Свою новую выставку, открывшуюся на днях в областном художественном музее, мурманская художница Раиса Чебатурина назвала «Мистерия Севера». Название выбрано не случайно - именно Север стал для нее, родившейся и полжизни прожившей в средней полосе России, настоящей малой родиной.

- Как птицы стремятся из любых краев обязательно вернуться на Север, так и я, когда еще и не знала-то толком ничего об этих местах, чувствовала - это мое, - рассказывает Раиса Сергеевна. - А когда первый раз увидела мурманские сопки, тундру, залив - поняла, что не ошибалась. В Поволжье, где я довольно долго работала, природа прекрасная - сама Волга, леса, но, повторюсь, не мое...

Окончив московское художественно-графическое училище, Чебатурина успела поработать на швейной фабрике - художником по костюму. А потом, после окончания высших театральных курсов при ГИТИСе, стала главным художником Марийского музыкального театра. Работа в этом театре оказалась успешной - к молодому мастеру сразу пришло признание: свидетельство тому - звание лауреата государственной премии МАССР, заслуженного деятеля искусств республики, награждение орденом Дружбы народов. А в 1981 году Раиса Сергеевна приехала в Заполярье, в театр Северного флота. И вот уже тридцать лет жизни и творчества отданы Кольскому Северу. Свой семидесятилетний юбилей не так давно встречала тоже здесь - а как же иначе?

Многие из спектаклей флотского театра теперь уже и невозможно представить в ином виде, чем так, как их увидела и создала Чебатурина. В качестве главного художника-по-становщика она оформила около восьмидесяти спектаклей. «Пер Гюнт» Ибсена, «Тартюф» Мольера, «Алые паруса» Грина, «На бойком месте» Островского, «Зима» Гришковца, «Зеркало Сен-Жермена» Акунина, «Медея» Разумовской, «Тщетная предосторожность» Бомарше, «Недоросль» Фонвизина, «Я близко!Я рядом!! Я здесь!!!» Шульгина - за эти годы пришлось работать с русской и зарубежной классикой, с современными пьесами и, конечно, с детскими.

Последние, думается, запомнились не одному поколению юных северян. Если театр Северного флота ставил сказку, то маленькие зрители действительно попадали в атмосферу чудес и волшебства, не в последнюю очередь стараниями Раисы Чебатуриной. Персонажи «Морозко» щеголяли в костюмах, над которыми словно сама Зима потрудилась: они переливались и сияли морозными узорами и ледяными блестками. «Принцесса без горошины» погружала в атмосферу средневековой сказки. Из последних работ нельзя не заметить «Кошкин дом» - он выполнен в очень интересном ключе: и занавес, и декорации украшены традиционной народной росписью - городецкой. Пестрые цветы и узоры оказались на удивление к месту в этом спектакле.

Народные промыслы - давняя страсть художницы. На новой выставке можно увидеть ковши, туеса, поставцы, декоративные тарелки и ложки, которые художница исполнила сама в традициях русских северных росписей. Мезенская, пермагорская, печерская, борецкая - они похожи между собой лаконичностью цветовых сочетаний, в основном используются красный и черный тона.

- А узоров-то сколько, а завитушек! - не соглашается с определением «лаконичные» автор. - Нет, они очень нарядные, в них такое восхищение красотой природы сквозит! Я стараюсь при создании орнаментов придерживаться первоисточников, законов и традиций, однако частенько добавляю что-то от себя. Белье - так называются деревянные заготовки под роспись - покупаю, а иногда и заказываю у мастеров. По моим эскизам вещи делают в Ростове Великом, в Нижегородской области. Например, сорок матрешек сделали как раз нижегородские мастера - а кроме них и некому, утрачиваются такие, казалось бы, вечные промыслы.

А на живописных работах Чебатуриной главное место отдано морю - нашему суровому Баренцеву. Его она пишет с натуры, и это утверждение заслуживает расшифровки. Начиная с того, что сейчас вообще мало кто пишет с натуры, и заканчивая тем, что писать Баренцево море, стоя на его совсем неласковом берегу, - это задачка та еще. За морем Раиса Сергеевна вот уже более десятка лет ездит в Териберку.

- Места там красивейшие, - воодушевленно рассказывает она. - Такая мощная, дикая природа, такие вечные скалы. И море - оно прекрасно при любой погоде, в любой сезон - и с зимними штормами, и в пору летнего цветения сопок и тундры, его окружающих. Рядом с такой красотой и мощью начинаешь по-другому смотреть на жизнь, понимаешь, что все твои проблемы по сравнению с этой вечностью - пустяки. И сам ты вовсе не царь природы, а муравей... Природа мудрее и прекраснее нас, у нее нет тайн - все понятно и рационально. И очень важно суметь почувствовать себя единым целым с ней - для того чтобы здраво смотреть на жизнь, на людей, на себя самого.

На фоне такой философии меркнут всякие мелочи, вроде ураганного ледяного ветра, который норовит вырвать из рук и этюдник, и кисти. Весь этот инвентарь Чебатуриной приходится держать и руками, и ногами, и все равно, бывает, ветру удается все это разметать - тогда «картина маслом» может приклеиться к автору... И все равно удовольствие от такой работы - ни с чем не сравнимое, считает мастер:

- Я люблю Териберку в любое время года. Иногда думаю даже там поселиться. Мне говорят: да что там делать, особенно зимой? Мне больно видеть, как этот дикий уголок меняется в по-следнее время. Дорогу построили, все скалы изгрызли ради этой дороги... Пусть хоть на моих работах все останется в первозданном виде, чтобы люди могли посмотреть.

Раиса Сергеевна к себе относится очень критично - считает, что живопись ее лишена всяких «изысков» и в первую очередь информативна. Она просто считает, что должна рассказать людям о том, как по-разному красив этот мир - своими картинами, спектаклями.

Юлия МАКШЕЕВА