Замечательному петербургскому актеру театра и кино Сергею Мигицко стукнуло 60, но в нем нет ни капли академизма, «профессорства». Сергей Григорьевич все так же строен, смешлив, активен и позитивен. Он актер широчайшего диапазона, которому подвластны и комедия, и трагедия, и драма, и фарс. Коренной одессит, он стал актером в Петербурге, причем на протяжении почти сорока лет остается верен своему Театру имени Ленсовета, хотя успевает играть и в антрепризах, сниматься в кино и сериалах. Вот и свой юбилейный день провел на съемочной площадке телефильма «Горюнов» о моряках-подводниках, об экипаже атомной подводной лодки Северного флота.

- Сергей Григорьевич, расскажите о новом фильме.

- Сериал «Горюнов» снимают режиссеры Владимир Балкашинов и Мирослав Малич, а продюсером является Сергей Жигунов. Фильм рассказывает о командире и экипаже атомной подводной лодки, которые служат в наши дни на Северном флоте. В основу сюжета легли рассказы писателя Александра Покровского, чьи произведения уже с успехом экранизировались (достаточно вспомнить фильм «72 метра»). В главной роли - Максим Аверин, прекрасный театральный и киноактер. Мы с моей давней партнершей по Театру имени Ленсовета Анной Алексахиной опять играем супругов, наш сын - подводник.

- Правда, что в юности вы мечтали стать моряком?

- Как и все мальчишки моего родного морского города Одессы. Собирался поступать в мореходку. А родился я в семье военного, папа мечтал, что сын будет служить. Так что, вполне возможно, связал бы свою судьбу с морем. Но с детства мне нравилось еще и играть, актерствовать, разыгрывать какие-то сценки, перевоплощаться. Я решил проверить, насколько серьезно это увлечение, и отправился в Ленинград - поступать в театральный институт. У меня был тогда модный клифт (длинный пиджак, если кто не знает), пестрая рубашка и сандалии. И в таком виде я приехал покорять Ленинград! Надо мной многие смеялись, но я и не претендовал на роль героя нашего времени. К удивлению моих многочисленных одесских родственников, я не вернулся домой, так как был принят на курс к выдающемуся театральному режиссеру Игорю Петровичу Владимирову, который тогда возглавлял Театр имени Ленсовета.

Грандиозный театр, на спектакли которого невозможно было попасть. До сих пор не понимаю, что нашел во мне Владимиров, но он взял меня в театр, дал роль Осла в «Бременских музыкантах». И хотя я долгое время играл в массовке, я никогда не роптал на судьбу, не отказывался от ролей, так как был воспитан в убеждении, что нет никудышных ролей, есть никудышные актеры.

- А в армии вы так и не служили?

- Почему же? Отслужил верой и правдой, как и полагается сыну кадрового офицера.

- О чем ваш последний спектакль?

- История вкратце такова. В новогоднюю ночь встречаются два однокурсника, которые не виделись с окончания института лет тридцать. Они абсолютно разные: и по характеру, и по статусу, и по социальному положению, и по взглядам на жизнь. А кроме того, когда они расстались, то ненавидели друг друга. Однако за несколько часов новогодней ночи они понимают, что многолетняя вражда - такой пустяк по сравнению с вечными ценностями - любовью, дружбой.

Это антрепризный спектакль Родиона Овчинникова «Несколько пролетов вверх». Я постоянно играю в театре так называемые костюмные роли в исторических пьесах и уже очень давно не удавалось сыграть роль современного человека. В «Нескольких пролетах» мне дали именно такую роль, где есть и юмор, и грусть. В спектакле собралась театральная сборная Петербурга.

С московским режиссером Родионом Овчинниковым мы легко наши общий язык, он не только автор пьесы и постановщик, но и сам был актером в московском Ленкоме - общается с актерами на одном языке. Иногда мне казалось, что у нас на репетициях просто коммунизм! Я такой видел лишь однажды - в 1987-м году в Югославии, которая, правда, через полгода распалась. А когда я там был, мясо там стоило 90 копеек, водка - 50, пиво - 10! У меня великолепные партнеры, мои давние друзья - Сергей Паршин, Иван Иванович Краско. Мой герой - шоумен, актер, безумно занятой человек, и в этой суете что-то главное упускающий…

- Семь лет назад вы сыграли свою самую значительную роль в кино - в фильме Эльдара Рязанова «Андерсен. Жизнь без любви»… Говорили, что вы сами нашли Эльдара Александровича и предложили на роль Андерсена… себя!

