Даниил Спиваковский - один из любимцев женской аудитории. Едва ли не каждая сыгранная им роль врезается в память. При этом талантливый актер так умно распоряжается временем, что его хватает не только на работу, но и на любимую семью, в которой подрастают трое детей: шестилетняя дочь Даша, трехлетний Даня и Андрюша, которому всего год и четыре месяца.

«Мои герои на меня не похожи»

- Правда, что благодаря рассказам мамы о своей профессии психолога вы тоже сначала хотели стать психологом?

- Я не просто хотел, я им стал! Я окончил факультет психологии МГУ. Так что диплом психолога где-то далеко в ящике у меня лежит. Но психологом себя не считаю. Прежде всего я актер. Но при этом, можно сказать, реализовал и мечту мамы, а теперь занимаюсь своей профессией.

- Знания, полученные на факультете психологии, вам помогают на сцене, в кино?

- Нет, не помогают. Они - как некий дополнительный опыт, хотя, конечно, чем-то обогатили мою фантазию, личность. Вот чем актер в первую очередь делится со зрителями? Своим жизненным опытом, своей культурой, вкусом, воспитанием и многим другим. Получив роль, я не обращаюсь к каким-то психологическим учебникам или методикам.

- Что касается ролей: кого вам интереснее играть - отрицательных персонажей или положительных?

- Мне интересно играть все! Все роли сложны по-своему. И я рад, что мне довелось сыграть довольно разные типажи. Да, в моем списке есть и некоторое количество негодяев, и положительных недотеп. Есть еще примерные семьянины, исторические персонажи. Все жанры хороши - и это относится и к кино, и к театру. И то, что режиссеры меня видят в разных амплуа, - это здорово.

- Семьянина вам, наверное, легко играть? Ведь в жизни вы примерный семьянин.

- Это совершенно разные вещи. Жизнь человека в быту и в семье - это одно, а роли - совершенно другое. Тут нет никакой аналогии. Вообще все герои, которых мне довелось сыграть, не очень на меня похожи. Я человек, который скрывает свои эмоции, поэтому люблю лицедейство, перевоплощение, грим, костюмы.

- Вам даже Гитлера довелось сыграть…

- И его, да. У меня, повторюсь, целый ряд отрицательных персонажей! Но я пытаюсь отыскать в их характере то, чем они оправдывают свои поступки. Что касается Гитлера, то тут я не был, как говорится, «адвокатом своей роли». Этот человек вне всяких сомнений обладал какими-то гипнотическими способностями и дарованиями. Столько лет вести за собой такое количество людей… И ведь эти уникальные качества он направил на разрушение и остался в истории мира как один из главных злодеев. А мог бы - в божественное. Мне было интересно исследовать эту личность.

- Примечательно, что несколько раз вы сыграли хирургов...

- Да, и на съемочной площадке всегда были консультанты - хирурги, которые объясняли мне, в какой руке нужно держать скальпель, как точно называется тот или иной медицинский инструмент, на какие аппараты в операционной нужно обращать внимание, как мыть руки, как снимать халат… Было безумно интересно получить эти навыки. Еще у меня есть целый ряд ролей, связанных с войной, где я стреляю из разного вида оружия. Тут мне помогла моя служба. Я два года служил в армии!

- Чему научила армейская жизнь?

- Держать удар, быть более жестким. У меня очень хорошие воспоминания об армии, до сих пор общаюсь со своими сослуживцами. Они, кстати, всегда поздравляют меня с днем рождения, следят за моими ролями, иногда приходят на спектакли.

- Какую из своих ролей вы можете назвать самой сложной?

- Моя самая сложная роль - это роль папы. Все время думаю, как мне правильно воспитать моих троих детей, направить, объяснить им, что хорошо и что плохо. Они быстро растут, двое старших уже непослушные - и третий за ними тянется.

- А в профессии?

- Трудно выделить какую-то одну роль - все сложные по-своему, и я с ними справлюсь. А вот роль папы… Придется повозиться!

- А бывает так, что вы перенимаете что-то от своих героев - например, черту характера, которая вам особенно понравилась?

- Нет, и это мой принцип. Я считаю, что не роль должна двигать актера, а актер должен управлять ролью и манипулировать своим персонажем. Скорее, я даю роли что-то свое, частичку себя, даже перевоплощаясь в кого-то другого. А если роль начинает доминировать - это уже непрофессионально. Актер должен уметь входить в роль - и так же должен уметь выходить из нее.

- У многих актеров есть роли, которые они считают своими визитными карточками. А у вас есть такая?

- Затрудняюсь ответить. Роли были разные. Зато были какие-то поворотные, судьбоносные встречи, например, с моим учителем, режиссером Андреем Александровичем Гончаровым. И я, будучи студентом третьего курса, играл в театре им. Маяковского, а заканчивая курс, уже играл в четырех спектаклях. Был автоматически принят в труппу. Здесь и работаю до сих пор.

- Как у вас складывались отношения с кино?

