На фотовыставке «Взгляд современника», которая только что открылась в областном Дворце культуры им. С. М. Кирова, вы никак не пройдете мимо остроумного снимка под названием «Морозко». Словно кадр из старой доброй киносказки детства повесили на стену. Будто из пленочной дымки былого всплыла эта фотография на глянцевую поверхность эпохи высокой цифровой четкости.

Нью-Марфуша

А тем не менее сделан этот кадр буквально на днях, в минувшее воскресенье. Помните, на Кольском полуострове установилась ясная погода с морозом местами под тридцать? Декорации для съемок «Морозко-2013» были готовы. Тем более что и сам легендарный фильм снимался именно в наших местах ровно полвека назад.

- Говорят, в какой-то европейской стране (в Чехии. - Прим. автора) до сих пор каждый год 31 декабря обязательно показывают этот чудесный фильм по телевизору, традиция там такая. Но этот фильм не менее любим и в нашей семье! - словно оправдывается автор снимка Эмилия Бабий.

А семья-то поголовно фотолюбительская. Сама Эмилия немало лет отработала мастером в фотоателье, а сейчас возглавляет популярный фотоклуб «Мурманск», под флагом которого и открылась упомянутая выставка. Муж Николай, шофер-дальнобойщик, имеет на счету не одну фотоперсоналку. Оба непременные участники сборных фотовыставок. И вот уже более двадцати лет их дети Евгения и Илья - это самые безотказные модели для разнообразных костюмированных снимков с хорошо продуманным подтекстом.

Любопытно, что идея кадра по мотивам великого детского киноволшебства пришла в голову именно их взрослой дочери Евгении, в семье которой начал наслаждаться фильмом «Морозко» представитель уже третьего поколения - 5-летний сын Сережа. Причем молодая мурманчанка, не дрогнув, приняла на себя крест стервозной роли Марфуши, в тандеме с киномамашей сживавшей со свету сиротку Настеньку.

Минус тридцать в тени

«Когда я пришла на озвучку фильма и впервые увидела себя на экране, то расплакалась. Мне казалось, что я такая страшная. Я всерьез подумала, что никогда больше не буду сниматься в кино…» - вспоминала замечательная актриса Инна Чурикова, исполнительница роли Марфуши в сказочном киношедевре Александра Роу.

- Но вся наша семья убеждена, что Марфуша в исполнении Чуриковой, наряду с Бабой-ягой в исполнении Георгия Милляра, - это самые яркие и любимые образы детского кино, причем любовь к ним возрастает по мере взросления! - говорит автор снимка.

Натуру для фоторемейка по мотивам «Морозко» семейство Бабий приглядывало давно - живописный хвойный лесок по дороге на Пяйве. Законченный исторический костюм составил один только типичный так называемый павловский платок с набивным рисунком розочками, подаренный когда-то покойной бабушкой. А вот с рукавичками вышла заминка.

Выручил сувенир, который привезли нынешней осенью в Мурманск коллеги-фотографы из Латвии, из городка Прельск. Еще с давних советских времен мурманская и прибалтийская школы фотографии не только соперничали на международных фотовыставках, но поддерживали контакты. Прошлой осенью латыши привозили к нам свои работы, весной мурманчане повезут на берега Балтики ответную экспозицию.

Но вернемся к нашим варежкам. Сувенир ручной работы оказался как нельзя кстати: по белому вязаному полю вышиты ягоды морошки! Очень мурманская деталька.

И еще одна цитата из воспоминаний Инны Чуриковой: «Зимнюю натуру снимали на Кольском полуострове, под Мурманском. Было очень холодно. И, когда я сидела под елкой в ожидании Деда Мороза, замерзла по-настоящему…»

Эту-то мизансцену и решили воспроизвести. Нью-Марфуша в кадре дует на озябшие руки, а с ветвей осыпается иней… Стоп, снято!

Быть может, и не стоило так дотошно раскладывать по полочкам историю создания одной лишь фотографии с выставки «Взгляд современника». (А ведь Эмилия Бабий упомянула как последнюю каплю, переполнившую чашу творческого терпения, еще и статью мурманского краеведа Дмитрия Ермолаева, очень вкусно рассказавшего в нашей газете о съемках «Морозко».)

