Что говорить, «Сокровища бедных» - новая книга поэта, прозаика и журналиста Ильи Виноградова, на мой взгляд, получилась очень хорошая, достойная. Она отлично, со вкусом сделана (низкий поклон художнику и издателю - Николаю Завертайло и Игорю Опимаху). И - по-разному интересна.

- Что такое сокровища бедных? - объясняет автор название сборника. - Это то, что лежит за пределами потребительских ценностей, что не купить в магазине, не украсть. Например, семейные ценности, человеческие отношения, которые основаны не на корыстных мотивах. В высшем смысле - духовные ценности. Конечно, это не значит, что надо быть бедным, тут важен просто вопрос приоритета ценностей. Тема, разумеется, не новая, наверно, даже одна из самых старых на земле, и я навряд ли могу внести в нее что-то из ряда вон оригинальное. Но, к сожалению, в современном мире этих сокровищ становится все меньше, а без них человек никогда не сможет быть по-настоящему счастливым. И сейчас очень заметно, что счастливых людей на самом деле становится все меньше. Книга в том числе об этом.

Автор представил в книге три стороны, «три составные части» своего таланта. В «Сокровища бедных» вошли не только привычные для нас поэзия и проза, но и путевые заметки, насыщенные не только множеством показательных деталей и подробностей, привезенных из «прекрасного далека», размышления о жизни - и не только заграничной, но и нашей, русской.

Замечу, что «Сокровища» выпущены на первый грант губернатора области, предназначенный для молодых писателей. Такой проект - уникальный, может быть, единственный в России. Тем более радостно, что «грантовские» сто тысяч потрачены на книгу безусловно достойную, интересную.

Стихи - хороши, подчас - очень просты, а порой причудливо образны (одни названия чего стоят - «Маньяк, «Палач»). Но и простота Виноградова-поэта нежданно оборачивается глубиной и ясностью мысли. Таков «Век пластика» и некоторые другие вещи, образно и точно рассказывающие о нашей нынешней жизни. Мне очень симпатична в стихах Ильи ирония, а еще больше - самоирония, которой всем нам, пишущим, очень недостает. Впрочем, иногда ирония и самоирония оборачиваются едким сарказмом, в том числе и по отношению к самому себе:

Знать, мои не знатны корни -

На господ тружусь, как встарь:

Писарь-журналист придворный,

Крепостной пресс-секретарь.

Дом в залоге мой панельный,

Долг гашу едва дыша...

Лишь поэт во мне ничейный -

Божья, так сказать, душа.

За плечами Ильи - основательная стихотворная школа, занятия в мурманском областном литературном объединении, в том числе и в те времена, когда ЛИТО руководили признанные мэтры Виталий Маслов и Виктор Тимофеев.

Эта школа поэзии очень хорошо помогает Илье Виноградову и в прозе. Он прекрасно чувствует язык, четко выдерживает композицию и ритм, который в прозаических произведениях, пусть не всегда столь очевиден, как в поэзии, но - не менее важен.

В лучших своих вещах Илья создает собственный художественный мир на границе реальности и фантастики. О своих героях и их жизни автору удается рассказать объемно и ярко, не чураясь при этом гротеска и доброй иронии. Интересный момент: создаваемые им люди и положения кажутся порой совершенно несбыточными, почти сказочными, но, повторюсь, они всегда существуют бок о бок с живой реальностью. Его кажущиеся порой совсем уж фантастическими истории вдруг оказываются нам знакомы, в его внешне диковинных персонажах мы подчас легко угадываем соседей по подъезду, а то и самих себя. Да-да, нужно только внимательней присмотреться, вглядеться в то, что представляет нам Виноградов.

Да, стихи из новой его книги порой хороши, но, думаю, наибольший успех ждет автора в прозе. Тому порукой - и те рассказы, что опубликованы в книге, и те, что Виноградов пишет сейчас. Если для первых характерны гротеск, действие там, повторюсь, часто происходило на грани двух миров - выдуманного, фантастического и реального, то в некоторых новых своих вещах Илья последовательно реалистичен, работает в традициях лучших образцов отечественной прозы, когда в пространстве короткого текста (на страничку! - как раз один такой мы сегодня публикуем) очень точно, зримо нам явлены обычные, «маленькие» люди, пронзительно и ярко рассказано о их бедах и радостях.

