все устроить красиво. И в том, что это вызовет интерес публики, не сомневаюсь.

- Интерес зрителей к вашим проектам, наверное, вечен. А вы сами не потеряли вкуса к тому, что делаете?

- Если бы я работала с одной серией, наверное, ненавидела бы уже ее. Но я всегда переключаюсь - разные проекты, разные люди. Интересно наблюдать за каждым человеком - у каждого свой сюжет, характер. Я не лезу в душу и не стремлюсь завязать разговор с моделью - лучше всего человек проявляется в той совместной работе, что мы делаем. Это любопытно.

- Не хотелось попробовать другой жанр?

- Захотелось недавно, попробовала. Мне понравилось. Это пейзажи - совершенно разные, есть городские зарисовки. Делала их везде, где видела что-то красивое и необычное. Все фото черно-белые и очень контрастные. Особенно удались, по-моему, три работы огромного формата метра два на два, которые родились из случайного наблюдения. Мы ехали в поезде по Испании, шел дождь, капли растекались по стеклу. А поезда там несутся с бешеной скоростью, километров под триста в час. И вот эти дождевые капли под действием скорости образовали на стекле тонкую пленку, которая дала эффект круче любого фотошопа. Там потрясающий свет, цвет - фото получились просто нереальные. Вот так полезно ездить в поездах, что я очень люблю делать. К вам тоже поездом добиралась, все время смотрела в окно и думала, какая большая у нас страна и как мало мы ее знаем...

- Ваши новые работы увидят зрители?

- Обязательно, сейчас у меня готовится выставка в Москве, там будут представлены эти пейзажи. Может, потом они доедут и до вашего города. Будем сотрудничать!

Фото:
Из множества работ, представленных на выставке Екатерины Рождественской, мы решили познакомить читателей с тремя - запечатлевшими звезд, чья биография была связана с Мурманском: Алексея Гомана, Владимира Кузьмина, Вилли Токарева.
Фото:
Из множества работ, представленных на выставке Екатерины Рождественской, мы решили познакомить читателей с тремя - запечатлевшими звезд, чья биография была связана с Мурманском: Алексея Гомана, Владимира Кузьмина, Вилли Токарева.
Фото:
Из множества работ, представленных на выставке Екатерины Рождественской, мы решили познакомить читателей с тремя - запечатлевшими звезд, чья биография была связана с Мурманском: Алексея Гомана, Владимира Кузьмина, Вилли Токарева.
Юлия МАКШЕЕВА