Александра Магерова - восходящая звезда российского джаза. Четыре года назад она дала первый концерт в Москве, с тех пор является непременной участницей престижных фестивалей, засветилась в финале «Евровидения», но осталась в джазовом контексте, преподает вокал в Классической академии имени Маймонида, которую сама окончила. Красивая, яркая, с сильным завораживающим голосом, на днях она второй раз за год выступала в Мурманске. А приезжает сюда намного чаще: Саша - наша землячка, родом из Североморска. Там родители, друзья и самое любимое на свете море.

- Самое главное - цель. Чего ты хочешь? Если научиться хорошо петь, значит, надо поступать, - накануне концерта Саша наставляет старшекурсников Мурманского колледжа искусств, где училась когда-то на дирижерско-хоровом отделении. Ее собеседницы собираются и одновременно страшатся покорять Москву - а вдруг, мол, не поступят.

Что самое трудное для молодого, попавшего в столицу? Соблюсти грань между мечтой и необходимостью зарабатывать на жизнь.

- Да приезжайте, дам вам телефоны, познакомлю с преподавателями, проконсультирую, - убеждает Саша. Она по собственному опыту знает, что значит приехать из маленького городка в столицу и не потеряться там. Правда, никакой драмы в этом приключении не видит, хоть поступила в академию не с первого раза, успев поработать год, учась на вечернем.

- Москва - это вообще не вопрос выживания. Важнее всего - настроить себя. У меня не было раздумий, будет ли тяжело, когда ехала поступать.

Свой первый бэнд, так получилось, Магерова сколотила в собственный день рождения. С тех пор сменила несколько составов, к слову, ребята из того, первого, именинного, сейчас играют с певицей Елкой. Саша выступала с ними два года кряду, потом вокруг нее объединились еще несколько молодых музыкантов.

- Первые наши составы были довольно плотные, числом до девяти человек: с боковой секцией, бэк-вокалистом, диджеями, - вспоминает наша собеседница. - Но потом захотелось более прозрачного звучания. И в последнее время я работаю с камерным акустическим составом - хорошими московскими музыкантами: перкуссия, гитара, контрабас, флейта и труба. Знаете, плотный состав - барабаны-дудки - не то чтобы совсем уж танцевальная история, но она нацелена на то, чтоб аудитория не только слушала, а еще и пластически реагировала. Должна вызывать на разговор не только душу, но и тело... А мне хотелось, чтоб более рельефным стало именно внутреннее содержание музыки, лирики. Камерным составом этого достичь легче.

Саша пишет и поет исключительно на английском. Почему? Сама удивляется, учитывая, что язык знает не в совершенстве.

- Я даже плохо на нем разговариваю, - признается Александра. - Поэтому все свои тексты сначала отдаю на проверку лингвистам или носителям языка. Англоязычная поэзия - это не коммерческий ход, не в угоду моде. Как известно, дух дышит где хочет. А ко мне почему-то приходят песни на английском - значит, такое воплощение духа. Знаете, была даже забавная история, я в песне использовала слово «ununderstandable» - «непознаваемый». А друг мне и говорит: «Нет такого слова». Ну, нет значит нет. И представляете, перелопатив массу словарей, я его все-таки нашла! То есть я его не знала, и даже специалист не знал, но в песне оно возникло.

Сашу Магерову называют одной из самых солнечных российских певиц - таковы ее тексты, лирические и жизнеутверждающие одновременно, да и сама она, на сцене и вне, излучает массу энергии. В Мурманске она второй раз подряд делает совместную программу с местными музыкантами - бывшими однокашниками и нынешними студентами колледжа. Пока готовили программу, она заряжала их драйвом и засыпала комплиментами. Когда называют звездой, Саша удивляется:

- С чего это я звезда? Нам педагог всегда говорил: «Запомните: звезды - на небе!» Я вообще не пишу музыку, я пишу песенки. Когда слушаешь, скажем, 4-й фортепианный концерт Рахманинова - да, это музыка. Но глупо после этого называть себя композитором.

Основные площадки Сашиных выступлений - музыкальные клубы двух столиц. И если туда приходит в основном подготовленная публика, то на выездах случается всякое. Но к неприятным сюрпризам вроде звона бокалов за ближайшим столиком, телефонного звонка на весь зал или просто отказавшей аппаратуры на сцене она относится спокойно.

- Нужно быть независимым от реакции зала. Не пытаться понравиться всем, угодить каждому столику. Нужны внутреннее спокойствие, искренность. Это так же, как со студентами. Когда прихожу на занятия, я тоже не всем одинаково интересна со своими знаниями. Что делать? Увлечь - и образовывать! Так и на концерте: бывает, в первом ряду сидит человек, который все слова моих песен знает наизусть. А бывает... Звезда американского соула Эрика Баду - настоящая королева - давала концерт в Барвихе. Пафосное выступление, дорогой концерт, так вот люди в вип-зоне прямо перед ней преспокойно звенели стаканами. Им было все равно. Так если даже Эрика Баду или, скажем, Борис Гребенщиков попадают в такие ситуации, почему я должна жаловаться? А вот на фестивалях, когда, например, люди приходят на конкретную зарубежную команду, а до этого им приходится два часа слушать меня, всегда интересно. Видно, как они приглядываются... А потом чувствуешь, как они оттаивают, чувствуешь, насколько становится тепло.

Что самое трудное для молодого, попавшего в столицу? Александра, глядя на своих студентов, полагает: соблюсти грань между мечтой и необходимостью зарабатывать на жизнь.

- У каждого из начинающих есть мечта, но за пять лет верными ей остаются полпроцента. Рано или поздно приходится отвечать на вопрос, хочу ли я делать то, что люблю, или зарабатывать? Я это знаю по тем друзьям, хорошим инструменталистам, которые ушли в поп-музыку, стали аккомпанировать поп-артистам. Хороший и стабильный доход, жирное, теплое место. Только играешь по десять-двадцать лет одно и то же. Дело в другом, даже Шостакович был тапером в кинотеатре... Так что, наверное, главное - не сбиваться с пути.

Саша - молодая мама, дочке - три с половиной годика, поэтому пока длительные частые путешествия затруднительны. Но на Север выбраться Саша все же успела за год раз пять.

- Как сильно я скучаю, понимаю, только когда приезжаю. Есть у нас в Североморске то, чего не хватает в Москве. Осознаю это, когда вижу тот залив, на который восемнадцать лет кряду смотрела из окна, море, причалы, северную осень...

Татьяна БРИЦКАЯ.