Состояние между сном и явью, граница миров - примерно так переводится саамское слово «adiagas», давшее название норвежской группе, творчество которой связано с древнейшим и самым волшебным из музыкальных жанров Северной Европы - йойками.

Йойк - традиционное песнопение саамов, некогда бывшее частью религиозных обрядов. Завораживающее, медитативное, лиричное. Мурманских меломанов несколько лет назад сделала его фанатами знаменитая Мари Бойне, в этом году в рамках Дней северных стран йойки вновь привезли к нам ее земляки.

«Adiagas» - мировые звезды фолка. В Мурманске стартовали их гастроли по России, где до этого они были лишь однажды за восемь лет существования группы. Основатели - дуэт солистов и авторов песен Сара Мариеэль и Лавра Сомби. Они и авторы названия коллектива.

- Мы оба, и я, и Лавра, хорошо знакомы с явлением, которое называется «adiagas», - говорит Сара. - Это особое ментальное состояние, когда можно увидеть вещий сон или заглянуть в будущее. Именно так мы пишем йойки.

Творчество вообще вещь волшебная, что ж удивляться магическим объяснениям, тем более эти полуритуальные саамские песни действительно имеют загадочную природу. Не то чтобы вводят в транс, скорее успокаивают, делают душу безмолвной, как тихая вода глубоких озер. Когда слушаешь чистый голос Сары, ловишь себя на каком-то ощущении предрассветного покоя: туман над реками, розовеющее небо, редкий птичий возглас. Она и сама похожа на птицу - статная, черноволосая, с необычным голосом и какой-то глубинной притягательной природной энергией.

Лавра Сомби - полная противоположность. Крепкий, коренастый, на сцену он вышел в клетчатом пиджаке поверх рубахи с национальной вышивкой, в рыжих кожаных штанах и башмаках. Эдакий саамский ковбой. Поет с закрытыми глазами и во время пения абсолютно преображается, исполняя вещи удивительной лирической силы.

Лавра и Сара считают, что йойк - корень любой музыки. Создаваемые ими мелодии ближе всего к народным, они и называют себя «йойкере». А вот дальнейшая обработка композиций - дело рук их собратьев по группе, молодых и совершенно отвязных. Чего стоит один только длинноволосый перкуссионист Тимо Силвола, абсолютный хиппи с виду. В его арсенале оказались весьма экзотические инструменты: ракушки, цветные бусинки - прямо-таки наследство «детей цветов». А как виртуозно он на этом играл!

Музыка «Adiagas» при всех ее волшебных корнях вполне современная. Блюз, джаз, электронные чудачества и даже в чистом виде рок-н-ролл - всего этого на концерте было вдосталь. И публика зажглась: пространство перед сценой немедленно превратилось в танцпол, который заняли саамы, облаченные в национальные одежды. Словно чтобы дать почувствовать разницу, на бис Сара уже а капелла исполнила аутентичный, народный йойк - такие, по ее словам, можно услышать в ее родных местах.

Легкая грусть, покой, знание, тоска по неведомому слышатся в чистом голосе солистки, в накрывающем волнами ритме. Это очень северная музыка, ее создают те, для кого природа одушевлена и близка, до неба рукой подать, а земля вся - как на ладони. И хоть Сара и Лавра порой предваряли исполнение короткими комментариями, рассказывая, о чем их песни (для тех, кому саамская речь не родная), композиции были понятны и без перевода, словно язык ветра и трав. И все они были о чем-то таком, чего не может вместить сердце, замирая от счастья и предчувствий. Жаль только, что даже йойкере не могут предсказывать судьбу, хоть и заглядывают в будущее в своих волшебных полуснах. И об этом Сара спела под конец:

- В середине апреля есть ночь, по которой мы угадываем погоду будущего лета - есть такое поверье в наших краях. Один из наших йойков посвящается этому обычаю, он о том, как жаль, что невозможно по одной ночи предсказать, какой будет вся жизнь...

Фото:
Солист Лавра Сомби.
Татьяна БРИЦКАЯ