Я прошла курсы ликбеза, освоив премудрости чернильного чистописания, узнала, зачем сове большая голова, сфотографировалась в телогрейке …и получила новое имя - товарищ Искра. Потому что Даздрасмыгдой («Да здравствует смычка города и деревни!») стать все-таки не решилась. Хотя, конечно, ко всему нужно быть готовым, если на ночь глядя идешь в музей. Пусть даже такой мирный, как историко-краеведческий. А именно туда я и отправилась вечером 17 мая. Приглашением Кировского историко-краеведческого музея о предстоящей «ночи» заинтересовались, как выяснилось, многие жители города - и не разочаровались!

Сотрудники музея сделали все, чтобы бесплатная экскурсия в этот вечер стала интересной для посетителя любого возраста. Например, в мемориальном домике Кирова (том самом, где 1 января 1930 года прошло историческое совещание, на котором решили осваивать Хибины) провели историческую реконструкцию курсов ликбеза. Каждого входящего встречали строгие педологи, то бишь педагоги нового образца родом из начала двадцатых годов. Руководствовались они иными, чем прежде, принципами образования. Например, делали ставку на сортировку учеников по уровню интеллекта, прибегая для этого к различным тестам.

Воссоздать обстановку тех лет как раз и получилось в соответственном интерьере домика Кирова: при свете керосиновых ламп за дощатым столом рядом с печкой строгие педологи предлагали посетителям взять себе новое революционное имя, тестировали на уровень интеллекта, а затем отправляли заниматься чистописанием. Чуть не высунув язык от усердия, повыводила буковки пером и чернилами и я. Потом мое место заняли две Гертруды среднего возраста (обеим дамам понравилось именно это имя, означающее «Героиня труда»), потом Ноябрина лет так десяти, а затем Пятвчет («Пятилетка в четыре года») лет сорока с лишним. Он поставил кляксу, кстати. А потом я ушла посмотреть, что происходит в главном здании музея.

В одном зале кинохронику тридцатых годов прошлого века показывают, в другом под музыку сороковых можно рассматривать военные реликвии, в третьем - сделать костюмированное фото рядом с вагонеткой и с кайлом в руках. В четвертом и пятом - принять участие в шаманском камлании и в орнитологической викторине. Когда я пришла с курсов ликбеза, все это с удовольствием проделывала разновозрастная компания парнишек. «Мы живем тут, в микрорайоне Кукисвумчорр, решили посмотреть, что за ночь в музее, - делятся они впечатлениями. - С классом-то мы сюда ходили, конечно, но экскурсия - это совсем другое, сегодня-то интереснее!» Долго разговаривать им некогда - умчались «к шаману», но перед этим с полчаса азартно бились над нетривиальными заданиями викторины в зале природы.

Увлеклась и я. Перепутав-таки на пазлах головы, лапки и клювы птиц (невнимательно рассматривала экспонаты, хотя предупреждали), задумалась над вопросом - зачем же сове широкое «лицо»? Точно не для солидности, но вот чтобы лучше слышать или чтобы лучше видеть? Оказалось, чтобы лучше слышать, как объяснила сотрудник этого зала, упомянув оптимальное расположение ушных дисков... Подивившись еще загадкам природы и сфотографировавшись-таки в телогрейке, решаю, что пора уже ретироваться.

...А в залах царит оживление, поток посетителей не иссякает. Снова сталкиваемся с «Гертрудами», которых на самом деле зовут Екатерина и Светлана. «Как здорово, что мы сюда выбрались! - радуются подруги. - Со школы ведь не были, остались только смутные воспоминания. И как же радостно, что в музее жизнь такая интересная кипит!»

- И правда, праздник получился, - поддерживает их Виктория Иванова, что пришла сюда вместе с маленькой дочкой Соней и мужем Олегом. - Хорошая задумка и воплощение удачное, было очень интересно, полтора часа пролетели незаметно.

Всего за ночь здесь побывали около двух сотен человек.

Зоя КАБЫШ, Кировск