Тем, кто уже побывал на балете «Корсар» Адольфа Адана, которым петрозаводские артисты открыли гастроли, не надо рассказывать о великолепных декорациях и костюмах этой постановки. Спектакли шли без купюр и с огромным успехом. Несмотря на немалые цены на билеты, зал был полон.

Перед началом балета за кулисами театра, в потаенной части, куда зрителю не положено заглядывать, шла кропотливая работа. Были наглажены и отпарены сотни костюмов (только в «Корсаре» балерины сменили наряды шесть раз). Три гримера сделали 33 кички - по числу артисток, задействованных в балете.

За час до «Корсара» на сцене заканчивали монтировать громоздкие декорации. А на танцевальном линолеуме лежали в растяжке балетные. В кулисах в немыслимой для обычного человека позе распластался японец - щупленький, похожий на подростка.

- Это Такахиро Цубо, у него сегодня самая сложная партия. Он играет Али. Вы увидите, - шепчет мне замдиректора по информации и связям с общественностью театра Надежда Громова.

Позже за пять минут до того, как открылся занавес, молодая зрительница громко возмущалась, глядя в программку: «Ты посмотри, какие имена-фамилии, язык сломаешь! Одни иностранцы! Ой, и японцы!»

Японцев действительно в труппе много. Русская балетная школа в мире по-прежнему в чести. А у японцев считается делом престижа окончить хореографическое училище в России. Правда, на работу в Японии им потом устроиться трудно - балетных трупп там раз-два и обчелся. А в Петрозаводск они, впрочем, как и представители Сербии, Узбекистана, Румынии, Армении, едут к известному хореографу, художественному руководителю балета Кириллу Симонову.

Симонов прилетел в Мурманск утром в день спектакля, провел репетицию и вечерний спектакль, а уже на другой день улетел в Саратов - работать над новым проектом. Кстати, именно он ставил хореографические номера в фильме «Мастер и Маргарита» и был хореографом чемпиона Олимпийских игр Евгения Плющенко.

Выступление маленького японца Такахиро стало настоящей сенсацией. Аплодируя ему без устали, мурманчане и не догадывались, что танцовщик, исполняющий сложнейшие пируэты и поддержки, пришел в театр только этим летом. И в Мурманске состоялся его дебют!

А норвежец Йорн Фоссхейм - дирижер оркестра - в Мурманске не впервые. Лет десять назад гастролировал здесь как пианист. Но в нашем драмтеатре до сих пор не бывал. И очень волновался, поместятся ли его 50 оркестрантов в оркестровую яму. Говорят, когда петрозаводский театр приезжал к нам два года назад, была даже мысль снять первый ряд кресел и расположить там часть оркестра. Но, как и на сей раз, все разместились и заставляли зал смеяться и плакать под музыку Пуччини, сопереживая Чио-Чио-сан - мадам Баттерфляй.

- Десять месяцев назад была премьера, - на ломанном русском поясняет мне Йорн. - Мы три недели репетировали.

- За такой короткий срок можно поставить оперу?

- Можно, да. Оркестр раньше играл концертную версию. Юрий Александров с нами работал (народный артист России, художественный руководитель оперы Музыкального театра Карелии, президент ассоциации музыкальных театров России. - Прим. автора). А он очень занят, поэтому репетиции, репетиции… Утро-вечер, утро-вечер. Это очень сложная опера, она трудная для оркестра и многого требует от солистов.

Вчера Чио-Чио-сан пела Анастасия Аверина, а в субботу ее сменит Татьяна Еремина.

- Эта партия большая по объему, с частыми перепадами от низких к высоким нотам, - она трудна еще и по степени эмоционального напряжения, - говорит Анастасия Аверина. - По сути, вся опера держится на Баттерфляй. К тому же я сама мать, моей дочке пять лет, и не могу не сопереживать героине, когда она прощается с сыном перед смертью.

Директор Музыкального театра Карелии Елена Ларионова, прощаясь, рассказала такую историю:

- Звонит мне на днях приятельница и говорит, что была в Милане, и очень хотела попасть в Ла Скала, но не смогла достать билет. Никогда в оперу ни в Петрозаводске, ни в Москве, ни в Петербурге не ходила. И вдруг поняла, сколько людей любят оперу. Так что, да, есть такая мода! И это очень хорошо.

Виктория ЛИПИНСКАЯ