- А следующую песню я хочу посвятить самой прекрасной, самой доброй, нежной и любимой мной женщине - теще моей!

На этих словах зал понимающе заухал, а Антон Макарский, довольный произведенным эффектом, запел о любви. «Живой концерт», как назвали свое выступление недавно побывавшие на гастролях в Мурманске Антон и Виктория Макарские, был в немалой степени составлен именно из любовно-песенной лирики.

Как показала реакция публики на мурманском концерте, подобный ход оказался беспроигрышным. Впрочем, почему «ход»? И приучила же желтая пресса во всем видеть двойное дно и тайный смысл, так что и в чужое, особенно актерское, счастье не верится. А вот мурманские зрители, а особенно зрительницы, порадовались женскому благополучию Виктории да и вообще тому, что счастливые семьи встречаются все же не только в рекламных роликах про какой-нибудь магги-порошок. Причем чем зрительницы были старше, тем радость их была светлее и искреннее. «Повезло ей с ним», - шепотом умилялась одна из дам в летах, сидевшая на концерте рядом со мной. «Да и ему с ней», - поддакивала товарке подруга. У обеих в сумочках лежал рекламный постер артистов - возможно, чтобы вдохновлять примером Макарских родных детей-внуков. А может, сами любоваться будут.

Полюбоваться есть на что - молодые, красивые, нарядные. Проходимца-Феба в исполнении Антона Макарского из мюзикла «Собор Парижской Богоматери» российские женщины полюбили сразу и безоговорочно. Страдалец Петкун-Квазимодо остался далеко позади в рейтинге зрительниц, не говоря уж о священнике.

- Это довольно странно, - сказал Антон. - Во французской версии именно Квазимодо был любимцем публики. А что Феб? Невесту бросил, Эсмеральду предал - за что его любить? Неисповедимо сердце русской женщины...

Для того чтобы попасть в этот мюзикл, Макарскому пришлось постараться. Продюсеры желали видеть в роли задиры и вояки Феба кого-то побрутальнее, и Макарскому пришлось доказывать, что с его романтической внешностью и сладким тембром голоса можно быть убедительным в роли подлеца-солдафона. Поначалу его не брали и в третий состав, только «на скамейку запасных». Потом все же позволили выйти на сцену, и - фурор, успех и почти поголовное знание страной текста «Белль», у некоторых даже и на французском. По-моему, этот факт говорит не только об упорстве и таланте Антона, но и о профессиональном уровне наших продюсеров...

А вот с продюсером «в северном регионе», как выразилась Виктория Макарская, артистам повезло. Они впервые побывали в Мурманске в мае, на международном кинофестивале «Северное сияние» по приглашению его продюсера Юлия Малакянца. Их тогда очень тепло встретила публика, поэтому на приглашение выступить здесь еще раз с сольной программой они согласились не раздумывая. Их концерт стал первым в рамках проекта «Эхо фестиваля». Идея создателей проекта в том, чтобы сделать кинофестиваль постоянно действующим культурным событием, в рамках которого в течение всего года будут проходить различные культурные акции. Кроме Мурманска Макарские также выступили в Североморске, причем один из двух концертов был благотворительным и прошел в военно-морском госпитале.

- Мурманск стал для меня немного особенным городом, - рассказала Виктория. - Дело в том, что в мае я приехала сюда, чтобы выйти на сцену впервые после долгого перерыва. Несколько лет я не пела - во время работы в мюзикле «Метро» повредила связки, последовала операция, после которой врачи запретили мне выступать. Я занималась рекламой, сама продюсировала некоторые проекты. И вот наконец Антон сказал мне - ну давай попробуй попеть, врачи вроде уже не против. И «попробовала» я здесь, на Севере. Поэтому мне очень важно было, что меня так тепло приняли. И вернуться сюда снова, конечно, хотелось. А слова одного из зрителей особенно на душу легли. Мы выходили из машины и услышали, как один из зрителей другому говорит - а это, мол, Макарский со своей бабой приехал. Вот это «со своей бабой» меня прямо растрогало... Потом, когда начали с Антоном активно ездить на гастроли, я это много раз слыхала. Но впервые - здесь.

Именно во время работы в «Метро» будущие супруги познакомились. Им обоим удалось пройти кастинг, на который собрались тысячи ребят со всей страны. Взяли только сорок, в том числе и Антона с Викой. Этот мюзикл был первой российской пробой пера в незнакомом до того жанре, поэтому участие в нем стало отправной точкой в карьере артистов и многое им дало. Но главное - помогло им обрести друг друга. Артисты шутейно спорили на мурманской сцене, кто на кого первым глаз положил, кто кого выбрал. Факт в том, что оформили они свои отношения очень быстро, в течение нескольких дней. Та самая ныне любимая теща была, как водится у тещ, против - мол, мальчик из Пензы, из наследства только джинсы. Антон смог ее переубедить - он, как рассказала Виктория, целую ночь проговорил с ней на кухне, после чего будущая родственница, что называется, прониклась и даже наставляла дочь не бросать такого чудо-мужа ни за что. Даже если будет изменять.

- Говорить с тещей, да и с женщиной вообще, очень просто, - тут же раскрыл секрет Антон. - Надо только молча слушать и изредка кивать. Так не то что ночь, всю жизнь проговорить можно...

Эту мудрую мысль зал горячо поддержал аплодисментами. Кстати, надо отметить, что концерт вообще получился интерактивным - актеры много шутили, танцевали со зрителями и охотно пели с ними дуэтом. А уж песен было припасено на любой вкус - и эстрадная классика, и кинохиты, и цыганские романсы, и шансон (да-да, Антон снялся в новом фильме «Правосудие волков», где сыграл вора образца 1942 года, оттуда и репертуарчик), и народные - русские и белорусские - песни. Даже «Ой, мороз, мороз» прозвучал дуэтом.

Юлия МАКШЕЕВА