- Кино обратило на меня внимание поздно - мне было уже тридцать три года. И роль, которая оказалась поворотной, - в фильме «Мой сводный брат Франкенштейн» Валерия Тодоровского. Наверное, ее можно назвать моей визитной карточкой в кино - хотя потом были роли не менее глубокие и значимые для меня.

В семье должно быть равноправие

- Вы своих детей ругаете?

- Я их больше балую. Хотя могу и повысить голос, если надо. Но дети как-то с иронией к этому относятся. Если я вдруг их поругаю - моя жена Света говорит: «Папа ругается - всё, небеса разверзлись!»...

- А кем бы вам хотелось видеть их в будущем?

- Наша со Светой задача - познакомить их с разными сферами жизни, чтобы они потом сами сделали свой выбор. Мы ни в коем случае не будем ни на чем настаивать.

- Ваша жена сейчас получает высшее образование, она будет профессиональным дизайнером интерьеров. Но многие мужчины считают, что жене необязательно работать и учиться - достаточно быть хорошей хозяйкой. Как вы на это смотрите?

- Обязательно должно быть равноправие. Света сейчас на пятом курсе, следующий год у нее дипломный, но она уже делает определенные успехи. Даша родилась до того, как она поступила, а мальчики - когда она уже училась. И жена не брала декретный отпуск!

- Вы помогали ей управляться с детьми?

- Ну конечно! Когда мы с ней встретились, я уже состоялся как актер, у нас разница 18 лет. Но могу сказать, что Света - большая молодец, у нее уже есть несколько заказов. Она и мне сейчас помогает - читает сценарии, которые мне предлагают, что-то советует. И со мной советуется по поводу своих проектов.

- А правда, что ваши знакомые режиссеры хотели снять фильм «по мотивам» вашей истории любви?

- Предлагали написать сценарий «по нашей встрече». Я тогда летел в Петербург, увидел ее, а она держала меня на дистанции... Но видите - у нас все очень счастливо закончилось! Возможно, мы когда-нибудь сами напишем нашу историю. На это нужно время, не так просто написать хороший сценарий.

- А предложение ей как сделали? Помните?

- Встретились мы в самолете, а предложение я сделал в поезде Петербург - Москва! Она, конечно, понимала, что все к этому идет… Правда, до Москвы я не доехал, вышел в Твери, там я снимался в одной картине. А Свету на вокзале встретил мой приятель и отвез ее ко мне домой.

- Почему же вы до дома не потерпели - сделали ей предложение в поезде?

- Так получилось. И так интереснее! Будет что детям рассказать.

- У вас насыщенный рабочий график и жена-студентка, и трое детей… А для романтики время остается?

- Конечно! Мы посещаем со Светой разные премьеры, она часто ездит со мной - например, была на гастролях в Америке, Израиле, Германии, Чехии… А детей на это время оставляем с бабушками и нянями.

Слава - это часть профессии

- Вы как-то признались, что слава вам приятна. А кроме этого есть еще какие-то плюсы в известности?

- То, что актера узнают на улицах и берут у него автографы, это нормально, это элемент профессии. Но я звездной болезнью не инфицирован - я хорошо воспитан и к известности отношусь трезво и спокойно. Получаю ли какие-то дивиденды от этого? Наверное, исключительно в бытовом плане - скажем, инспектор ДПС меня может отпустить, просто пожурив и не взяв штраф, или в ЖЭКе относятся с пониманием и улыбкой, когда дают ту или иную справку. Но я не могу сказать, что пользуюсь своим именем.

- А в общественном транспорте можете спокойно проехать?

- Я езжу на автомобиле, но могу поехать и на метро, и на электричке. И это очень выручает, потому что иногда так быстрее до места доберешься. Кепочку надвигаю на глаза - и вперед!

- Наверняка вас и в кепке узнают?

- Узнают. Толпы вокруг меня не возникает, но могут схватить за локоть, попросить сфотографироваться на телефон, оставить автограф - такое бывает. И это нормально, как я уже говорил - элемент профессии.

- Этим летом вам удалось где-то отдохнуть?

- Да, три недели мне удалось побыть со своей семьей. Мы традиционно отдыхаем в одной теплой европейской стране, где у нас есть недвижимость. Дети все лето проводят там с мамой и бабушками, а я езжу туда-сюда между съемками и спектаклями. А тут - целых три недели в августе! Так что я зарядился положительной энергией на весь будущий год. Это был мой самый замечательный отпуск.

- А начало учебного года у вас связано с какими-то событиями?

- Какие-то свои воспоминания есть… Моя Даша пойдет в первый класс в следующем году, и я думаю, что именно это 1 сентября будет для меня главным. Потом в школу пойдет Даня, потом - Андрей… А сейчас я возглавляю актерский курс в Московском институте телевидения и радиовещания «Останкино», и в этом году у меня там уже второй набор. За своих выпускников я очень горд. И мечтаю о том, чтобы сделать с ними свой театр.

Фото:
Фото Вадима Тараканова (ИА «Столица»).
Ирина ЛЕВКОВИЧ. (ИА «Столица»).