- Лишнего билетика не найдется? 25 декабря 1999 года в Мурманске на Пяти Углах услышать такое было... Нет, совсем не удивительно. Тогда областная филармония пережила давно забытый к тому времени аншлаг. Впервые перед северянами выступал новорожденный оркестр под управлением Дамиана Йорио - талантливого италоангло-российского дирижера. Итальянца из Лондона с прекрасной петербургской школой дирижирования.

Ребенок подрос, но скучает по папе

- Официально 15-летие оркестра 25-го числа, но на самом деле первые концерты состоялись раньше - в Полярных Зорях и Мончегорске, - вспоминает концертмейстер коллектива, первая скрипка Дмитрий Гилев. - Впрочем, по большому счету оркестр в разных формах существовал и раньше, в 1994 году была попытка официально сделать его филармоническим, но он так и остался внештатным коллективом. Лишь пять лет спустя усилия увенчались успехом, и в филармонии появились 24 штатные единицы оркестрантов. Это были известные в Мурманске музыканты, с иными из которых лично я играю вместе уже более сорока лет. Например, с Александром Краплей впервые встретился году в семидесятом, в оркестре народного музыкального театра ДК Кирова. Играли там оперетту, хотя иногда случались и симфонические проекты.

Скрипач Александр Крапля, хорошо известный заполярным меломанам, далеко не единственный старожил в оркестре. Правда, не все те, кто был в «стартовой команде», сейчас выходят на сцену. До сих пор, например, жаль расставания с талантливой виолончелисткой Светланой Осягиной, которая буквально жила музыкой - перед концертами, бывало, и ночевала в репетиционной. Зайдешь в любое время суток в знакомое мурманчанам здание на улице Софьи Перовской, и первое, что услышишь, - плачущий голос ее виолончели. Несколько лет назад Светлана эмигрировала, и голос инструмента звучит теперь в Германии. А в Мурманске его не хватает.

Разумеется, главный человек, по которому скучают оркестранты, - Дамиан. «Папа» музыкального коллектива, впрочем, свое детище не забывает. На прошлом юбилейном концерте, пять лет назад, он вновь встал за дирижерский пульт. Но его карьера давно ушла вперед, сейчас Йорио - признанный мастер, работает с ведущими оркестрами мира. В России тоже бывает, не так давно дирижировал в московской Геликон-опере. С нашей страной и с Мурманском, как, возможно, помнят читатели «Мурманского вестника», у Дамиана еще и родственная связь - отсюда родом его жена Наталья, родившая уже двоих сыновей. Оба мальчика говорят на русском и занимаются музыкой.

Шесть лет с Дамианом - для нашего оркестра грандиозный опыт. Дмитрий Гилев считает: эти бесценные уроки и сейчас помогают.

- Мы благодарны судьбе, что Дамиан с нами занимался столь долгое время, - говорит мой собеседник. - Он заложил глубокие основы нашей оркестровой работы. Да, он любит тщательно шлифовать каждую деталь, разбирать каждое вступление, отмечая, что удалось, а что нет. Сначала многим трудно было войти в струю таких интенсивных занятий. Но с ним было интересно. Любой музыкант ценит, когда с ним работают по-настоящему. Хорошо, если есть постоянный дирижер, который всегда думает о своем оркестре...

Музыкантам нужна... крыша

Некоторая грусть в последней фразе Гилева - от того, что нынче у оркестра нет главного дирижера. После Йорио это место занимали норвежец Терье Бойе Хансен, финн Юкка-Пекка Куусела, но сейчас оркестр работает только с приглашенными маэстро. В такой ситуации многие российские коллективы, хотя есть в ней и свои плюсы, среди которых концертмейстер называет знакомство со всем спектром современной мировой музыкальной культуры. Каждый новый гость привносит свое.

Более серьезная проблема - кадровый голод. Да-да, в музыке он тоже есть, и серьезный. Для выступлений в симфоническом составе приходится приглашать инструменталистов из других городов. Да и струнники за пятнадцать лет не помолодели, а ощутимого притока свежей крови нет. Причина банальна - отсутствие служебного жилья. Молодые, может, и хотели бы приехать на Север, но как тут работать без крыши над головой? А оплачивать съемную квартиру мало кто готов.

- Мы знаем, что в некоторых регионах такое жилье приезжающим музыкантам предоставляют. Почему бы и у нас так не сделать? - рассуждает Гилев. - Да, для этого нужна помощь власти, нужны вложения, но я убежден, что эти сравнительно небольшие затраты оправданны. Это не так дорого, как всякий раз оплачивать людям дорогу и гостиницы, тем более сейчас все дорожает... Ведь у нас есть исполнители, которых вообще некем заменить в случае болезни. Бывало, накануне концертов приходилось срочно звать музыкантов из Москвы, даже дирижеров иногда меняли. А если к нам приедут молодые музыканты на постоянную работу, уверен, они и колледжу искусств пригодились бы.

Работа в симфоническом составе, для которого нужны новые кадры, открыла оркестру дорогу к оперной музыке. Северяне помнят, как много великих опер было исполнено в зале филармонии в концертном варианте. А началось все в 2000 году с «Тоски» - совместного проекта с Норвежской национальной оперой. Причем та постановка на сцене областного драмтеатра была даже не концертным вариантом, а полноценным спектаклем!

Стиль «как на стройке»

Сейчас планировать крупные проекты затруднительно. Как известно, в здании филармонии ремонт и музыканты стали кочевниками. Субботний, юбилейный концерт прошел в зале колледжа искусств - маленьком и, что греха таить, не очень-то уютном. Главное, конечно, музыка, но все же. А вот следующий, февральский концерт будет в зале ДК моряков, и Гилев советует бежать за билетами, больно программа хороша - две Детские симфонии Моцарта и его же Концертная симфония для скрипки и альта.

- У нас недавно была первая оркестровая репетиция, прошло прекрасно. Там отличный звук! - восклицает Дмитрий Гилев. - Я помню этот зал еще в советские времена, когда пел в хоре Валерия Иванова, так вот зал считался лучшим в Мурманске по качеству акустики. Конечно, сцена и освещение требуют ремонта, но звук великолепный!

Коллеги подсказывают собеседнику: натуральная акустика-то хороша, а сцену начнут «одевать» - повесят шторы, занавес, чтоб закрыть торчащую арматуру...

- Это будет ужасно! - эмоционально реагирует музыкант. - Нельзя этого делать! Портьерами просто убивают акустику. Мы ищем резонанс, а нам его глушат... Арматура? Ну и что? Стиль «как на стройке» сейчас очень моден, я, кстати, не шучу. Он действительно привносит долю нереальности происходящего, люди такую атмосферу создают за большие деньги, ищут подобные места, какую-нибудь некрашеную кирпичную стену, чтобы на ее фоне играть классическую музыку. Перформанс. К тому же архитектор, проектируя зал, планирует натуральную акустику, а мы ее портим этими тряпками.

В общем, пока мы разговаривали, у концертмейстера, кажется, созрел план маленькой дизайнерской революции в зале ДК. В конце концов меломаны приходят не посмотреть, а послушать. Значит, звук здесь - в главной роли. Порассуждав об этом, Гилев вновь переходит на шутку:

- А знаете, что мы первое делали в нашем домашнем зале перед репетицией? Портьеры отдергивали. Какие-то старательные люди приходили и задергивали вновь. И так каждый раз. Потом портьеры повесили в два ряда, чтоб нам сложнее было, наверное.

Татьяна БРИЦКАЯ