Так что, книга - это, конечно, хорошо. Но она уже - позади. Мне очень интересно, что Илья Виноградов напишет завтра. Думаю, ему уже сейчас стоит задуматься о новой книге. Или - книгах.

Опубликованное в этой книге видится мне не постройкой, не зданием, а неким живым организмом, где стихи - голова, рассказы - туловище, а туристические зарисовки - хвост. Но все - связано, все - едино, как и положено, как и бывает в действующем организме, поскольку автор нигде не отказывается от своей главной, безусловно благородной литературной, да и чисто человеческой задачи: силу слабых постичь, красоту неприметных понять. И принять.

Владимир Семенов, писатель.

Слишком плавно

На вокзале чувствовался запах поезда - дыма, еды, пыли, тесного скопления людей и еще чего-то, чему нет названия. Народу толпилось много, однако в кассу стояли только двое: молодой военный и худая женщина лет тридцати с наскоро забранными в пучок на затылке волосами, скромным макияжем на бледноватом лице и чуть припухшими, как при нехватке сна, глазами.

К ним подошел высокий, крепко сбитый, розоволицый мужчина. У него были богатые, хотя уже осветленные сединой усы. Сразу обратился к женщине:

- Девушка, пропустите, пожалуйста, на отходящий. У сына, Димы, завтра торжественное вручение диплома - шутка ли, пять лет в другом городе отучился! - а он, представьте, только сегодня сообщил. Как будто собственных родителей стесняется! Для отца это же такое событие: сына на крыло поставить. Вы молодая, дети, наверно, маленькие, вам пока не понять, какая это радость!

- Я тоже на отходящий, - ответила женщина негромко, как бы извиняясь.

- Пропустите все-таки. Даже собраться не успел, оделся - и бегом. Еще бы в киоск заскочить, что-нибудь купить в дорогу. Радость такая у меня! Ведь молодец мой Дима, а?

- Да, действительно молодец, поздравляю вас, - не очень эмоционально, но вежливо поддержала она разговор и посторонилась, пуская к кассе.

Он успел купить билет, дойти до киоска с продуктами и киоска с кроссвордами, выпил в буфете минеральной воды, потом постоял на перроне, наслаждаясь хорошей погодой, пока проводница, энергичная и громкая, не прикрикнула на него:

- Мужчина с красивыми усами, заходим в поезд!

Пробираясь по узкому коридору плацкартного вагона, увидел пропустившую в кассу женщину, та сидела, отвернувшись к окну. Хотел что-то сказать - не то поблагодарить, не то извиниться, - но не нашел, с чего начать, и решил заглянуть позже. В своем купе зацепился языками с соседями и проболтал с ними, во всех подробностях рассказывая про дипломированного сына и вполуха слушая про их детей, пока проводница не погасила свет. Покупки не пригодились: попутчики угостили домашней едой, а до журналов за разговорами дело не дошло.

Спалось замечательно. Не холодно и не душно, полка - мягкая и удобная, а на станциях машинист умело тормозил и трогался, так что вагоны не толкали и не дергали друг друга. Поезд быстро и плавно шел, неся пассажиров каждого к своей цели.

Он открыл глаза до рассвета, отдохнувший и в отличном настроении. Услышал, что проводница возится с титаном, и направился к ней: хотелось не чая, а с кем-то говорить и делиться радостью. Проходя мимо купе, где расположилась женщина из очереди, в полутьме разглядел пустую полку.

- А что, во втором купе уже никого? - поинтересовался он у вагононачальницы, чтобы завязать беседу.

- Вы про ту, что на похороны матери ехала? Сорок минут назад сошла.

- Как на похороны? Откуда вы знаете? - не поверил он.

- От нее и знаю. Ночью тут стояла, где вы сейчас, и плакала. Я услышала, выхожу: что случилось? Отвечает: «Так, личное. Извините, что сюда пришла, не хотела людей рядом беспокоить». Я все-таки добилась про похороны, хотя, может, и зря наседала, такое горе у нее… Но мне же надо за своими пассажирами следить, мало ли что.

Проводница ушла к себе, а мужчина остался стоять у титана, глядя в окно, где в седых утренних сумерках мало что было видно. Вагон спал, поезд шел быстро и плавно. Слишком плавно.

Илья ВИНОГРАДОВ.

Фото:
Дмитрий КОРЖОВ