- Что вы, нет, конечно! Честно говоря, мне даже не снилось, что я когда-нибудь сыграю у Рязанова Андерсена. На съемках мы прошли такой непростой путь, так сложно и много работали… Потом, по прошествии какого-то времени пересматривая картину, я отметил замечательную работу моего коллеги Станислава Рядинского, который играет молодого Андерсена, и других мастеров, которые там прекрасно работали.

Мне кажется, у нас сложился прекрасный актерский ансамбль, и получился такой фильм, который можно будет пересматривать и десять, и двадцать лет спустя. Для Эльдара Александровича этот фильм не очередной. Его давно манил образ Андерсена, он давно к нему приглядывался, пристреливался, и честь ему и хвала за то, что он сделал такое серьезнейшее кино, не похожее ни на один предыдущий фильм Рязанова.

- Сергей Григорьевич, ваши дочери пошли по родительским стопам?

- Аня, младшая, учится на первом курсе Санкт-Петербургской театральной академии. Катя, старшая - в Московском театре Ленинского комсомола. У нее в Ленкоме несколько интересных ролей в спектаклях «Юнона и Авось», «Безумный день, или Женитьба Фигаро», «Шут Балакирев», «Варвар и еретик», «Королевские игры». Она брала паузу на рождение ребенка, подарила мне внука Арсения. А в свободное время она еще работает в театре «Недослов» для слабослышащих артистов - это потрясающие ребята, и Катя им тоже дарит частицу своего сердца, души и свободного времени.

- Но ведь и вы при всей своей занятости постоянно участвуете в каких-то благотворительных проектах?

- Моя помощь не столь существенная, но обязательно, если вижу, что где-то нужно кинуть денежку или с кем-то встретиться, поддержать, не прохожу мимо. И вам советую! В течение года ко мне очень часто обращаются многие благотворительные организации, даже не берусь вспомнить, как они называются, о чем просят, но, как бы мне ни было сложно, не отказываюсь. Аня Ковальчук (звезда кино и Театра имени Ленсовета. - Прим. авт.) такая же, как и я! В нашем театре много сердобольных, хороших людей, мы часто помогаем тем, у кого проблемы разного рода, детям, взрослым, пожилым.

Раньше я мечтал открыть свой театр, теперь у меня другая мечта - открыть приют для животных.

- Еще одна ваша большая страсть - футбол. Почти на всех трансляциях матчей петербургского «Зенита» вы со своим другом и партнером Михаилом Боярским, облачившись в сине-бело-голубые шарфы любимой команды, страстно болеете, постоянно попадая в кадр телекамер! А сами в футбол играете?

- Конечно, я нападающий в команде Театра имени Ленсовета. Мы постоянно сражаемся с коллегами из других театров. Вот только недавно завершили весенний чемпионат. Играем с азартом, хотя перед матчами я все время прошу соперников помнить, что мы актеры, что ноги и руки - наш профессиональный аппарат, и постараться быть бережней друг к другу, чтобы избежать травм.

Я горжусь дружбой со многими выдающимися футболистами, особенно с легендарной чемпионской зенитовской дружиной 1984 года. Почти вся команда тогда постоянно приходила на спектакли Театра имени Ленсовета, а мы не пропускали ни одного матча. Меня очень радует, что и футболистов нынешнего «Зенита» можно увидеть на театральных премьерах.

Конечно, из-за гастролей и спектаклей мне удается посмотреть не все матчи «Зенита», но у нас еще с 70-х годов прямо за кулисами в театре стоит телевизор, и если спектакль по времени совпадает с футбольными трансляциями, то в паузах все актеры бегут к голубому экрану. За эти годы в театре сменилось много руководителей, были и такие, что пытались запретить смотреть футбол по ТВ, но я как глава профсоюзного комитета, как болельщик со стажем смог убедить начальство, что футбол вовсе не мешает искусству, а, наоборот, поднимает настроение, волнует чувства, что невольно передается и в игре на сцене.

Михаил АНТОНОВ