Но таков уж жанр фотопортрета. Иногда, чтобы наполнить глубоким и общепонятным подтекстом снимок человеческого лица, приходится идти на жертвы и ухищрения. Кадр «Морозко» без минус тридцати стал бы пощечиной великому сказочному реализму.

Приправы по вкусу

Итак, фотовыставка «Взгляд современника» посвящена самому человечному жанру - портрету. Лица, лица, лица земляков в самых разных методах съемки. Портрет костюмированный, портрет постановочный, портрет студийный, портрет экспериментальный с намеком на не уходящий из моды поп-арт…

С завистливым интересом рассматриваю я портреты явно репортажного толка. То есть выхваченные из живой жизни по банальному фотопринципу «остановись, мгновение!». Их еще именуют жанровыми зарисовками, но истинными портретами с их неподражаемой игрой эмоций они быть не перестают.

Вот работа 36-летнего мурманчанина Евгения Лебедева «Последний школьный дождь».

- Откуда название? Снимок сделан в последних числах мая прошлого года на Пяти Углах, когда выпускники школ отмечали свой последний звонок. Вдруг пошел сильный дождь, все вокруг раскрыли зонты, а одна девчонка стала накрывать голову курткой, и лицо такое грустное-грустное… Я взял ее светосильным телевиком, и хоть до меня было не близко, она заметила мой объектив и юркнула в толпу. Но кадр был сделан! - рассказывает о личных рецептах творческой кухни фотограф с 15-летним стажем.

Но и это не все. В любое фотоблюдо желательно добавить приправ по вкусу. Изначально этот кадр был цветным, зачем же автор перевел его в монохром?

Евгений не скрывает рецептурных секретов:

- В цвете этот кадр приобретал излишнюю пестроту за счет разноцветных зонтиков, отвлекавших внимание от лица девушки. А частичное сохранение цвета (все вокруг черно-белое, а фигура цветная) давало нежелательный эффект явного фотомонтажа. Я попытался оставить в цвете только кожу рук и лица девушки. Эффектно! Но как подумал, с какой убийственной иронией прокомментировал бы такую вычурность мой первый учитель в фотоклубе «Мурманск» Николай Рудаков, тут же оставил эту затею…

Покойные мурманские мастера Николай Рудаков, Лев Гельдерман, Станислав Барков, продолжающие работать Сергей Воронин, Вячеслав Басов, Виктор Кононов, Юрий Воронцов принесли в копилку заполярной школы фотографии десятки международных наград, и прежде всего за удивительные по выразительности черно-белые портреты.

Нерукотворные эмоции

Необычна судьба снимка «Обида» работы Елены Шейнкиной. Необычна тем, что формальный фотобрак при ближайшем рассмотрении оказался произведением фотоискусства. Много лет Елена работает в фотостудии, специализируется именно на художественных портретах, часто снимает детей по заказу родителей. Тут творческий принцип безоговорочный - клиент всегда прав…

- Все родители почему-то хотят получить парадный снимок своего ребенка исключительно в образе улыбающегося ангелочка. И обычно улыбка на детском личике появляется легко, порой достаточно состроить на пальцах козу за кадром. Конечно, не всегда малыш бывает в настроении, но этот мальчуган запомнился мне надолго! Единственный случай в моей практике, когда ребенок так активно не хотел сниматься, - до сих пор удивляется опытная студийная женщина-фотографиня.

Да уж. Чего только не предпринимали бедные родители, чтобы рассмешить своего малыша. Читали стишки, пели песенки, чуть ли не плясали цыганочку с выходом. Все без толку. Так и ушли без улыбки, запечатленной фотокамерой.

…На выставке «Взгляд современника» я спросил себя: «В чем отличие фотографа-портретиста от художника-реалиста»?

Фотографу не приходится утруждать себя, добиваясь внешнего сходства. Но зато и эмоция, пойманная им, нерукотворна!

Фото: Елена Шейнкина
«Обида».
Фото: Евгений Лебедев
«Последний школьный дождь».
Павел ВИШНЕВСКИЙ