В Апатитах завершилась выставка картин кировского художника Анатолия Бондаренко, подготовленная «Галереей М». Его не стало почти тридцать лет назад, в 1984-м, а его творчество по-прежнему волнует. Энергией мысли, теплотой искреннего чувства, насыщенностью красок. Профессионалы отмечали радостную и несколько причудливую атмосферу, созданную красными, желтыми, охристыми оттенками его холстов, а любители говорили просто: «Зацепило!».

«В портретах, натюрмортах и жанровых композициях художник создает свой уникальный художественный мир, который, безусловно, привлекает любителей изящных искусств, - отмечает в своей рецензии на выставку руководитель «Галереи М», член Союза художников России Игорь Клюшкин. - Этот оптимистичный мир полон солнечных житейских живописных новелл, где живут родственники, друзья. Полны витальной силы натюрморты, цветы и пейзажи».

Профессионалу легче выразить то невыразимое, что кроется в произведении искусства. Мы, простые посетители выставки, безыскусно радуемся тому, как любил художник изображать на своих полотнах старенькую маму, сыновей, жену... Себя рядом с ними. Как много чувства в этих полотнах! Они не таятся - они рвутся наружу. Отсюда и насыщенная гамма красок: не только в портретах, но и в натюрмортах, пейзажах видна та же горячая кровь. Между прочим, именно этим - молодостью, горячей кровью - обосновывали название своей первой выставки и затем объединения художников авангардисты начала века - «Бубновый валет». Игорь Клюшкин настаивает на том, что его коллеге близка стилистика именно этого направления, участники которого вырвались из традиции, чтобы выразить то, «что в нас самих», как говорят об этом искусствоведы.

При жизни художника официальная критика, выставкомы не слишком благоволили к нему. Об этом вспоминают и его коллеги, и его вдова Тамара Бондаренко, преподаватель кировской художественной школы.

- Ругали его, редко брали на выставки, - вспоминает она. - С позиции нашего времени эта живопись кажется классической, реалистической, чем уж он не устраивал, не знаю...

- Вот про эту работу помню, одну из моих самых любимых, «Цветы и звезды» называется, - показывает Тамара Бондаренко на одно из полотен, на котором тянутся друг к другу звезды, похожие на цветы, и цветы, похожие на звезды. - В нее вложен философский смысл: звезды светят вечно, а цветы живут какие-то мгновения с точки зрения вечности. В его работах часто эта тема встречается, кстати. Так вот не взяли это полотно, сказали - мелкотемье...

Супруге своей художник никогда не казался авангардистом, просто человеком, который искренне, честно и трудно ищет себя. «Мне кажется, в своих последних работах он нашел свою манеру, свой язык, свое отражение», - говорит она.

По воспоминаниям Игоря Клюшкина, в те годы жившего в Апатитах, стилистика произведений Анатолия Бондаренко, ориентированная на пластические находки группы «Бубновый валет» и «русских сезаннистов», популярных в начале 60-х годов прошлого века, мало подходила для мурманских выставочных экспозиций тех лет. Тем не менее его произведения попадали-таки на местные выставки, а в 1979-м его акварельный лист вошел в экспозицию зональной выставки «Советский Север» в Сыктывкаре, что было значительным достижением для того времени. «Анатолий был очень интересным художником и очень не простым человеком. При более благоприятном стечении обстоятельств он мог бы занимать весомое место в мурманском искусстве 70-х годов ХХ века», - это снова из воспоминаний Игоря Клюшкина.

- Я к Толику ездил за вдохновением, - признается один из нынешних мэтров живописи Александр Герштейн. - Мне всегда нравились его работы, он не повторяется в технике, в приемах, темах...

Что ж, спор о пластических находках и приемах оставим искусствоведам. Походим по выставочному залу, всмотримся в мир, что создал художник. «В нем тепло и радостно!» - сказала еще одна гостья вернисажа Лилия Цыганкова. - Мы обязательно приведем сюда своих учеников из художественной школы, чтобы и они увидели этот праздник».

Городские узнаваемые пейзажи, портреты старшего сына - совсем тогда еще малыша, живописные этюды, запечатлевшие природу Кольского полуострова, Поволжья, Крыма, Средней Азии (эти этюды демонстрируются на выставке впервые), яркие цветы в букетах... Словно разноцветный костер играет на стенах выставочного зала. Здесь нет покоя, даже в натюрмортах, есть некое борение, поиск, страсть и в то же время физическая плотность, выразительность. «Я живу, жизнь прекрасна!» - говорит художник. И мы черпаем из этого родника, греемся у этого костра...

Зоя КАБЫШ, Апатиты